Телемедицина – очередные разработки россиян

Что может телемедицина в России в 2018 году — Будущее на vc.ru

Как изменился рынок после принятия закона о телемедицине и кто может дистанционно обращаться к врачу.

Несмотря на то, что телемедицина в России развивается с 1960-х годов прошлого столетия, о её регулировании на государственном уровне задумались только в прошлом году. С 1 января 2018 года в силу вступил закон о телемедицине.

Основные игроки на рынке телемедицины

Клиники с офлайн-услугами

Это медицинские центры в самом классическом их понимании, к которым мы все привыкли. В таких клиниках есть штатные врачи, которые принимают пациентов в сертифицированных кабинетах и, как правило, в свободное от очных консультаций время могут консультировать дистанционно. К таким относятся «Доктор рядом», «АВС-медицина», Qapsula и другие.

У офлайн-клиник есть медицинская лицензия, и стоимость онлайн-консультации обычно равна стоимости очной. Тем не менее даже такие клиники по закону имеют право ставить диагнозы только при личной встрече с пациентом.

Маркетплейсы или агрегаторы с функцией записи к врачу

Маркетплейсы или агрегаторы — это сервисы, которые предоставляют офлайн-больницам возможность с помощью своей системы вести телеконсультации и находить дистанционных пациентов.

Задача таких проектов ­— сделать работу врачей и клиник более прозрачной для клиентов, дать пациентам возможность найти нужных врачей, а также упростить процесс записи на приём к выбранному доктору. К подобным относятся DocDoc, Doctor Smart, «Здоровье Mail.ru», «Медкомпас», и другие.

На маркетплейсах запись к врачу и консультация — лишь одна из услуг, они также могут предоставлять возможность онлайн-покупки лекарств или любые другие в рамках закона. Сервисы выступают как технологические решения и не нуждаются в медицинской лицензии.

Провайдеры и разработчики

Такие организации являются площадкой для дистанционных врачебных консультаций от нескольких медицинских учреждений, в том числе институтов и государственных федеральных центров. Технологические решения этих компаний используют в своей работе маркетплейсы.

Провайдерам не нужно иметь медицинскую лицензию, так как консультации проводят доктора из лицензированных клиник. К таким сервисам можно отнести «Педиатр 24/7» и «Онлайн Доктор», разработчиком которых является компания «Мобильные Медицинские Технологии».

Монетизируются сервисы за счёт продажи абонементов и подписок, единоразовых консультаций пользователей и комиссии от продаж страховых продуктов, включающих телемедицину. Отличаются от маркетплейсов тем, что изначально приравнивают телемедицинскую консультацию к медицинской услуге и организовывают услуги самостоятельно.

Сервисы с предоставлением информационных услуг

Официально такие организации предоставляют не телемедицинские услуги, а информационные. Как и маркетплейсам, подобным компаниям не обязательно иметь медицинскую лицензию. Как правило, эти сервисы сотрудничают напрямую с людьми с профильным медицинским образованием. Монетизируются за счёт сервисного сбора — процента, который платит клиент за консультацию.

Представители информационных услуг на российском рынке — «Доктор на работе» и «Мобильный доктор».

Онлайн-клиники

Онлайн-клиники — это учреждения, которые предоставляют телемедицинские услуги и имеют медицинскую лицензию. К таким организациям напрямую относится закон о телемедицине, и они должны полностью его соблюдать — например, проводить телемедицинские консультации только в сертифицированном медицинском кабинете.

На сегодня в России только две подобных онлайн-клиники — это «Яндекс.Здоровье» и Doc+. Ещё в прошлом году «Яндекс.Здоровье» оказывала исключительно информационные консультации, а с января 2018 года компания получила медицинскую лицензию и может легально предоставлять телемедицинские услуги.

Сейчас, по словам представителей «Яндекс.Здоровья», компания находится на этапе трансформации в полноценную медицинскую компанию с собственной телемедицинской клиникой.

Телемедицинские платформы для офлайн-клиник

ИТ-платформы для телемедицинских консультаций, которые компании-разработчики продают клиникам. У подобных компаний нет собственных врачей или медицинской лицензии, они работают на b2b-рынке непосредственно с клиниками. В России подобные услуги предоставляют три организации — OnDoc, «Мобильные Медицинские Технологии» и iBolit.

Отдельно стоит выделить профессиональные социальные сети для врачей, например, «Доктор на работе» — закрытый сервис, доступ в который получают только лицензированные врачи. В соцсети врачи могут проводить профессиональные консультации между собой, что в итоге помогает лечащему врачу услышать разные точки зрения на проблему и принять правильное решение.

Такая соцсеть — один из немногих проектов, где телемедицина развивается в сегменте врач–врач.

«Ты не пройдёшь!» — что мешает телемедицине развиваться в России

Самое большое препятствие для роста телемедицинского бизнеса в России — жёсткое законодательное регулирование, которое ещё до конца не разработано.

По словам руководителя направления «Телемедицина» проекта «Доктор на работе» Ивана Картовицкого, рынок телемедицины в России сейчас в стадии поиска эффективной и прибыльной бизнес-модели. Вместо того чтобы эти начинания поддержать, Минздрав выбрал тактику ограничения.

В апреле 2018 года правительство утвердило правила взаимодействия между частными и государственными информационными системами.

Чтобы полноценно работать на рынке телемедицинских услуг, сервисам нужно интегрироваться с Единой государственной информационной системой в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ), а также идентифицировать пациентов через ЕСИА (портал госуслуг — vc.ru). Это влечёт за собой сразу несколько сложностей для развития бизнеса:

  • Первое — закон позволяет пользоваться телеконсультациями только тем гражданам, у которых есть подтверждённый аккаунт на портале госуслуг. По данным Картовицкого, только половина граждан России имеют аккаунты на сайте, из них лишь 25% подтверждены. То есть около 75% всех россиян не могут законно пользоваться телеконсультациями.
  • Второе — после интеграции сервиса с ЕГИСЗ полностью анонимная консультация фактически невозможна. По желанию пациента врач может не увидеть его персональные данные, но пациент должен войти в систему через госуслуги, то есть предоставить свои данные стороннему сервису. Это не добавляет телеконсультациям популярности среди потребителей.

Подключение к ЕСИА — сложная и долгая процедура. Сейчас к системе имеют доступ только страховые и банковские организации. По словам Картовицкого, чтобы подключиться к системе, компания должна составить заявку по специальной форме, а затем отправить её в Минздрав.

Минздрав отправляет эту заявку в профильный подкомитет, который и принимает решение, действительно ли этой конкретной организации нужно подключаться к системе, имеет ли она на это необходимые основания.

Комитет выносит решение, после чего заносит компанию в список для Роскомнадзора. Затем компания отправляет в Роскомнадзор запрос на подключение к ЕСИА и получает доступ. Это обязательное требование ко всем компаниям, которые хотят оказывать телемедицинские услуги.

Обратите внимание

Сейчас нет информации о том, что хотя бы одна компания, оказывающая телемедицинские услуги, успешно интегрировалась с ЕСИА. Таким образом, телемедицинские компании находятся в затруднительном положении.

Помимо того, что процесс интеграции очень долгий и, по оценкам участников, займёт около полугода, процедура ещё и обойдётся компаниям в копеечку — затраты на создание необходимых систем безопасности и сертификацию участники рынка оценивают в 1,5–7 млн рублей. Время покажет, все ли компании смогут выдержать такие расходы.

Представители «Яндекса» считают, что рынку телемедицины мешает развиваться запрет ставить диагноз и назначать лечение на онлайн-консультации. Основатель сервиса DocDoc Дмитрий Петрухин наоборот считает верным такое решение властей, ведь рынок приоткрыт и работать в нём можно.

Ещё одна трудность в телемедицинском бизнесе — отсутствие законодательно предусмотренных переходных периодов для компаний. То есть все законодательные требования, в том числе и интеграция с ЕГИЗС, по закону должны быть соблюдены ещё вчера. Но на практике это слишком долгий процесс и мало какие компании уже успели подключиться к системе.

Кроме сложностей с законодательством, бизнес дистанционной медицины сталкивается ещё и с другой проблемой — плохой информированностью россиян.

Возможно, именно совокупность всех этих нюансов не позволяет бизнесу быстро развиваться, что подтверждают довольно низкие цифры: по словам анонимного источника, на апрель 2018 года через «Яндекс.Здоровье» проводилось около 10 тысяч телеконсультаций в месяц.

По словам Дмитрия Петрухина, в среднем рынок растёт не более чем на 50% в год, а по прогнозам генерального директора «Мобильных медицинских технологий» Дениса Юдчица, по итогам 2018 года рынок телемедицины принесёт около 3 млрд рублей в год (против 1 млрд рублей в 2017 году).

Телемедицина в регионах

Сейчас компании не отслеживают, сколько телеконсультаций проходит в Москве и Санкт-Петербурге, а сколько — в регионах. Но, по мнению опрошенных экспертов, популярнее всего удалённые консультации именно в столицах.

Иван Картовицкий предполагает, что это связано с разницей в стоимости онлайн- и офлайн-консультаций, уровнем доходов и готовностью пользоваться платными медицинскими услугами.

Если в Москве до своей клиники можно ехать часами, и пациенты часто предпочитают просто созвониться с врачом, то в региональном городе до больницы можно добраться гораздо быстрее.

Важно

Тогда жители региона становятся перед выбором — либо пройтись недалеко до больницы и получить полную услугу, либо обратиться за телеконсультацией и получить неопределённый результат.

Кроме этого, стоит также вопрос и в цене — в Москве очная консультация у специалиста стоит в среднем две-три тысячи рублей и если воспользоваться дистанционной консультацией, стоимость которой от 800 до 1200 рублей, можно сэкономить. Жителям регионов посещение частного врача обойдётся в среднем в 500 рублей, и пользоваться дистанционной консультацией становится просто невыгодно.

Тем не менее Дмитрий Петрухин уверен, что у регионов есть большой потенциал.

Мнение Петрухина подтверждает и статистика сервиса «Педиатр 24/7» — по словам представителей компании, более 80% обращений поступает именно из регионов. Представители «Яндекс.Здоровья» рассказывают, что сервисом больше всего пользуются в Краснодаре, Самаре, Екатеринбурге и Нижнем Новгороде.

Что ждёт телемедицину в будущем

В первую очередь следует смотреть на американский рынок, который начал развиваться гораздо раньше. Например, телемедицина в США развернулась за счёт возможности пациента дистанционно получить диагноз и электронный рецепт. Возможно, Россия тоже пойдёт по этому пути.

Кроме этого, несмотря на уже довольно серьёзную конкуренцию на телемедицинском рынке, в России всё ещё есть место для новых игроков. Дмитрий Петрухин считает, что в будущем рынок разделится на множество сегментов: какие-то сервисы будут предоставлять только первичные консультации, а другие — только профильные (к примеру, в сфере гинекологии или кардиологии).

Для офлайн-клиник основатель DocDoc также видит возможность развиваться, позаимствовав бизнес-решение у западных коллег.

«В США, когда ты приходишь в клинику, а у неё нет нужного специалиста, есть возможность «арендовать» у другой клиники врача, который будет вас дистанционно консультировать и помогать ставить диагноз. Возможно, в скором времени так будут делать и у нас».

Тем не менее сооснователь сервиса Doctor Smart Павел Ройтберг рекомендует заходить на телемедицинский рынок только тем, у кого есть хорошие знания и экспертиза в области медицины, ИТ и интернет-бизнеса.

Иван Картовицкий считает, что перспективы телемедицины лежат в b2b-секторе, в частности в продажах продуктов корпорациям и крупным компаниям через их включение в страховые пакеты. Ещё одна, по мнению предпринимателя, свободная ниша на рынке — ОМС. Когда в компенсацию расходов по ОМС включат телемедицину, то это станет интересным для крупных игроков.

Несмотря на все сложности, и предприниматели и потребители позитивно смотрят на рынок онлайн-медицины. Об этом говорят положительные цифры: по данным «Мобильных медицинских технологий», за последние полгода более 70% обращений пациентов были повторными.

С этого года государство вывело телемедицину из серой зоны в область нормальных правовых отношений — это плюс. Вдобавок, у российских предпринимателей есть все шансы качественно развить этот рынок и заработать, ведь они могут ориентироваться на опыт западных стран.

#телемедицина #будущее

Источник: https://vc.ru/future/39963-chto-mozhet-telemedicina-v-rossii-v-2018-godu

Телемедицина в России

В настоящее время действующая телемедицина в России представлена определенными фрагментами, но, несомненно, зарождается и постепенно развивается. Можно рассмотреть особенности и отличительные черты телемедицины в Российской Федерации от той, что существует в Соединенных Штатах Америки или в Европе.

Во-первых, само здравоохранение в различных странах очень разнообразно, и в принципе телемедицина ложится на «рельсы» уже существующей системы охраны здоровья граждан.

Читайте также:  Скайнет расправил плечи

Потому, когда мы говорим о телемедицине в США, в Китае, в Японии или в странах Европы, мы не можем рассматривать ее отдельно от специфики здравоохранения там.

В какой-то стране она более давно развита, в какой-то – в меньшей степени.

Совет

Например, в США подавляющее большинство дистанционных визитов относится к повторной выписке рецептов.

В России такой проблемы нет, поскольку каждый человек может зайти в любую аптеку и купить себе, что захочет, кроме, разве что, наркотических препаратов.

Поэтому у нас, к сожалению, эта система не работает. Зато она применима в отношении льготных рецептов, когда надо выписать льготный препарат.

Основное наше отличие состоит в том, что 90% медицинских услуг в России оказываются на базе государственных лечебных учреждений. Государство покрывает расходы, связанные с получением медицинской помощи на базе этих учреждений, равно как и обязательное медицинское страхование.

В отличие от, допустим, Америки, у нас страховые компании не являются драйверами развития телемедицины. Количество страховых компаний, которые оказывают добровольное медицинское страхование и которые можно условно приблизить к системе страхования в других капиталистических странах, существуют в небольшом количестве.

В основном все услуги по переносу денег из бюджета через ОМС оказываются теми компаниями, которые не заинтересованы в развитии телемедицины.

Однако 10% услуг все же оказываются в частном секторе, и здесь ситуация уже лучше. Частный сектор в отличие от государственной системы здравоохранения заинтересован в дополнительных пациентах.

Обратите внимание

Ему нужны пациенты, которых можно привлечь к себе и удержать – качеством оказываемой помощи или какими-то дополнительными возможностями.

 К сожалению, в государственных ЛПУ этого нет, поскольку вся система здравоохранения построена так, что они не нуждаются в пациентах.

Более того, сами врачи в государственной системе здравоохранения являются заложниками этой ситуации. На это влияет, к примеру, тот факт, что на прием пациента отводится 12-15 минут. Людей очень много, и многие – пенсионного возраста, действительно нуждающиеся в медицинской помощи.

Они достаточно часто приходят в ЛПУ, могут где-то посидеть, поговорить друг с другом, что является определенным элементом социализации. Увы, в России много услуг, которые в государственных учреждениях не особо нужны – за них никто не платит за исключением ОМС, хотя здесь нет системы страхования, т.к.

это бюджетные деньги, выделяющиеся на регион.

Еще один аспект заключается в том, что в среднем 60% врачей в России находятся в предпенсионном и пенсионном возрасте, когда снижается способность гибко менять свое мнение, столь необходимая для эволюционного развития медицины и появления телемедицины. Кроме того, за исключением Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов, многие существуют в условиях кадрового дефицита. Именно поэтому сегодня лучше всего развивается частный сектор.

Увы, в настоящее время нередко подменяются понятия, и, например, лидогенерация выдается как телемедицина. Происходит просто направление пациента в какую-то больницу, когда человек заходит на сайт и выбирает своего врача. Но это не является телемедициной ни в каком виде.

Также в государственных учреждениях часто подменяют понятие видеоконференцсвязи, когда врачи друг с другом объединяются и общаются, понятием телемедицины.

Как правило, на таких больших собраниях люди общаются на планерных заседаниях и обсуждают какие-то организационные аспекты, такие как выписку, госпитализацию пациентов, моменты, связанные с научной деятельностью. Это тоже не телемедицина.

С другой стороны, и у нас есть свое отличие от других стран, способствующие тому, чтобы отрасль в будущем заняла достойное место:

  • Во-первых, речь идет об IT-компаниях, которые являются драйверами развития телемедицины как на Западе – страховые компании. Если вспомнить, как формировался закон о телемедицине, главную роль в продвижении вопроса сыграли именно IT-компании.
  • Во-вторых, можно отметить частные клиники, заинтересованные в привлечении новых пациентов и в удержании их.
  • Также определенную роль играют энтузиасты и образовательные учреждения, которые они представляют. Все начинается с каких-то людей и каких-то конкретных личностей.

Однако основной драйвер сегодня – Министерство здравоохранения Российской Федерации, которому в 2017 году пришлось активно принимать участие в создании этого закона, и которое взяло на себя обязательства по направлению телемедицины в соответствующее русло. В конце концов, 90% медицинских учреждений – учреждения, подведомственные Минздраву.

Надо сказать, что на текущий момент проведена немалая работа над формированием единого цифрового контура на основе Единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ).

Это такая система, к которой подключены врачи и различные лечебные учреждения. Все это будет касаться в первую очередь государственных учреждений.

Важно

Планируется и создание Личного кабинета пациента на портале Госуслуг, где он сможет запросить выписку и другие документы, подключить какие-то приборы.

Это направление имеет и определенное финансирование, т.к. столь тяжелый проект невозможно осуществлять без финансирования.

Последнее, на чем хочется остановиться – это создание федеральных центров, которые будут объединены в телемедицинское единое кольцо, в рамках которого предполагается, что национальные телемедицинские центры будут оказывать консультативную медицинскую помощь врачам из регионов. Главный вопрос – найти мотивацию для таких специалистов.

Безусловно, перспективы у российской телемедицины довольно велики, главное – способствовать данному эволюционному процессу и принимать в нем активное участие.

Для комментирования необходимо авторизоваться

Источник: https://evercare.ru/telemeditsina-v-rossii

Перспективы развития и основные угрозы телемедицинских проектов

В ожидании внесения дополнений и утверждения новой редакции федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан» крупные компании не бездействуют.

Все они – МТС, интернет-компания «Яндекс», Сбербанк – собираются оставаться активными игроками на рынке и определять экономические условия развития общества.

Поправки к федеральному закону содержат официальные документы и нормативные акты, которые легализуют и введут в правовое поле целый комплекс удаленных услуг. Эти услуги могут предоставляться населению в рамках инновационной отрасли здравоохранения – телемедицины.

Первые шаги новой отрасли

Все вышеперечисленные компании исследуют возможности рынка, свои собственные возможности и запускают первые версии телемедицинских проектов и сервисов. И пусть для работы подобных проектов пока не создано всех необходимых условий (отсутствует законодательная база), но рыночное пространство уже освоено и надежный плацдарм для развития и продвижения в данном направлении создан.

После принятия нормативно-правовых документов о телемедицине врачи в виртуальных кабинетах смогут ставить диагнозы и выписывать электронные рецепты, планировать этапы лечебного процесса. Сейчас на удаленных сеансах можно получить лишь информационно-справочную поддержку по вопросам здоровья.

Проекты интернет-компании «Яндекс» в действии

В 2016 году совместные инвестиции в сервис дистанционных услуг Doc+ от компаний Baring Vostok и «Яндекс» составили $5,5 млн.

На сегодняшний день разработана и запущена бета-версия собственного проекта интернет-компании «Яндекс».

С помощью ПО и коммуникаций, которые составляют содержание нового проекта, можно будет предоставлять пользователям компании удаленные консультации в режиме реального времени.

Медицинские работники, сотрудничающие с сервисом Doc+, консультируют клиентов приложения «Яндекс.Здоровье». Администрация медицинского сервиса мониторит и корректирует качество оказываемых консультативно-информационных услуг.

История и будни телемедицины

С момента появления первых коммуникационных сетей между отдельными населенными пунктами и медицинскими учреждениями у врачей и медицинских работников стали налаживаться контакты, которые сейчас можно было бы назвать удаленными.

К советам более опытных коллег из центральных больниц прислушивались врачи из сельских амбулаторий и ФАПов. Даже в военно-полевых условиях медицинские работники обменивались необходимой информацией.

С появлением такого понятия и явления, как телемедицина, эти контакты просто обрели дополнительное значение. А разработка инновационных устройств и технологий намного расширила площадь и количество населения, которое было вовлечено в удаленную коммуникацию по медицинским вопросам.

Современная классификация игроков телемедицины

Сейчас можно выделить три медицинских формата, в рамках которых осуществляется дистанционное взаимодействие. Форматы «врач – врач» и «врач – медицинский работник» уже широко применяются, достаточный опыт накоплен. Они вполне жизнеспособны и полезны, имеют хороший потенциал для дальнейшего существования и развития.

А вот взаимодействие в формате «врач – пациент» остается спорным. Его практическая польза и даже целесообразность – под вопросом. Каждый формат предполагает большой ассортимент удаленных услуг, которые могут быть предоставлены в его рамках.

Первичные консультации и сфера digital health

Начальным этапом медицинской помощи является первичное обследование пациента, измерение общих параметров состояния организма.

А на самом продвинутом этапе лечения или мониторинга могут использоваться специализированные гаджеты или мобильные приложения с алгоритмами, обрабатывающими данные мониторинга. Например, мобильное приложение для людей, страдающих сахарным диабетом. Оно соединено с инжектором инсулина, снабжено дневником для ежедневных записей и геймификатором.

Совет

Только в США в течение 5 лет в эту область было вложено 2 млрд долларов. В ряде случаев инновационные разработки уже имеют целевую аудиторию или выполняются под конкретный симптом, заболевание.

Много проектов создается для мониторинга хронических больных, что расширяет аудиторию пользователей.

Прикладная медицина

Направление digital health стало одним из приоритетных в сфере телемедицины. На этом направлении сфокусированы внимание и значительные средства известных фондов, публикуются резонансные и глубокие аналитические статьи в международной медицинской прессе, проводятся конференции по вопросам digital health.

Аналитики и экономисты называют несколько причин такого ажиотажа вокруг прикладного направления:

  1. Регулярное появление новых версий персональных гаджетов и электронных устройств, их повсеместное распространение.
  2. Высокое качество связи и услуг, предоставляемых мобильными провайдерами.
  3. Большие объемы капиталовложений в здравоохранение (в США на долю отрасли приходится почти 17% бюджетных средств) в сочетании с недостаточной технической базой медицины.

В России улучшения в развитии здравоохранения ожидаются после принятия закона о телемедицине.

Сторонние игроки

В секторе рыка, который осваивает телемедицина, замечены не только учреждения здравоохранения и больницы. Это происходит по нескольким причинам:

Источник: https://telemedicina.ru/news/russian/perspektivyi-razvitiya-i-osnovnyie-ugrozyi-telemeditsinskih-proektov

Рынок российской телемедицины и его проблемы | Rusbase

Телемедицина – способ предоставления медицинских услуг на расстоянии с помощью современных технологий и специального оборудования. Это – не отдельная медицинская наука, а лишь вспомогательное средство для проведения диагностики, лечения и профилактики заболеваний.

Что такое телемедицина?

Телемедицина 2017 – что происходит мировом на рынке?

Телемедицина в мировой практике показывает высокие результаты, считает Владимир Шипков, главный врач «Клиники доктора Шипкова».

Например, она отлично прижилась в Норвегии и Франции, где проблема расстояния была критической для качественного медицинского обслуживания.

Как рассказал эксперт, оплачивается за рубежом такое лечение довольно высоко — удаленная консультация врача-имплантолога в Швейцарии стоит столько же, как установка целого зубного импланта — около 2 000 франков.

Предполагается, что размер мирового рынка телемедицины к 2021 году составит 44 млрд долларов. По словам бывшего английского министра здравоохранения Эндрю Лэнсли, около 80% всех обращений в Национальную службу здравоохранения Англии потенциально могут быть переведены на заочную форму – то есть пациенту не обязательно приходить к врачу лично.

Перевод лишь 1% очных врачебных консультаций в заочные сэкономит бюджету порядка 250 млн фунтов в год. В США только предварительное телемедицинское согласование лечебного плана уменьшило перевозки по срочной госпитализации с 2,2 млн до 1,4 млн, что сбережет порядка 500 млн долларов ежегодно.

В профильную организацию – Американскую телемедицинскую ассоциацию входит более 10 000 организаций из 55 стран, в том числе и из России. Телемедицина используется и Врачами без границ – 280 экспертов организации постоянно отвечают на вопросы о трудных медицинских случаях из Нигера, Южного Судана и других стран по всему миру.

Телемедицина в России против суровых российских реалий

В России телемедицина как общедоступная медицинская практика только начинает развиваться, хотя для страны с огромными расстояниями и транспортной неразвитостью телемедицинские услуги имеют особенно важное социальное и экономическое значение.

Телемедицина может использоваться для удаленных аудио- и видеоконсультаций, уменьшения затрат на повторные визиты к врачу, постоянного мониторинга пациентов с хроническими болезнями, дистанционных хирургических операций, срочной помощи при чрезвычайных ситуациях, помощи военным и космонавтам, а также для обучения и повышения квалификации врачей.  

Читайте также:  Нейронная сеть заменит трактористов и комбайнеров

Подобные продукты уже есть в России. Например, сервис удаленных врачебных консультаций Яндекс.Здоровье, где пользователь может выбрать для консультации врача в любое время суток и пообщаться с ним в режиме чата. Или телемедицинская платформа  «Доктор на работе», которую могут использовать сторонние компании для внедрения удаленных консультаций с врачами.

Обратите внимание

У телемедицины бывает два вида: «врач-врач» и «врач-пациент». И если первый давно и активно используется в России, то перед вторым стоят серьезные вызовы. Вообще пациент уже сейчас может обратиться к врачу дистанционно – например, направить результаты анализов после очного первичного осмотра или проконсультироваться с известным специалистом из другого города по Skype.

Проблема в том, что правовой статус таких консультаций до конца не определен. Пациент не может быть уверен, что врач понесет ответственность из-за неверного совета, а врачи не могут поставить диагноз или назначить лечение.

Какие вызовы стоят перед телемедициной в России

Первая проблема – доступность современных технологий населению. Далеко не во всей России проведены газ и электричество, не говоря уже о высокоскоростном интернете и качественном аудио- и видеооборудовании.

Если же подключить к надежному интернету поликлинику и свести телемедицину до разговора с врачом из местного регионального центра или Москвы, то неизбежно встанет вопрос эффективности – как будет лечить этот врач пациента, если он от него в 100 км? И не будет ли этот врач просто дублировать местного фельдшера, что излишне при и так скромных расходах на медицину?

Нет и уверенности, что пожилые люди легко смогут овладеть тем же Skype – а если связь прервется или что-то сломается? Пока что эти риски перевешивают возможную пользу от телемедицины, однако, возможно, скоро будет найдено оптимальное решение.

Более того, пациент не всегда может купить себе необходимое оборудование. Руслан Зайдуллин, директор и сооснователь медицинского сервиса Doc+, отмечает, что многие современные устройства для больных диабетом, людей с хроническими заболеваниями сердца и др.

не сертифицированы в России, а локальные аналоги не всегда совпадают по уровню развития или ценовой доступности.

Развитие телемедицины – что мешает?

Факторов, которые не позволяют телемедицине быстро развиваться много: ограничения закона о телемедицине, скептицизм пациентов и врачей, нехватка ИТ-инфраструктуры в клиниках, отсутствие прозрачных и понятных стандартов проведения консультаций, говорит Елизавета Ивахненко, руководитель телемедицинского направления DOC+. Но не стоит забывать о том, что в крупных городах и региональных центрах телемедицина уже сейчас может экономить деньги как пациентов, так и врачей – в этом случае развитие сдерживается другими проблемами.

Вторая проблема – вопросы безопасности. Конечно, было бы очень удобно создать полноценную единую медицинскую базу по всей России с возможностью доступа в нее любого врача, но как убедиться, что эта база хорошо защищена, а данные в ней надежно зашифрованы?

По обычному видеозвонку врач может узнать конфиденциальную информацию – как проверить, что ее не перехватят? И как убедиться, что она используется правомерно и невозможны случаи, чтобы к пенсионерам с ментальными расстройствами массово нагрянули «черные риэлторы»?  Пока это единичные риски, но они могут стать серьезной проблемой, если телемедицина будет использоваться повсеместно.

Третья – готовность врачей работать с телемедициной. Врачи неохотно приняли компьютеризацию поликлиник. Многие специалисты с трудом обучались использованию компьютеров, что приводило к задержкам в обслуживании пациентов и ухудшению качества приемов.

Врач не может уделить достаточное внимание больному, если половина приема уходит на ввод в компьютер паспортных данных. Телемедицинские технологии более сложны в применении, а риски от принятия неправильного решения возрастают. 

Поэтому не ясно, захотят ли врачи массово переходить на IT-технологии при диагностике и лечении, особенно если речь идет не о передовых центрах…

Стоит отметить, что Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова уже формирует специальный центр по проведению телемедицинских консультаций врачей.

Важно

Он создается, чтобы отработать в реальных условиях детали внедрения информационных систем и телемедицинских технологий в повседневную врачебную практику.

Предполагается, что этот центр сыграет свою роль и в обучении врачей эффективно использовать телемедицину.

Немаловажны и социальные последствия внедрения телемедицины для врачей – теоретически это может привести к сокращению и без того немногочисленных поликлиник в отдаленных регионах, а это значит, что некоторые врачи могут оказаться без работы.

По мнению Руслана Зайдуллина, консерватизм по отношению к телемедицине характерен и для врачей, и для пациентов.

Может потребоваться много времени, чтобы обеспечить доверие к телемедицинским технологиям, нужно будет тщательно проанализировать эффективность работы медицинских провайдеров и разработать четкие стандарты качества.

Эксперт отмечает, что работа над изменением потребительских паттернов всегда наиболее трудозатратная и продолжительная, лидеры будут «раскачивать рынок» с нуля.

Четвертая – доверие пациентов к телемедицине.

К классической медицине все привыкли, она вызывает доверие, а как быть с телеконсультациями с врачом из другого региона? Особенно если учесть, что в поликлиники часто обращаются консервативно настроенные люди, с недоверием относящиеся к новым технологиям.

Елизавета Ивахненко, руководитель телемедицинского направления DOC+, считает, что консерватизм населения на первых порах развития телемедицины неизбежен также, как и в момент возникновения мобильного банкинга и других технологий, которые меняют привычный уклад.

Совет

Эксперт считает, что доверие пациентов к телемедицине можно завоевать показывая на реальном примере, что в онлайн-консультации есть ценность, а дистанционно получить ответы на вопросы о здоровье реально. Чем чаще люди будут получать качественную помощь от высококлассных врачей, тем быстрее телемедицина станет достойной альтернативой поиску симптомов в интернете.

Но не стоит забывать и о нетрадиционной медицине и шарлатанах – полная легализация телемедицины без серьезного контроля над ней может привести к расцвету альтернативных специалистов.

Кроме того, телемедицина не должна восприниматься как неполноценные врачебные консультации или «медицина для бедных».

Иначе очередь на очные приемы только вырастет, потому что все будут думать, что так надежнее.

Законопроект о телемедицине – как регулировать рынок?

Пятая проблема – правовое регулирование и закон о телемедицине. 21 июля Государственная Дума в третьем чтении одобрила правительственный законопроект о телемедицине.

Отсутствие этого закона сдерживало развитие тех медицинских центров, которые уже сейчас хотели работать в новом формате телемедицины, но пока могли давать только информационно-рекомендательные, а не медицинские консультации.

Предполагается, что будет создана единая государственная информационная система в здравоохранении. Закон определяет оператора этой системы, состав обрабатываемых в ней данных, правовую базу ее функционирования и информационного взаимодействия с другими информационными системами. Закон также определяет поставщиков и пользователей данных, хранящихся в системе.

Закон разрешает оказывать медицинскую помощь и проводить удаленные консультации пациентов с использованием телемедицинских технологий. Также он разрешает оформлять рецепты на наркотические или психотропные вещества на бумаге или в электронной форме с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи врача и соответствующего медицинского учреждения.

По словам Руслана Зайдуллина, текущий законопроект –  большой шаг вперед, позволяющий вывести телемедицину из «серой зоны».

Однако этого мало – нужны дополнительные подзаконные акты и нормативные документы, определяющие правила игры на рынке телемедицины.

В конечном счете, это поможет и врачам, и пациентам, сделает телемедицину более прозрачной и доступной, а также позволит клиникам оказывать больше телемедицинских услуг, при этом повышая качество и доступность современной медицины в России.

Будущее российской телемедицины

В России для развития телемедицины стоит идти в трех направлениях – защиты персональной информации пациентов, доступности интернета в любой точке страны и привлечение к консультациям высококлассных врачей, говорит Владимир Шипков, главный врач «Клиники доктора Шипкова». По его прогнозам, потребуется около 6-10 лет для полноценной реализации такого подхода к лечению пациентов. Также он отмечает, что общение с врачом будет носить скорее терапевтический и консультационный характер.

Стоит отметить, что последние несколько месяцев телемедицина переживает период сверхвысокого внимания к себе, что повлекло за собой бурный рост различных сервисов по оказанию телемедицинских услуг.

Рынок перегрет и будет расти медленнее многих оптимистичных ожиданий, что некоторых игроков, скорее всего, расстроит, и они уйдут с рынка, говорит Елизавета Ивахненко, руководитель телемедицинского направления DOC+:

Можно сделать вывод, что в России в телемедицине нуждаются и врачи, и пациенты. Однако от телемедицины как редкой и неполноценной услуги до телемедицины как обыденной врачебной практики врачи и пациенты должны проделать долгий путь.

Материалы по теме:

Госдума приняла закон о телемедицине, но запретила ставить дистанционно диагнозы

В россии создано первое объединение представителей телемедицины

Телемедицина станет доступна только пользователям «Госуслуг» и владельцам ЭЦП

Власти Москвы запустили Telegram-бота для записи на прием к врачу

Фото на обложке: Фотобанк Фотодженика.

В нашем Instagram @rusbase сегодня есть на что посмотреть! Подписаться

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/analytics/kto-krainii-k-ortopedu/

Телемедицина в России: от фантома к реальности

В ожидании того, примет ли Госдума закон о телемедицине, или, как это уже случилось в конце весны прошлого года, отложит его в долгий ящик (а число сторонников такого решения не стоит недооценивать – консерватизм в вопросах медицины всегда был главным препятствием ее развития, еще со времен разгрома генетиков и одиозного восприятия психиатрии), посмотрим, что происходит с телемедициной на Западе и как этот опыт может быть перенесен на российскую почву.

Современные информационные технологии в области медицины активно используются в США и Европе последние 6-8 лет.

Такой взрыв электронной медицины стоит связывать как с технологическими прорывами, позволяющими оказывать удаленную помощь, так и с законодательными изменениями, которые превращают некогда незаконные коммуникации в привычный инструмент (чего, к сожалению, пока не скажешь о России).

Обратите внимание

Использование этих технологий (смартфонов, носимых устройств, электронного документооборота, видео консультаций и многого другого) для улучшения здоровья населения все еще находится в зачаточном состоянии.

Однако ведущие эксперты на Западе считают, что эти инструменты позволят коренным образом изменить характер медико-санитарной помощи в ближайшие годы, подключив к ней пациентов и медицинских работников, взаимодействующих и осуществляющих диагностику и лечение способами, ранее немыслимыми.

Телемедицина через такие устройства позволяет удаленно диагностировать зарождающиеся проблемы у хронических больных.

Так, носимые устройства и приложения делают возможным «домашний» мониторинг состояния у больных с хронической обструктивной болезнью легких, а также, например, отслеживание веса больных с сердечной недостаточностью, так что задержка жидкости может быть диагностирована до того, как станет слишком поздно.

Врач, получающий информацию о проблемах у таких больных, может как дать им рекомендации удаленно, так и принять решение о госпитализации.

Приложения для больных астмой используются для контроля за приемом лекарств и дают лечащему врачу отслеживать состояние больного, что снижает число очных визитов и уменьшает необходимость госпитализации. Специальные программы напоминаю пациентам, когда пришло время для скрининга рака или проверки холестерина, не позволят диабетикам забывать про инъекции инсулина.

Быстрорастущим направлением стала удаленная психиатрическая помощь, которая все чаще используется, чтобы помочь врачам управлять психическим здоровьем пациентов, которые часто предпочитают этот вид общения встречам лицом к лицу.

Тем более, что такие коммуникации также могут помочь преодолеть транспортные, языковые и другие барьеры доступа к медицинской помощи для тех, кто живет вдалеке от больниц и врачей.

Важно

Благодаря таким решениям с 2008 до 2016 года в США число дней, проведенных пациентами в больницах, сократилось на 25%, а количество пациентов, лечение которым оказывалось не удаленно, а в стационаре — на 19%. Число очных встреч с врачами сократилось на 70% (данные Американской телемедицинской ассоциации).

России еще только предстоит столкнуться с трудностями, которые западная телемедицина преодолевает последние годы.

Главный барьер – консерватизм как пациентов, так и врачей, других медицинских работников, которые мешает внедрять современные технологии.

Читайте также:  В сингапуре появился ресторан с летающими официантами

Представляется, что в России этот консерватизм существенно выше, а опасения перед новыми технологиями могут помешать нам даже ступить на дорогу внедрения телемедицины.

Оплата – еще одна проблема. С принятием Акта о доступном здравоохранении в США («Obama Care») в 2010 году американская телемедицина стала доступна для покрытия страховыми планами.

Многие годы ее развитие тормозилось из-за необходимости пациентам каждый раз платить за помощь из своего кармана. В России, к сожалению, обязательное медицинское страхование только в мечтах может покрыть телемедицину – принятие соответствующих норм может растянуться еще на годы.

Безусловно, провайдеры добровольного медицинского страхования, скорее всего, намного быстрее поймут экономические преимущества телемедицины. Так, в США телемедицина позволяет страховым компаниям значительно снижать свои затраты на консультации.

Стоимость очного визита к американскому терапевту начинается от $100, а онлайн-консультация стоит около $40 долларов ( экономия в 2,5 раза — данные Medpage Today).

Совет

Кроме того, телемедицина позволяет собрать анамнез больного и подготовить его к встрече с врачом задолго до консультации – чем сэкономить драгоценное время врача, позволив использовать очный прием более эффективно (если вообще не отказаться от него).

Даже в США важной проблемой является отсутствие во многих клиниках дорогостоящего оборудования для виртуальной медицинской помощи, что дополняется необходимостью обучать персонал работе с таким оборудованием.

Кроме того, разные клиники и медицинские центры склонны использовать разные форматы передачи данных и хранения информации, что приводит к проблемам их взаимодействия. В России, очевидно, вопрос оборудования и квалификации персонала может стать ключевым.

Точность и надежность телемедицинских инструментов, безопасность передаваемых данных, совместимость между устройствами составляет еще одну важную проблему.

Гарантирует ли приложение для смартфона информационную безопасность и конфиденциальность пациента? Требуется ли лицензировать такое приложение? Какие критерии должны быть предъявлены? Разные штаты США и разные европейские страны по-разному подошли к этим вопросам.

Но в целом для разработчиков телемедицинских систем результат остается схожим – телемедицина дорога и сложна во внедрении.

Российские законодатели, которые в новом законопроекте предлагают идентифицировать участников телемедицинских консультаций только с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи, очевидно, решили пойти по пути самых больших ограничений, что несомненно приведет к удорожанию будущих телемедицинских систем в России. Отдельно стоит вопрос качества данных, которые могут быть получены при телемедицинской консультации. Из разговоров с практикующими врачами становится понятно, что большинство из них опасаются, что не могут в ходе телемедицинского «визита» «пощупать» пациента, осмотреть его горло или послушать легкие.

Действительно, диагностирование большинства заболеваний до сих пор возможно лишь в кабинете врача либо с использованием сложного диагностического оборудования. Однако появляется все больше «домашних» диагностических устройств, качество работы которых заменяет визит к врачу.

Например, компактный инструмент под названием Tyto работает и как стетоскоп, позволяя пациенту записать свое сердцебиение и звуки дыхания, и как камера с высоким разрешением, которая может снимать и горло, и ушной канал, и раны на коже.

MedWand, другой дистанционный диагностический инструмент, тестирует уровни кровяного давления, глюкозы и кислорода в крови и позволяет проводить осмотр врачом дистанционно.

Обратите внимание

Еще одно устройство, Scanadu Scout, может измерять температуру, частоту сердечных сокращений, кровяное давление и уровень кислорода в крови.

Использование таких приборов в России несомненно столкнется с тем, что они требуют лицензирования, которое может осложняться (и осложнится) «консервативностью» госорганов, выдающих таких лицензии.

Основные игроки на американском рынке телемедицины могут быть разделены на четыре категории. Прежде всего, это крупные сети клиник (Mayo, Kaiser Permanente), которые внедряют телемедицину для повышения своей эффективности и снижения расходов.

Во-вторых, это крупные страховые компании (UnitedHealth, Anthem, Aetna, Cigna), разглядевшие в телемедицине способ сократить свои издержки на клиентов. В-третьих, интернет-сервисы, специализирующиеся на телемедицине (Teladoc, MDLive, Amwell, Doctor on demand).

И, наконец, крупные аптечные сети (Walgreens), которые видят в телемедицине свою возможность участвовать в разделе растущего рынка здравоохранения США.

Несмотря на такой впечатляющий рост телемедицины в США, реальные цифры вовлеченности пациентов остаются скромными. Порядка 70% американцев, имеющих страховой медицинский полис, имеют право пользоваться телемедицинской помощью. И лишь 15 млн из более чем 300-миллионного населения пользуются на практике хотя бы в каком-то виде.

Как пройдет внедрение телемедицины в России, если закон будет принят? Рискну сделать пять прогнозов о том, что же на самом деле будет происходить:

  1. Несмотря на масштабные ожидания, на практике телемедицина столкнется с критически высоким уровнем консерватизма пациентов, и удаленными консультациями и любой передачей данных о своем здоровье будут пользоваться только хронические больные, уже имеющие диагноз, и пациенты, которые удаленно взаимодействуют со своим привычным лечащим врачом, в основном беременные и матери маленьких детей.
  2. Врачи окажутся неподготовленными к удаленному консультированию. Будет необходима разработка стандартов оказания телемедицинской помощи (и клинических, и этических, и организационных), а затем организация образовательных курсов, пройдя которые врачи смогут получить доступ к оказанию телемедицинской помощи.
  3. Телемедицина не поможет пациентам, проживающим в маленьких городах и сельской местности, так как они сами не будут доверять телемедицине, а государство еще не скоро согласится оплачивать консультации столичных врачей для таких пациентов. Поэтому телемедицина станет особенностью только крупных городов, прежде всего, Москвы и Санкт-Петербурга.
  4. Расходы государства на здравоохранение из-за телемедицины не сократятся, а вырастут из-за необходимости инвестиций в закупку дорогостоящего оборудования и обучения медицинских кадров.

Источник: https://www.forbes.ru/tehnologii/337631-telemedicina-v-rossii-ot-fantoma-k-realnosti

Эксперты: запуск телемедицины в России потребует 3-5 лет

МОСКВА, 31 июля. /ТАСС/. Телемедицина будет одним из самых динамично развивающихся секторов в России в ближайшие три-пять лет, при этом успех направления напрямую зависит от конкретных этапов реализации закона, полноты нормативно-правовой базы и своевременного включения телемедицинских услуг в систему ОМС. Такое мнение высказали ТАСС врачи и эксперты здравоохранения.

Совет Федерации 25 июля одобрил закон о внедрении в РФ телемедицины. Он позволит россиянам законно получать дистанционные консультации у своего лечащего врача по интернету.

Закон предполагает создание Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, которая свяжет больницы, поликлиники и органы управления здравоохранением, позволит составлять электронные медкарты и вести учет пациентов с рядом заболеваний в специальных регистрах. Развитие и обслуживание системы, по оценкам Минздрава России, потребует 750 млн рублей ежегодно.

Важный момент закона – телемедицинские консультации могут быть только вторичными, то есть первый раз диагноз пациент обязательно получает на очном приеме у врача.

Закон вступает в силу с 1 января 2018 года.

Эталонные подходы к телемедицине

Методический центр цифрового здравоохранения и телемедицинских технологий будет создан на базе кафедры информационных и интернет технологий Первого МГМУ им. Сеченова, рассказал ТАСС завкафедрой Георгий Лебедев. “Конечно, нужна единая методическая база, единые подходы эталонные, как это все должно быть организовано”, – сказал он.

По словам Лебедева, обучающая программа рассчитана на студентов медицинских и технических вузов, которые хотят работать в здравоохранении, а также на врачей, которые будут проходить постдипломное образование.

Основная цель кафедры и центра в том, чтобы каждый медицинский работник обладал навыками работы с медицинскими информационными системами, понимал, что такое телемедицина и как организовать телемедицинскую консультацию.

“Медицинский работник также должен знать, какие есть средства для дистанционного мониторинга, и понимать, какие есть средства, чтобы мониторить дистанционно состояние пациента, какие математические модели можно применять, чтобы его анализировать”, – добавил Лебедев.

Важно

Он также отметил, что в разработке находится дистанционный образовательный курс для врачей из регионов.

“Очень много вопросов: как правильно заключить договор между врачом и пациентом, как правильно протоколировать медицинскую услугу, как правильно идентифицировать пациента, как идентифицировать врача.

Как возвращать стоимость такой услуги. Масса вопросов, на которые мы не знаем ответов, и мы их будем знать одними из первых в России”, – пояснил завкафедрой.

По каждому из этих направлений будут разработаны отдельные методические рекомендации. Лебедев отметил, что центр должен заработать уже осенью этого года.

“Мы с 1 сентября хотим, чтобы у нас все это заработало, чтобы мы уже с 1 сентября были готовы к обучению большого количества людей”, – сказал он.

Эксперт также надеется, что на базе методической площадки будут “апробированы те документы, которые выйдут из Минздрава до конца года, определяющие порядки оказания медицинской помощи”.

Лебедев считает, что важно выстроить культуру общения врача и пациента, обучить врача правильно снимать и записывать все показания, протоколировать и заполнять электронную карту.

“Если это нормально будет работать, лет через пять можно будет вернуться к этому вопросу и дать допущение, чтобы назначение диагнозов и препаратов могло бы проводиться дистанционно”, – уточнил он.

Угроза частным клиникам

Телемедицина в перспективе трех лет может занять до 30 % рынка частных медицинских услуг России при условии снятия законодательных ограничений, полагает директор IT-департамента сети медицинских лабораторий “Инвитро” Павел Литвинов. При этом произойдет перераспределение рынка в пользу информационно-технологических компаний.

“Для частных клиник принятие закона – скорее угроза, главным образом из-за того, что пациентопоток станет гораздо менее предсказуемым из-за появления онлайн составляющей.

Однако нынешний законопроект оставляет оффлайн неотъемлемой частью, поэтому приоритет получит компания, у которой будет IT-решение, профессиональный медицинский call-центр и сеть офлайновых медицинских офисов”, – говорит Литвинов.

С этим мнением солидарен директор по распространению технологий Яндекса, руководителя Яндекс.Здоровья Григорий Бакунов. “В текущем виде он [закон] сильно поможет государственному здравоохранению, и это во многом шаг вперед.

Совет

В то же время закон не создает условий для развития телемедицины и сильно затруднит жизнь небольшим компаниям.

По нашим ощущениям, и врачи, и пациенты, и технологические компании готовы к более глубокому проникновению телемедицины, включая возможность постановки диагноза и назначение лечения”, – сказал ТАСС Бакунов.

По мнению эксперта, в российских условиях это крайне необходимо. “Мы продолжим взаимодействовать с законодателями и экспертами для того, чтобы и дальше поступательно развивать законодательство в этой области”, – подчеркнул Бакунов.

Одних терминов мало

Глава Лиги защитников прав пациентов Александр Саверский уверен, что внедрение телемедицины может привести к серьезным экономическим последствиям.

“По данным Американской ассоциации телемедицины, с 2008 по 2016 год количество амбулаторных пациентов упало на 80%, сократилось количество койко-мест на 19%, количество стационарных больных сократилось на 25%. Это экономический взрыв, к которому надо быть готовым”, – сказал ТАСС Саверский.

По мнению эксперта, закон о телемедицине в принципе не был нужен, поскольку дистанционная медицина уже существует.

“Можно отрегулировать приказом Минздрава, постановлением правительства или решением федерального фонда, включив систему в тарифы ОМС По данным ВОЗ, когда начали пытаться вынести определение телемедицина, то нашли 104 определения, что явно указывает на трудности выведения понятия. Закон оговаривает введение понятия, его определение. Но знаменатель мы получим только тогда, когда это появится в тарифах ОМС”, – полагает Саверский.

Объем рынка телемедицины

Член экспертного совета при Открытом правительстве Владимир Гурдус оценивает текущий объем коммерческого рынка телемедицинских услуг в пределах 1 млрд рублей. После принятия закона и смены парадигмы мышления людей этот рынок имеет потенциал для быстрого роста. “В перспективе 3-5 лет эксперты Высшей школы экономики называют цифры от 17 до 45 млрд рублей”, – добавил Гурдус.

Онлайн-консультации с врачами в тестовом режиме уже запустили медицинские клиники “Доктор рядом”, а также сервис “Яндекс.Здоровье”.

Присоединиться к рынку телемедицинских услуг после принятия соответствующего закона планирует сеть медицинских лабораторий “Инвитро”, рассказал член комитета по стратегии компании Дмитрий Фадин.

Запуск телемедицинского сервиса анонсировала также сеть клиник “Медси” и оператор МТС.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/4450764

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector