Война xxi века. искусственный интеллект на службе у военных

В сша испугались российской армии с искусственным интеллектом

После длительного соперничества с СССР в создании баллистических ракет, США обнаружили новые вызовы в сфере искусственного интеллекта (ИИ). Более того, американские эксперты считают, что США могут уступить на этом поприще российским и китайским разработкам.

В России создадут оружие для поражения спутников

Как сообщает CNN, аналитики компании Work and Govini, подготовившие по госзаказу специальный доклад, предупредили о том, что американским военным придется решать, хотят ли они возглавить грядущую революцию или стать ее жертвой.

“Этот выбор будет определяться тем, насколько министерство обороны признает революционный военный потенциал ИИ и передовых автономных систем”, – говорится в докладе.

По мнению экспертов, Белый дом и Пентагон должны определить, в какой степени США будут наращивать исследования и разработки в технологиях, связанных с искусственным интеллектом. Также США необходимо создать национальную стратегию, связанную с разработкой новых систем ИИ для военных действий.

Российских боевых роботов отучили бунтовать

При этом отмечается, что критикам использования искусственного интеллекта в боевых машинах не стоит тревожиться об утрате контроля над ними, поскольку в США управлять такими роботами будет человек.

“Они беспокоятся о Терминаторе, но США больше ориентируются на Железного Человека”, – так описывается концепция военного искусственного интеллекта на примере популярных героев кино и комиксов.

А в качестве реального примера использования ИИ на военных платформах приводится истребитель F-35 стоимостью 400 миллиардов долларов. Впрочем, на том, что эта “передовая” машина постоянно подвергается критике, внимание не акцентируется.

В Сирии испытали электромагнитное оружие

Однако CNN подчеркивает, что российское руководство позиционирует искусственный интеллект, как будущее не только России, но и всего человечества. Кроме того, сообщается, что в России ведутся разработки беспилотных летательных аппаратов и транспортных средств как для военного, так и для гражданского использования.

“Российские военные также разрабатывают крылатые ракеты, которые смогут анализировать информацию с радаров и принимать решения относительно высоты, скорости и направления своего полета”, – подчеркивает CNN и напоминает о том, что Китай тоже рассматривает искусственный интеллект, как стратегическую технологию будущего.

Обратите внимание

CNN признает отсутствие у США четкого плана, позволяющего идти в ногу с иностранными конкурентами. При этом эксперты отмечают, что ИИ может оказаться столь же значимым для национальной безопасности, как и ядерное оружие.

Источник: https://rg.ru/2017/12/01/v-ssha-ispugalis-rossijskoj-armii-s-iskusstvennym-intellektom.html

Битва за интеллект

Высказанные мнения, материалы открытой печати создают впечатление, будто явление сводится к кибернетическому и психологическому противостоянию. Об идеологическом или, если шире, мировоззренческом говорить стесняются либо пытаются доказать, что оно-то ушло в прошлое. Но это далеко не так, стоит вспомнить о противопоставлении традиционных ценностей и неолиберальных.

Как-то мало затрагивается информационное противоборство в научно-технологической сфере, которое часто понимается как промышленный шпионаж. Хотя куда большие угрозы таят технологические бомбы и диверсии. Деятельность официальных СМИ и киберпространство охвачены системным анализом, но неформальные механизмы распространения информации, в частности слухи, игнорируются.

Никто не говорит о различных видах демонстративных действий как важнейшем инструменте информационного противоборства. Все упомянутые действия имеют место в жизни. Однако они не увязываются единым замыслом и планом, рассматриваются как отдельные самостоятельные сферы борьбы или хуже того – как частные акции, относящиеся к сфере искусства, без серьезной научной базы.

Между тем мероприятия информационного противоборства нельзя рассматривать отдельно друг от друга, поскольку их результативности сильно взаимозависимы. Поэтому все сферы и акции следует рассматривать как единый взаимосвязанный процесс.

А саму информационную войну (ИВ) можно определить как совокупность процессов взаимного воздействия противостоящих государств с целью разрушения информационной среды противника и сохранения целостности своей.

Управляемый хаос и основной вопрос философии

Надо заметить, что указанные проблемы характерны не только для России, но и для других стран, в том числе тех, которые уже давно и масштабно используют ИВ как инструмент внешней политики. Прежде всего речь идет о США. Это свидетельствует о том, что полноценной теории информационного противоборства в мире пока еще не создано.

Мне могут возразить: она должна быть предельно засекреченной, в еще большей степени, чем применяемые традиционными вооруженными силами способы и формы борьбы. Верно! Однако о теории можно судить по практическим результатам, а также по обнародованным концепциям, рассекреченным и опубликованным в открытой печати руководящим документам.

Представление об американских взглядах по этому вопросу дает теория управляемого хаоса. Есть рассекреченный устав армии США FM 33-1 «Информационные операции», более свежие подобные документы. Чрезвычайно ценна для понимания теоретических основ ведения ИВ известная работа видного американского эксперта в этой области Джина Шарпа.

Важно

Анализ этих материалов не является целью статьи. Важно только отметить, что названные недостатки присущи им всем.

Надо полагать, именно по этой причине эффективность информационных операций, которые были важнейшей составной частью комплекса мер реализации американской геополитики, оказалась существенно ниже, чем ожидалось, что привело к крупнейшим неудачам с тяжелыми последствиями для США.

Создание эффективной теории является ключевым условием, позволяющим добиться превосходства в информационном противоборстве. В структурном отношении она должна включать все основные компоненты, характерные для классических военных теорий.

Это понятийный аппарат, классификация и анализ уязвимости объектов воздействия, особенностей влияния среды на ход и исход противоборств, их классификация по этим признакам, средства и каналы применения, их возможности, принципы, методы, способы и формы ведения ИВ, вытекающий из этого комплекс привлекаемых сил и средств, организация управления и всестороннего обеспечения. Важный компонент любой теории вооруженной борьбы – система методов оценки ее эффективности. Однако помимо этого (естественно, со своими специфическими формулировками разделов) в нашем случае должна быть часть, содержащая философско-мировоззренческие основы. Это обусловлено тем, что противоборство ведется не в физическом, а в виртуальном пространстве. Влияние на материальные процессы не является прямым и количественно измеримым, а сильно опосредованно. Выявить последствия информационных воздействий на основе простой логики, увязать их между собой часто проблематично или даже невозможно. Для построения эффективной теории необходимо по-новому переосмысливать на мировоззренческом, философском уровне взаимосвязь информационного (виртуального) пространства с физическим.

Можно не сомневаться, что работа в этом направлении идет полным ходом. Естественно, что наиболее совершенные разработки, составляющие важнейшее национальное интеллектуальное достояние, имеющие исключительное оборонное значение, глубоко закрыты и недоступны широкому читателю.

Однако некоторые очевидные положения могут быть выявлены на основе опыта ведения современного информационного противоборства, а также общенаучного анализа ситуации в этой сфере. Именно такие личные разработки автора, не претендующие на истину в последней инстанции, я и представляю.

Начнем с философско-мировоззренческого раздела. Весь его объем, включающий понятия, категории и законы, специфичен и вряд ли будет интересен широкому кругу читателей.

Остановлюсь лишь на одном, но ключевом вопросе – осмыслении взаимосвязи материального и информационного в нашем мире.

Речь о фундаментальном философском вопросе: что первично – материя или сознание, который стоит несколько переформулировать применительно к реалиям и, в частности, к нуждам теории ИВ: как соотносятся и взаимосвязаны материя и информация.

Совет

Анализ публикаций в открытой печати, выступлений военных руководителей и экспертов, других материалов, касающихся вооруженного и информационного противоборства, как отечественных, так и иностранных, свидетельствует, что с философской точки зрения современная военная наука, в том числе в области информационного противоборства, все еще остается в начале XX века, опирается на вульгарный материализм. Надо отметить, это касается не только военных специалистов, там же все еще находятся и представители других отраслей научной мысли человечества. И это неспроста. Такая философская парадигма культивируется доминирующими в современной цивилизации слоями общества, для которых их господство в экономике обеспечивает и политическую власть.

На всю жизнедеятельность цивилизации смотрят через экономическую призму. Экономизм пытается свести к примитивному денежному эквиваленту духовные взлеты творчества и героизм, тем самым нивелируя и опошляя их. Он же является мировоззренческой базой для установления над миром власти транснациональных финансовых кланов, пресловутого Фининтерна.

В военном деле это проявляется в доминировании материальной составляющей вооруженной борьбы. Противостояние в информационном пространстве рассматривается как форма обеспечения традиционных действий войск и сил. То есть победа не рассматривается как конечная и самостоятельная цель вооруженной борьбы.

С мировоззренческой точки зрения, особенно в части увязки с материей, информация еще толком не осмыслена.

Между тем она пронизывает все мироздание с микроуровня до самых высших форм организации, выступая равноправным компонентом единого материально-информационного комплекса.

В объекте или системе материя и информация всегда выступают только в неразделимом комплексе – в функциональном единстве.

Именно по этой причине возникает необходимость обратиться к основному вопросу философии.

Обратите внимание

Отказываясь от вульгарного понимания духа как только некоего нематериального элемента бытия, представляющего отдельную сущность, следует, наверное, признать, что духовность в естественно-научном понимании является информационным аспектом мироздания.

То есть материя и дух (в понимании последнего как информационного аспекта мироздания) неразделимы. Именно такой ответ на основной вопрос философии подразумевался классиками.

Новая физика меняет реальность

Крупнейший политический деятель и философ Владимир Ленин определял материю как «реальность, данную нам в ощущениях». Обращаю внимание: материю, а не вещество или поле, являющиеся частными формами.

Сегодня некоторые ученые к материи относят и пространство, обладающее достаточно сложной, пока не познанной структурой. В XX век человечество вошло, зная и используя два фундаментальных взаимодействия – гравитационное и электромагнитное, вышло из него уже с четырьмя – к первым двум добавились сильное и слабое.

Какие виды появятся в XXI веке и будут ли они иметь классическую полевую форму проявления, можно только гадать.

Судя по интенсивной деятельности ученых, работающих в сфере фундаментальных проблем, по поиску новой физики, постройке для этого мощнейших ускорителей типа Большого адронного коллайдера, можно уверенно предполагать, что с новыми видами взаимодействий мы ознакомимся очень скоро и они могут качественно изменить наш взгляд на мироздание.

Признание только вещества и поля является вульгаризацией материализма. Пришло время отказываться от этого, принимая как данность неразделимое единство духовного и материального. Прорыв человечества в информационную эру делает это насущной необходимостью, без чего движение вперед становится невозможным.

Осознание этого имеет далеко идущие последствия. В идеологической сфере требуется прежде всего отказ от примитивного экономического подхода. В сфере военной науки это признание информационной борьбы как самостоятельной области деятельности, равноценной традиционным «материальным».

Рассмотрение двух аспектов бытия в единстве требует существенного развития и методологической базы исследования, обновления понятийного аппарата.

Важно

В частности, возникает необходимость уточнить, что же такое вооруженное противоборство.

Ведь и традиционные методы, предполагающие воздействие на физическую материю, и информационные, целью которых является изменение сущностного наполнения объектов, относятся к двум равноправным сферам.

Для методологического осмысления и исследования единства информационного и материального ключевым является системный метод.

Последовательное его применение к анализу существа вооруженного противоборства приводит к признанию, что у любых технических и организационно-технических систем (к каковым относятся все образцы современных ВВТ, а также войсковые формирования всех уровней) возникает ряд свойств, которые не присущи отдельно взятым элементам. В частности, одним из важнейших является интеллект.

С кибернетической точки зрения это свойство представляет собой набор способностей системы по восприятию, накоплению, хранению и преобразованию информации. Возникает оно как результат работы систем разведки, связи, органов и пунктов управления военного формирования. То же самое относится и к любым другим структурам общегосударственного и гражданского назначения.

Отличия состоят только в целях и способах их функционирования, методах работы, привлекаемых силах и средствах. Собственно, суть информационного противоборства сводится к лишению этой способности противника и конкурента, точнее, его организационно-технической структуры и к сохранению, защите своей.

Читайте также:  Наниты впервые были использованы на практике!

В военной области это формулируется сегодня как борьба за информационное превосходство.

Признание единства и взаимосвязанности материального и информационного аспектов мира, отказ от поисков доминирующего – материального (классический материализм) или информационного (классический идеализм) аспекта дает, на мой взгляд, мировоззренческую основу для построения эффективной теории информационного противоборства. Другим аспектам этой теории будут посвящены следующие статьи.

Источник: https://vpk-news.ru/articles/45820

Искусственный интеллект, автономность и будущее войны

Американское онлайн-издание Defense One представило новую электронную книгу, посвященную перспективам и рискам использования искусственного интеллекта (ИИ) для ведения боевых действий. Индустрия ИИ и машинного обучения растет экспоненциально, сферы применения, в том числе и военные, практически безграничны.

Сегодня решение о ликвидации целей принимает человек, но на горизонте уже создание систем, которые будут вести боевые действия автономно.

Авторы выпущенной книги обеспокоены тем, что противники США выведут на поле боя собственные непредсказуемые и плохо спроектированные, но смертоносные ИИ-системы, и призывают военное руководство страны быть готовым к такому повороту событий.

НА ПОВЕСТКЕ ДНЯ

Тема становится все более «горячей» и обсуждается на высшем уровне. Замминистра обороны США Боб Ворк в 2014 году публикует написанную в соавторстве монографию «20YY: подготовка к войне в эпоху роботов».

В 2015 году Научный совет Министерства обороны США выпускает подробный доклад об автономности военных систем и рекомендует в том числе создать в будущем американскую скрытую глобальную кибер-инфраструктуру, которая могла бы автономно в режиме реального времени «срывать» атаки противника.

В 2016 году DARPA на конференции хакеров в Лас-Вегасе проводит конкурс по автономной кибербезопасности.

Совет

На сегодня в мире, по оценке авторов публикации, существует 284 военные системы, которые в той или иной мере включают в себя искусственный интеллект.

Основные разработки сегодня ведутся в области создания систем, которые бы автономно определяли противника, сверяясь с «библиотекой целей».

Также упор сделан на системах, которые бы могли не просто наносить удары по слабо вооруженным врагам в Ираке или Афганистане, но могли бы оперировать против противников с развитыми средствами радиоэлектронной борьбы.

Особый интерес сегодня вызывает даже не автономные боевые действия собственных ИИ-систем, а так называемый концепт «контр-автономности», когда подвергнувшаяся нападению ИИ-система противника учится, делает выводы из случившегося и сама выбирает способы противодействия. То есть каждая атака делает врага все более опасным, если не уничтожает его.

ГОНИ ЧЕЛОВЕКА И УГРЫЗЕНИЯ СОВЕСТИ

Патрик Такер, один из авторов книги Defense One, и профессор Денверского университета Хизер Рофф отмечают, что несмотря на привычную риторику Пентагона, ИИ-системы сегодня используются не для того, чтобы помогать человеку принимать лучшие решения быстрее, а для того, чтобы полностью исключить человека из сферы принятия решений.

Замминистра обороны США Боб Ворк также отмечает, что необязательно США или другие сильнейшие мировые державы будут пионерами вывода автономных систем на поле боя. Боб Ворк считает, что региональные державы, например Израиль, могут дестабилизировать ситуацию как на Ближнем Востоке, используя военные ИИ-системы, так и в других регионах мира, экспортируя их.

На поле боя будущего будет побеждать та система, которая принимает решения быстрее. В этом плане человек становится слабым и медленным звеном в цепочке командования, и соответственно, у противника всегда будет искушение создать полностью автономную систему.

Уильям Ропер, глава управления стратегических возможностей (Strategic Capabilities Office, SCO) Пентагона, сравнивает ситуацию с высокочастотным трейдингом, только в военной сфере. Эта перспектива пугает его, так как противники США «без угрызений совести» постараются исключить человеческий фактор из своих военных ИИ-систем.

ВВС И ВМС: КТО БЫСТРЕЕ И УМНЕЕ?

Любопытно, что возможно автономные ИИ-системы будут внедряться на флоте быстрее, чем в воздушных силах. ВВС США приходится напоминать и оправдываться, что удары с беспилотников производят операторы, а не сами машины, и операторы иногда ошибаются. Из-за этих реальных ударов, ошибок и жертв среди мирного населения тема дронов в ВВС постоянно муссируется в СМИ.

Флот же без лишней шумихи и внимания общественности, по крайней мере пока, может спокойно сосредоточиться над созданием своих систем.

На флоте в том числе работают над технологиями управления беспилотными катерами и, в перспективе, другими военными машинами.

Речь идет о портативном устройстве CARACaS (Контрольная архитектура для робокоманд и воспринимания), которое может быть установлено практически на любой катер.

Бывший глава военно-морских исследований американского флота контр-адмирал Мэтью Кландер отметил, что устройство уже сегодня всего лишь размером с ладонь и в будущем практически любое уже существующее военное средство (катер, машину, самолет) с помощью таких устройств можно будет дешево и быстро превращать в члена автоматизированного роя. А это, по мнению Кландера, очень важно, учитывая глобальные интересы США и масштабные потребности в беспилотных системах.

В ВВС США тем временем разрабатывается система ALPHA, которая за 6,5 миллисекунд снимает данные с датчиков, структурирует и анализирует информацию и способна за это время выдать наиболее оптимальные сценарии действия для четырех самолетов. Проблема в том, что непонятно, как тестировать такие системы. Тестировать их смогут только такие же ИИ-системы. На данный момент нет физической возможности это делать, кроме как через моделирование и имитацию.

Директор DARPA доктор Арати Прабхакар в прошлом году рассказала о проекте по борьбе с программируемыми радарами России (упоминается Небо-М) и Китая: «Одна из наших программ в DARPA использует совершенно новый подход к этой проблеме, которую мы собираемся разрешить с помощью когнитивного электронного вооружения. Мы используем искусственный интеллект для изучения действий вражеского радара в режиме реального времени, а затем создаем новый метод глушения сигнала. Весь процесс восприятия, изучения и адаптации повторяется без перерыва».

РИСКИ НЕ ПУГАЮТ

Плюсы наличия автономных военных ИИ-систем понятны: сохранение жизни собственных военнослужащих, повышенная точность применения оружия сокращает сопутствующие потери среди мирного населения, сам факт существования такой системы служит инструментом предотвращения начала конфликта.

Риски же критики обычно сводят к пяти вопросам: кто контролирует ИИ-систему? можно ли ее хакнуть? кто принимает решение о нанесении удара? будет ли система ошибаться? кто понесет ответственность за ошибки?

Первый вопрос имеет корни в Голливуде и фантастике. Скорее, он звучит так: не захватят ли военные роботы власть над человечеством? Нет, в обозримом будущем вероятность такого сценария ничтожно мала.

Хакнуть машину, которая сама конфигуририует свои алгоритмы, — маловероятно.

Обратите внимание

Нужен ли человек для финального решения? Там, где важна скорость, человек становится обузой. ИИ-система может быть вооружена нелетальным оружием, критерии применения оружия без команды человека могут быть строго прописаны.

Ошибки? Люди совершают гораздо больше ошибок. ИИ-система, возможно, совершит ошибку, а человек точно это сделает, наверняка.

Здесь главная опасность заключается в том, если многочисленные ИИ-системы будут одновременно делать одну и ту же ошибку. Например, запускающие на праздник фейерверк люди будут определены ИИ-системой как террористы. Но это уже вопрос тестирования и обучения системы до надлежащего уровня.

Кто будет виноват в случае ошибки? Производители военных ИИ-систем, командование операцией? Разделить ответственность на финансовую (для компаний-производителей) и персональную (для военного руководства)? Это все обсуждаемо.

Ясно одно, что риски пока не перевешивают выгоду и работы над созданием военных ИИ-систем будут только набирать обороты.

Илья Плеханов

Источник: http://navoine.info/ai-fuwar.html

Космос. Русская сверхцель СОНАР-2050

Рассуждая о будущем, всегда очень сложно найти грань между реализмом и фантастикой. И если первоначально некоторые идеи кажутся совершенно несбыточными, это не значит, что они не возникнут снова в новой интерпретации при новых технологических возможностях. Именно это может произойти в ближайшем будущем с наиболее «фантастичными» идеями русских космистов.

Воскрешение и «лучистое» человечество

К числу таких идей стоило бы отнести мысли Николая Фёдорова о всеобщем воскрешении и бессмертии.

Для Фёдорова победа над смертью и распространение жизни во Вселенной — то «общее дело», ради которого он призывал человечество объединиться.

Его ученик Константин Циолковский в качестве высшей точки эволюции Вселенной видел преобразование материи, в том числе человечества, в «лучистую» форму, бессмертную во времени и бесконечную в пространстве.

Важно

Но при всей метафизичности ключевых идей русских космистов они становились импульсом к реальному развитию технологий, применяемых для прорыва в космическое пространство.

Во всяком случае, с идеями и опытами родоначальника советского ракетостроения Циолковского дело обстоит именно так.

Перспективы технологических открытий XXI века позволяют оценить их идеи в совершенно ином качестве. Каком же?

Искусственный интеллект и сознание

Прежде всего, в контексте развития искусственного интеллекта. Макс Тегмарк, физик и сооснователь Института будущего человечества, утверждает, что следующий этап нашей эволюции — это человечество 3.0, не имеющее биологических ограничений.

Искусственный интеллект, на пороге создания которого мы находимся, станет толчком к переходу в это новое состояние. Учёный полагает, что законы физики никак не препятствуют созданию искусственного разума, превосходящего человеческий.

Если это действительно так, то человечество на самом деле в будущем может не зависеть от своей биологической и соматической природы. А это значит, что для нового человечества открываются безграничные возможности распространения в космосе и самовоспроизводства.

Кстати, технологии для этого уже существуют: клонирование и 3D-принтинг.

По сути, уже сейчас нет проблемы искусственно воспроизвести биологического человека, проблема заключается в том, чтобы воспроизвести его сознание, чтобы оно могло, в случае необходимости, существовать автономно от его биологической оболочки.

Скорее всего, это будет происходить на основе кодированной лингвосемантической информации, поскольку именно в языковых формулах выражаются основные культурные коды и смыслы.

Таким образом, новое прочтение идей русских космистов может быть основано на триаде: искусственный интеллект — искусственное сознание — универсальный семантический код конкретной культуры или всего человечества. 

Военные смыслы

Как это часто бывает, самые фантастические идеи становятся реальностью, когда приобретают оборонное значение. Так было с ракетостроением и открытием энергии атома, сочетание которых в военных целях оказало огромное влияние на развитие всего человечества.

С новыми технологиями будет то же самое, возможно, даже в превосходящей степени. Именно поэтому Владимир Путин недавно заявил: «Искусственный интеллект — это будущее не только России, это будущее всего человечества.

Здесь колоссальные возможности и трудно прогнозируемые сегодня угрозы», «тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира». Очевидно, президент России обладает информацией о последних разработках в этой сфере и понимает, что они означают для страны и человечества.

Совет

Впрочем, понимает не только он, но и американцы, европейцы, китайцы — те, у кого есть шанс преуспеть в этом.

Овладение искусственным интеллектом можно сравнить с созданием ядерного оружия. Страны, лишённые доступа к этой сверхтехнологии, будут вынуждены следовать за теми, кто этим доступом обладает. Искусственный интеллект, очевидно, будет использован и в военных целях, хотя сейчас пока невозможно предсказать, как именно.

У России может появиться своё видение использования этих технологий, точно так же, как оно появилось в запуске первого спутника и первой атомной станции. Военные технологии могут быть применены для достижения военного равновесия, то есть гарантии ненападения и в мирных целях.

Искусственный интеллект и сознание на основе русского семантического кода на Земле и вне её — это то, что может сделать русскую культуру, сознание её создателей и носителей, в том числе конкретных представителей политической элиты, в прямом смысле «бессмертными», т. е. независимыми от своей биологической природы, риска уничтожения в войне и т. д.

Читайте также:  Thumbles - необычный сенсорный интерфейс, элементами которого являются маленькие подвижные роботы

Образ атомной подводной лодки

Эта идея может звучать очень странно, пока искусственный интеллект и его возможности в освоении космического пространства едва ли можно помыслить в полной мере. Но вновь приведём аналогию из военной сферы.

Ядерный паритет долгое время держался на том, что противники в холодной войне понимали, что они могут обеспечить друг другу взаимное гарантированное уничтожение.

Для того чтобы уменьшить риски и последствия от ядерного удара противника, разведка стремилась узнать расположение пусковых шахт, разработать и установить средства слежения за пуском и движением межконтинентальных баллистических ракет и т. д.

Но, например, появление подводных лодок с крылатыми ядерными ракетами сводило эти усилия к нулю и меняло стратегический баланс сил. Крылатые ракеты, запущенные с подводных лодок, не могут регистрироваться системой раннего предупреждения о ракетном нападении.

Атомные подводные лодки с ядерными крылатыми ракетами способны нанести внезапно координированный удар по стратегическим объектам до 2500 км вглубь территории противника. Этот удар может быть замечен только после того, как ядерные боезаряды достигнут своих целей.

И искусственный интеллект, и космическое пространство, весьма вероятно, в будущем будут использоваться в военных целях, а потому русской цивилизации необходимы любые гарантии выживания и самосохранения, пусть пока они и кажутся фантастическими, как когда-то идеи Циолковского и Фёдорова. А для человечества это важно потому, что русские всегда делились с другими своими достижениями и не использовали их только ради наживы или господства.

Источник: http://www.sonar2050.org/publications/kosmos-russkaya-sverhcel/

Война полковника Уорка: русский ИИ поставил крест на современной армии США

Изменить размер текста Аа

Ведущий аналитик Пентагона полковник Роберт Уорк уверен, что в XXI веке войны изменятся до неузнаваемости, но американская армия к этим переменам не готова, в отличие от российской.

Полковник Роберт Уорк является одной из «тёмных лошадок» Пентагона и способен в ближайшее время нарушить баланс сил в мире, а заодно и изменить современное поле боя до неузнаваемости. Почти 30 лет жизни он отдал морской пехоте, где служил артиллеристом.

Но и на пенсии отсиживаться он не стал, став одним из наиболее востребованных аналитиков Пентогона. Всего за пять лет он сделал карьеру, став замминистра обороны США. Многие американские политологи уверены, что Роберт Уорк в будущем возглавит Минобороны США.

Чем же таким прославился американский полковник?

Обратите внимание

Не смотря на то, что Уорк является выходцем «старой школы», он убеждает Пентагон в необходимости вести войны по-новому.

В частности, полковник считает, что в XXI веке упор будет сделан на внедрение искусственного интеллекта на всех уровнях военной машины – от командования до непосредственного управления боевой единицей.

При этом ИИ не должен полностью заменить человека, а работать с ним совместно.

США уже не первый год ведут работу по внедрению автоматизированных систем в армию. Но, по мнению Уорка,  они не единственные, кто ведёт такую работу в этом направлении – в гонке участвуют Россия и Китай. При этом, полковник не сомневается в том, что Штаты находятся сейчас в роли догоняющих. Так, Пентагон внедряет искусственный интеллект для логистических и аналитических систем.

Например, специальные программы фильтруют многочисленные снимки с разведзондов. Но боевыми системами управляют люди, те же БПЛА не автономны, а находятся под непосредственным контролем человека. Управление происходит по радиоканалам, а их можно перехватить, либо полностью заблокировать, что превратит грозную машину в груду баснословно дорогого металлолома.

Российские же разработки подразумевают создание автономных единиц, которые, в случае потери связи с центром, способны сами вернуться на базу, либо продолжить выполнение задания. Они находятся на принципиально ином уровне, считает полковник, так как находятся ближе к полноценной роботизированной боевой единице, способной действовать самостоятельно.

Большинство же американских разработок значительно проще и без человека они бесполезны.

По вышеописанным причинам Уорк считает, что, если ничего в структуре армии США не изменится, Пентагону придётся в будущем вести войну против России в условии так называемого ограниченного доступа. То есть, когда американские силы будут гарантированно уничтожены у границ потенциального противника.

Поэтому, чтобы США сохраняли и дальше своё военное превосходство над мировыми державами, им необходимо сперва победить Россию на её же поле –  обогнать в разработке автономных роботов, управляемых искусственным интеллектом.

В противном случае в XXI веке Америка будет добиваться побед, закидывая роботов противника трупами собственных солдат. Однако, по словам, Уорка, Пентагон не спешит менять свою тактику.

Важно

Полковник уверен, что генералы «старой школы» будут придерживаться поросших мхом военных доктрин до тех пор, пока США воюют против армий стран третьего мира. Их мнение изменится только когда они столкнуться технологически развитым врагом, но к тому моменту уже может быть слишком поздно.

Читайте iReactor в Яндексе

Источник фото: vimeo.com/Glow Production

Источник: https://inforeactor.ru/76714-voina-polkovnika-uorka-russkii-ii-postavil-krest-na-sovremennoi-armii-ssha

Проект «ЗЗ». Солдаты и танки больше не нужны. Размышления о военной силе XXI века

На планете мало государств, способных создавать передовые военные технологии и их использовать. Однако совершенствуются не только технологии, меняются и сами подходы к войне.

Плавающие, летающие и ездящие металлические штуки уже не могут решить исход противостояния.

Реальность меняется: шагают в будущее робототехника, искусственный интеллект, кибершпионаж и электронная финансовая сфера.

B-2 «Spirit» от «Northrop Grumman» — ужасающий элемент военной силы. Этот стелс-бомбардировщик может пролететь незамеченным многие тысячи миль. Его задача — сбросить термоядерную бомбу. Он способен поразить практически любую цель на планете.

Согласно правительственным оценкам, каждый В-2 в среднем обошёлся ВВС США в 2,1 млрд. долл. (сумма включает и разработку). Ясно, отмечает Джон Торнхилл в британской газете «Financial Times» , что лишь немногие государства сегодня имеют средства и технологии для создания таких систем вооружений.

Также, к счастью, очень мало поводов для применения такого оружия.

США продолжают доминировать в ядерных вооружениях (очевидное превосходство) и в ракетах с высокоточным управлением. Однако, пусть такие технологии по-прежнему необходимы для сдерживания угроз соперничающих держав, в быстро меняющемся мире их уже недостаточно, считает аналитик.

Большая часть трат на оборону в государствах НАТО идёт «на безумно дорогие металлические коробки», которые летают, ездят или плавают. Но, как и во многих других областях нового цифрового мира, военные возможности уже переходят к другой сфере: от видимого к невидимому, от аппаратного к программному, от атомов к битам.

Этот сдвиг радикально меняет уравнение, отражающее издержки, возможности и уязвимость.

Совет

Сравните только расходы на создание бомбардировщика B-2 с незначительными тратами террориста, угоняющего автомобиль, или стоимостью хакерского взлома, нанесшего ущерб банку или даже транспортной инфраструктуре целого государства, а то и демократическим выборам (вероятно, автор намекает на вмешательство «русских хакеров» в выборы США 2016 года).

США частично признали меняющуюся реальность. В 2014 году была обозначена так называемая третья стратегия противовеса: страна должна сохранять превосходство в технологиях следующего поколения, робототехнике и искусственном интеллекте. Единственной страной, которая может соперничать с США в этих областях, является Китай, считает автор.

Однако в эпоху асимметричного конфликта третья стратегия учитывает только часть угроз. В виртуальном мире едва ли существуют точные способы оценки намерений и возможностей противника и нет «никаких реальных подсказок насчёт того, выигрываете вы или проигрываете».

Столь неопределённая ситуация «идеально подходит для тех, кто стремится разрушить военную мощь Запада», уверен аналитик. «Китай и Россия, похоже, понимают этот новый мировой хаос намного лучше, чем другие, и в этом отношении умеют использовать уязвимости Запада», — пишет он.

Китайские стратеги были одними из первых, кто определил новую реальность, считает Торнхилл. Ещё в 1999 году два офицера Народно-освободительной армии Китая написали книгу под названием «Неограниченная война». Авторы утверждали, что три незаменимых «аппаратных элемента любой войны», а именно: солдаты, оружие и поле боя, теперь изменились до неузнаваемости.

Уже на рубеже веков в число солдат вошли хакеры, финансисты и террористы. Оружие их варьируется от гражданских самолётов до компьютерных вирусов. Что касается поля боя, то оно «везде». Российские стратеги, отмечает далее аналитик, тоже расширили представление о силе.

В недавних конфликтах в Грузии и на Украине Москва использовала традиционную военную технику, но также вела кибератаки. Автор указывает также на кибератаки русскими Эстонии и на обвинения Вашингтона в адрес России по поводу взлома президентских выборов в США. В более широком плане следует напомнить и об операциях по дезинформации «в духе КГБ».

Это часть того, что профессор Марк Галеотти назвал «информационным оружием». По словам Дмитрия Киселёва, российского телеведущего и кремлёвского пропагандиста, информационные войны стали «основным видом войны». Роза Брукс, бывшая чиновница из Пентагона, утверждает, что американские военные далеки от идеала и неспособны ответить на множество вызовов XXI века. Она полагает, что само понятие обороны западных обществ, а заодно и проекции мягкой силы необходимо переосмыслить, определив защиту как коллективную цель. Она высказывается за идею некоей всеобщей службы на благо условной западной родины: когда каждый, к примеру, молодой американец и каждая молодая американка «год или два посвящают работе, укрепляющей национальную и глобальную безопасность».

Но что мы видим в Белом доме? Там заседает Дональд Трамп.

Обратите внимание

И он намерен наращивать расходы «на старомодную военную технику»! И вот ещё недостаток Трампа: Кремль вряд ли мог бы пожелать «более совместимого» президента США, чем тот, кто высоко оценил твёрдый стиль управления Владимира Путина и не готов поддержать принцип коллективной безопасности НАТО. Наконец, Трамп осуждает американские СМИ за «фальшивые новости».

Поэтому в области «меметической войны» Кремль уже, кажется, победил. И всё же Путину радоваться рановато, допускает Торнхилл. Его окружение может задуматься о том, что Запад гораздо меньше зависит от любого отдельного человека или института, нежели Россия.

И конгрессмены США уже продвинули законопроект о более жёстких санкциях против Москвы за вмешательство в президентские выборы. Больше того, внутренние оппоненты российского президента также берут на вооружение новые стратегии.

Лидер оппозиции Алексей Навальный, указывает Торнхилл, не так давно опубликовал видеоролик, в котором «освещается предполагаемая коррупция премьер-министра Дмитрия Медведева». С тех пор ролик просмотрели почти 24 миллиона раз.

Вне зависимости от того, насколько хороши на практике авторитарные государства, они «быстро теряют свою собственную монополию на информационное оружие», делает вывод западный аналитик.

Что касается упомянутого в материале Китая, то здесь Торнхилл, пожалуй, переоценивает силу информационного оружия, ставя его во главу угла и практически отвергая эффективность традиционной военной силы. Это понимают в том самом Китае, где почти два десятка лет назад сочинили книжку «Неограниченная война».

Как пишет Джереми Пейдж в «Уолл-Стрит Джорнэл» , Пекин, готовящийся к кризису у границы КНДР, укрепляет оборону вдоль 880-мильной границы с Северной Кореей и передислоцирует силы в ближайших регионах. Идёт подготовка в том числе и к возможному удару США.

Подготовка эта вполне традиционна и отвечает духу традиционной войны. Китайцы организуют новые бригады по защите границ, ведут круглосуточно видеонаблюдение за границей в горных районах, используя в числе прочего беспилотники, строят бункеры для защиты от ядерных атак и химического оружия.

Кроме того, указывает «The Wall Street Journal», НОАК объединила, передислоцировала и модернизировала части в приграничных регионах. Наконец, ведутся учения с участием спецназа, ВДВ и иных подразделений, которые в случае кризиса могут отправиться в КНДР. Эксперты допускают, что Китай, формально находящийся в союзе с Пхеньяном, вряд ли станет защищать северокорейский режим.

Читайте также:  Подборка художественных футуристических книг на тему искусственного интеллекта с 2000г.

Также предполагается, что Пекин наращивает силы для возможного «захвата ядерных объектов Северной Кореи и оккупации территории в северной части страны». Это произойдёт в том случае, если американские или южнокорейские силы предпримут наступление к китайской границе. Итогом кризиса может стать противостояние китайских и американских сил на Корейском полуострове.

Важно

Против таких действий НОАК, заметим в заключение, упомянутые в материале Торнхилла «молодые люди», укрепляющие «национальную и глобальную безопасность» в домашних условиях, едва ли что смогут возразить.

Нелепо думать, что выборы в США организовывали и провели русские: чего ж тогда стоит хвалёная американская демократия? Точно так же нелепо полагать, что война XXI века может состояться без массовой живой силы. Возможно, война хакеров за клавишами — удел XXII века или второй половины века текущего, но не сегодняшняя реальность.

Мистеру Торнхиллу следовало бы приглядеться к конфликтам новейшего времени: Сирия, Украина, Йемен, Ирак и др. Где победили кабинетные хакеры? Где обошлось без бойцов, без танков и самолётов, то есть без той техники, что «летает и ездит»? Списывать киберсоставляющую войны со счетов, разумеется, нельзя, но объявлять самолёт чем-то «старомодным» по меньшей мере наивно.

Источник: http://m-diplomat.ru/ru/force-structure/item/3132-proekt-zz-soldaty-i-tanki-bolshe-ne-nuzhny-razmyshleniya-o-voennoj-sile-xxi-veka

Битва за искусственный интеллект

Александр Запольскис, 14 июня 2018XXI век становится веком ИИ, кто станет в отрасли лидером, тот получит все деньги мира. Потенциально технология ИИ станет основой развития почти всего – от военных технологий до контроля за человечеством…

Искусственный интеллект: главная битва 21 века

Автор – Александр Запольскис

Сказанное выше отнюдь не поэтическое преувеличение. Хотя самой богатой экономикой мира длительное время считались США, центром мирового станкостроения по сей день остается Европа, занимающая долю в 30-35%.

Это при том, что за последние сто лет ее промышленность дважды почти под основание сносилась мировыми войнами. Даже на пике своего могущества Америка оставалась лишь второй. Япония – третьей.

А все потому, что европейцы в промышленной революции были первыми.

Сейчас рубежом, определяющим дальнейшее развитие будущего, является искусственный интеллект. С одной стороны, его нынешние масштабы пока остаются незначительными. Они ограничиваются, как правило, несколькими небольшими узкоспециализированными нишами.

Но уже сейчас очевидно, что потенциально технология ИИ станет основой развития почти всего – от военных технологий до безлюдных производств, от управления сложными процессами (технологическими, социальными) до исследований в медицине, новых материалах, способах их получения и беспилотного транспорта.

А самое главное, пример Китая показывает, что исследования в области ИИ становятся драйвером экономики уже сейчас. Начиная с потребности в подготовке кадров (количество специалистов по ИИ сегодня в мире оценивается в 1,9 млн.

человек и за них лидеры буквально дерутся, потому что даже сейчас их “надо”, по меньшей мере, 5 млн.), и заканчивая производством элементной базы, прежде всего процессоров (тот же Китай их импортирует на 200 млрд. долл.

в год со значимой долей из США, кстати).

Вообще текущее положение Поднебесной в борьбе за лидерство по ИИ может служить источником опыта, прежде всего, для России, остро нуждающейся не просто в нахождении драйверов своего дальнейшего экономического роста, но и достижении технологического уровня, позволяющего гарантировать достойное положение страны в предстоящие 50-70 лет. Чтобы понять важность вопроса, достаточно посмотреть на Испанию, являвшуюся промышленным и технологическим центром мира всего 350 лет назад, а теперь окончательно ставшую лишь просто “государством Южной Европы”. Просто потому, что Мадрид в технологической гонке отстал.

За лидерство в области ИИ сегодня сошлись в решительной и бескомпромиссной схватке Китай и США.

Совет

В мае 2017-го аналитическая компания Tractica опубликовала прогноз развития рынка ИИ, в котором убедительно показала, что с 1,38 млрд. долл. в 2016 году он безусловно доберется до 59,75 млрд.

в 2025 и продолжит рост дальше. Только один лишь мировой рынок приложений, использующих ИИ, к концу 2018 года превысит 200 млрд. долл.

https://www.youtube.com/watch?v=EFd1uWNT0AU

Доля США на этом рынке сегодня превышает 40%, доля Китая лишь недавно перевалила за 20%. Если учесть, что еще порядка 12% приходится на Японию и около 6,8% на ЕС, то на весь остальной мир остается всего 21,2%.  Почему эти цифры важны? Потому что еще десять лет назад США занимали 80%, а доля Китая не превышала 1,2%.

То есть очередная научно-техническая революция происходит как раз буквально сегодня, и Китай в ней решительно намерен однозначно выиграть. У него для этого есть три ключевых преимущества: централизованное стратегическое планирование, активное развитие рынка и деньги.

Китайский план, состоящий из пяти взаимосвязанных больших стратегических программ, предусматривает три ключевые цели.

К 2020 году – достичь уровня развития отрасли, соответствующего ведущим странам мира (если считать по размеру доли рынка он формально уже выполнен, остается лишь догнать США) и аккумулировать в ней бизнесов на общую сумму в 22,2 млрд. долл., а со смежными отраслями – до 150 млрд.

К 2025 году – занять лидирующие позиции в ключевых областях ИИ и тем самым аккумулировать в отрасли 60 и 745 млрд. долл. соответственно.

А к 2030 году Китай планирует стать безусловным лидером в области ИИ с размером только прямой капитализации не менее 150 млрд. долл. и до 1,5 трлн. долл. с учетом смежных.

И тогда самым распространенным китайским товаром в мире станут не только футболки или кроссовки, но и все, что связано с ИИ, включая процессоры.

Обратите внимание

Окончательно победить в этой гонке Поднебесной мешает ряд узких мест. Первое из них – элементная база. Собственным производством потребности в процессорах и микросхемах для сферы ИИ Пекин покрывает всего на 14%. Остальное вынужден закупать. В том числе на 2/3 – в США, которые уже объявили Китай своей главной экономической проблемой и ведут против него санкционную войну.

Второе узкое место – специалисты. Из 1,9 млн. ведущих сотрудников отрасли в мире, в США их занято 850 тыс. (правда более 61% из них мигранты, привлеченные из других стран, прежде всего Европы и Азии, но заметную долю уже формирует Индия и Вьетнам), в то время как в Китае их всего 50 тыс. А нужно, по меньшей мере, пять миллионов.

Третья ключевая узость – технологии, точнее их юридическая принадлежность к США, которые либо закрывают к ним доступ для Китая, либо выставляют очень дорогие финансовые условия их использования в собственных китайских разработках. Но консолидированные усилия ведущего китайского триумвирата BAT (из трех технологических гигантов Baidu, Alibaba и Tencent) тесно взаимодействующего с министерством науки и технологий КНР этот разрыв быстрыми темпами сокращают.

Из всего этого очевидно следует, что Россия в настоящий момент имеет шанс учесть чужой опыт и достичь успеха при меньших затратах и худших внешних условиях.

Например, нам ничто не мешает воспользоваться опытом беднейшей китайской провинции Гуайджоу, развернувшей масштабное строительство подземных дата центров. Тот же Tencent там создает дата-центр площадью 30 кв. км.

 И только в ближайшие пять лет подобных там планируется возвести более десятка.

Однако следует понимать, что для успеха тут необходимы откровенно нерыночные меры и прямые государственные инвестиции в четко структурированную и обязательную, как военный план, программу действий, ответственность за достижение результата в которой также должна быть “как в военное время”. Потому что речь идет не просто о каких-то успехах или неудачах. От сегодняшних действий в области ИИ будущее страны и народа зависит самым буквальным образом. Иначе… – смотри историю Испании.

Так что такое искусственный интеллект?

С момента изобретения компьютеров, их способность выполнять различные задачи продолжают расти в геометрической прогрессии. Люди развивают мощность компьютерных систем, увеличивая выполнения задач и уменьшая размер компьютеров. Основной целью исследователей в области искусственного интеллекта – создание компьютеров или машин таких же разумных как человек.

Автором термина «искусственный интеллект» является Джон Маккарти, изобретатель языка Лисп, основоположник функционального программирования и лауреат премии Тьюринга за огромный вклад в области исследований искусственного интеллекта.

Важно

Искусственный интеллект – это способ сделать компьютер, компьютер-контролируемого робота или программу способную также разумно мыслить, как человек.

Исследования в области ИИ осуществляются путем изучения умственных способностей человека, а затем полученные результаты этого исследования используются как основа для разработки интеллектуальных программ и систем.

Во время эксплуатации мощных компьютерных систем, каждый задавался вопрос: «А может ли машина мыслить и вести себя также как человек? ».

Таким образом, развитие ИИ началось с намерения создать подобный интеллект в машинах, схожий с человеческим.

  • Создание экспертных систем – систем, которые демонстрируют разумное поведение: учиться, показывать, объяснять и давать советы;
  • Реализация человеческого интеллекта в машинах – создание машины, способную понимать, думать, учить и вести себя как человек.

Искусственный интеллект – наука и технология, основанная на таких дисциплинах, как информатика, биология, психология, лингвистика, математика, машиностроение. Одним из главных направлений искусственного интеллекта – разработка компьютерных функций, связанных с человеческим интеллектом, таких как: рассуждение, обучение и решение проблем.

ИИ стал доминирующим в различных областях, таких как:

  • Игры – ИИ играет решающую роль в играх, связанных с стратегией таких как, шахматы, покер, крестики – нолики и т.д., где компьютер способен просчитывать большое количество всевозможных решений, основанных на эвристических знаниях.
  • Обработка естественного языка – это возможность общаться с компьютером, который понимает естественный язык, на котором говорят люди.
  • Распознавание речи – некоторые интеллектуальные системы способны слышать и понимать язык, на котором человек общается с ними. Они могут обрабатывать различные акценты, сленги и т.д.
  • Распознавание рукописного текста – программное обеспечение читает текст, написанный на бумаге с помощью ручки или на экране с помощью стилуса. Он может распознавать формы букв и преобразовать его в редактируемый текст.
  • Умные робот – роботы способные выполнять задачи, поставленные человеком. Они имеют датчики, для обнаружения физических данных из реального мира, такие как свет, тепло, движение, звук, удар и давление. Они имеют высоко производительные процессоры, несколько датчиков и огромную память. Кроме того, они способны обучаться на собственных ошибках и адаптироваться к новой среде.

Вот история развития ИИ в течение 20-го века

Год    Событие

1923   Карел Чапек ставит пьесу в Лондоне под названием «Универсальные роботы», это стало первым использованием слова «робот» на английском.

1943   Основы для нейронных сетей.

1945   Айзек Азимов, выпускник Колумбийского университета, вводит термин робототехника.

1950   Алан Тьюринг разрабатывает тест Тьюринга для оценки интеллекта. Клод Шеннон публикует подробный анализ интеллектуальной шахматной игры.

1956   Джон Маккарти вводит термин искусственный интеллект. Демонстрация первого запуска программы ИИ в университете Карнеги-Меллон.

1958   Джон Маккарти изобретает язык программирования lisp для ИИ.

1964   Диссертация Дэнни Боброва в МТИ показывает, что компьютеры могут понимать естественный язык достаточно хорошо.

1965   Джозеф Weizenbaum в МТИ разрабатывает Элизу, интерактивного помощника, которая ведет диалог на английском языке.

1969   Ученые из Стэнфордского научно-исследовательского института разработали Шеки, робота, оснащенного двигателями, способного воспринимать и решать некоторые задачи.

Совет

1973   Группа исследователей в Эдинбургском университете построила Фредди, знаменитого шотландского робота, способного использовать зрение, чтобы найти и собрать модели.

1979   Был построен первый компьютер-контролируемый автономный автомобиль, Стэнфордская тележка.

1985   Гарольд Коэн разработал и продемонстрировал составление программы, Аарон.

1997   Шахматная программа, которая обыгрывает чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова.

2000   Интерактивный роботы питомцы станут коммерчески доступными. МТИ отображает Кисмет, робота с лицом, который выражает эмоции. Робот Номад исследует отдаленные районы Антарктиды и находит метеориты.

Источник

Искусственный интеллект | Большой скачок

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Рубрики: | Что делать? | Наша действительность | Настоящая наука

Источник: https://ru-an-info.livejournal.com/15292711.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector