Южная корея озвучила бюджет 2015 на развитие робототехники и искусственного интеллекта

Нация, которая создает и любит роботов. Почему именно корейцы?

Энн Бэйб BBC Travel

Image caption Корейский Method-2 – первый в мире двуногий пилотируемый робот

В Южной Корее больше роботов на душу населения, чем в какой-либо другой стране мира. В отличие от многих людей на Западе, прагматичные корейцы не видят в искусственном интеллекте угрозы человечеству.

В международном аэропорту Инчхон недалеко от столицы Республики Корея Сеула вас встречает команда доброжелательных сотрудников, которые помогут найти выход на посадку или проводят в зал ожидания.

Они хорошо обучены, безупречно вежливы и говорят на четырех языках. Возможно, единственное, чего они не смогут сделать, – это переброситься с пассажиром шутками. Потому что они – роботы.

Обратите внимание

Роботы-гиды, разработанные корейским технологическим гигантом LG Electronics, трудятся бок о бок с работниками аэропорта с июля 2017 года.

Они 1,4 метра высотой, передвигаются самостоятельно – на колесах, оснащены жидкокристаллическим дисплеем и ориентируются в пространстве с помощью камер, ультразвуковых и лазерных датчиков. Они способны распознавать голос и говорить.

Это не единственные роботы, появившиеся в Южной Корее накануне зимних Олимпийских игр-2018, проходящих сейчас в Пхенчхане.

Среди прочих – 4-метровый гигант Method-2 компании Hankook Mirae Technology, первый в мире управляемый робот на двух ногах, и DRC-HUBO – гуманоид-трансформер, разработанный Корейским институтом передовых технологий и науки.

В 2015 году DRC-HUBO стал победителем конкурса робототехники, который проводит Управление перспективных исследовательских проектов при министерстве обороны США (DARPA).

Правообладатель иллюстрации LG ElectronicsImage caption В аэропорту Инчхон роботы-гиды помогают пассажирам

Робот-уборщик, разработанный компанией LG специально для аэропортов, с помощью встроенных картографических технологий и системы предотвращения помех выбирает наиболее эффективную траекторию движения и поддерживает безупречную чистоту в помещении.

Южная Корея вместе с Японией уже много лет мировые лидеры в области искусственного интеллекта.

Среди разработанных ими роботов – не только операторы производства, но и различный обслуживающий персонал и даже учителя.

Важно

Эта футуристически выглядящая рабочая сила постепенно становится нашим настоящим и занимает должности, на которых раньше могли работать только люди.

“Искусственный интеллект, роботы и автоматизированные системы – это не просто хайтек-игрушки, это важная технологическая помощь людям”, – отмечает Че Мэн Хон, старший инженер отдела интеллектуальных разработок компании LG.

“В некоторых ситуациях роботы могут выполнять работу, которая опасна или слишком сложна для человека”, – добавляет он.

Да, Южная Корея вся устремлена в удивительный новый мир – но у этого стремления есть и глубокие корни в корейской истории и культуре.

На быстрое развитие современных технологий в стране очевидно повлияло древнее фольклорное наследие, где у животных есть собственные желания и мечты, деревья наделены душой, а в горах живут духи.

Возможно, инновационного прорыва могло бы вообще не произойти, если бы не одна старая легенда о смелой и упорной медведице с большой верой в себя.

Более 4 тысяч лет назад где-то высоко в горах жили медведица и тигрица. Обе мечтали стать людьми. И однажды сын Властелина небес сжалился над ними и решил дать шанс осуществить мечту.

Он вручил медведице и тигрице священную еду – дольку чеснока и ветку полыни – и приказал продержаться на этом 100 дней, не выходя на солнечный свет.

Нетерпеливая тигрица быстро сдалась, а медведица выдержала испытание до конца и превратилась в женщину. Сын Властелина небес взял ее в жены, и она родила ему сына – Дангуна, который впоследствии стал правителем страны.

Получается, что корейское царство было создано благодаря животному с очень человеческими чаяниями и надеждами.

Совет

Правообладатель иллюстрации Getty ImagesImage caption Возможно, именно древние корейские легенды повлияли на современное увлечение жителей Республики Корея искусственным интеллектом

Легенда о рождении нации, которое отмечают ежегодно 3 октября, – лишь один из многих анимистических мифов, легших в основу древнейшей религии страны – шаманизма.

“Даже сегодня вы можете заметить влияние этой древней веры на национальный менталитет корейцев – и в бизнесе, и в политике, и в быту”, – отмечает Шин Куан Юн, профессор социологии из Университета Чунан в Сеуле.

В основе шаманских верований, многие из которых инкорпорировала в себя местная версия буддизма, лежит мысль о том, что любое существо может нести в себе реинкарнированную душу умершего – например, у пролетающей птицы может быть душа вашего недавно умершего дяди.

Есть духовное начало и у предметов – например, у вашего любимого музыкального инструмента.

Именно поэтому идея робота с человеческими качествами совершенно не пугает корейцев.

“Искусственный интеллект вполне гармонично согласуется с анимистическими представлениями шаманизма о том, что любое неживое существо может быть наделено человеческими чертами”, – объясняет Ким Дон Ку из Института религиоведения при Университете Соган.

Правообладатель иллюстрации Getty ImagesImage caption В 2016 году в Южной Корее продано более 41 тысячи роботов

Очевидно, именно благодаря этому корейцы более благосклонно и с меньшим страхом, чем представители западной культуры, относятся к быстрому развитию искусственного интеллекта.

По данным Международной федерации робототехники, в 2016 году в Южной Корее продано более 41 тыс. роботов – страна стала второй в мире по объему сбыта таких устройств.

Китай продал почти вдвое меньше, хотя по численности населения он превосходит Южную Корею в 25 раз, а по площади – в 95.

Фактически количество роботов на душу населения в Южной Корее больше, чем в любой другой стране ​​мире. К примеру, в обрабатывающей промышленности на каждые 10 тысяч работников приходится 631 робот, а в автомобильной – 2145.

Конечно, некоторые корейцы обеспокоены тем, что роботы могут их лишить рабочих мест, но это единственное, что волнует нацию – в отличие, например, от США, где чуть ли не каждая новость из области искусственного интеллекта провоцирует дебаты о конце человечества.

Понятно, что апокалиптические идеи существенно подпитывает кинематограф (“Терминатор”, “Матрица”, “Я, робот” и проч.), а также высказывания таких технологических гениев, как Маск.

Из-за этого, как свидетельствует опрос Pew Research, 72% американцев очень обеспокоены развитием искусственного интеллекта,

Обратите внимание

Правообладатель иллюстрации Getty ImagesImage caption После окончания войны с Северной Кореей правительство Южной Кореи решило активно развивать промышленность – и вот что в итоге получилось

Конечно, у корейцев – немного другая ситуация. После окончания войны с Северной Кореей в 1953 году, правительство, пытаясь вытащить страну из бедности, начало активно развивать промышленный сектор.

Это потребовало высокотехнологичных инноваций и высококвалифицированной рабочей силы, что в итоге позволило Южной Корее создать одну из самых успешных экономик современности.

Согласно индексу Блумберга, Республика Корея четыре года подряд занимает первое место в мире по развитию инноваций.

В 2014 году страна потратила на исследования и разработки в области новейших технологий больше, чем любая другая нация мира.

Вместо того, чтобы волноваться о конце света, технически продвинутые и прагматичные корейцы выясняют, как роботы смогут улучшить их жизнь здесь и сейчас.

Правообладатель иллюстрации Getty ImagesImage caption В 2014 году страна потратила на исследования и разработки в области новейших технологий больше, чем любая другая нация мира

Компания LG разрабатывает широкий спектр роботов, которые смогут облегчить домашний труд – от автоматических газонокосилок до других разумных приборов, например, тех, которые оптимизируют работу в сфере обслуживания: в гостиницах, торговых и туристических центрах, других общественных заведениях.

Быстрое развитие робототехники уже вскоре позволит Южной Корее не только восполнить недостаток трудовых ресурсов нации, которая быстро стареет, но и заботиться о пожилых людях.

А главное, искусственный интеллект сможет также обеспечить спокойствие на северной границе страны, на страже которой уже стоят разработанные компанией Samsung роботы-часовые SGR-A1 (автоматизированная пулеметная башня).

Важно

Ну а тем временем аэропорт в Инчхоне завершил тестирование роботов-гидов, и некоторые из них уже трудоустроены на полный рабочий день.

Поэтому если вы вдруг прилетите в Сеул, обязательно воспользуйтесь услугами дружелюбного механизма, который с видимым удовольствием поможет вам сориентироваться в аэропорту.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

Источник: https://www.bbc.com/russian/vert-tra-43112220

Рейтинг готовности стран к внедрению ИИ

Исследование «Индекс готовности к автоматизации (The Automation Readiness Index), проведенное подразделением Aconomist Intelligence Unit по заказу ABB, оценило степень готовности правительств 25 стран к грядущей волне автоматизации.

Рейтинг был сформирован на основе ранжирования ключевых показателей в сфере развития автоматизации, образования и экономики. Южная Корея занимает первое место в рейтинге по сумме показателей, за ней следуют Германия и Сингапур.

Эти страны наиболее подготовлены к внедрению искусственного интеллекта и роботизации в свою экономику. Россия в данном рейтинге пока на 16 месте.

Топ-10 стран, наиболее готовых к автоматизации:

  • Южная Корея.
  • Германия.
  • Сингапур.
  • Япония.
  • Канада.
  • Эстония.
  • Франция.
  • Великобритания.
  • Соединенные Штаты.
  • Австралия.

Прежде всего, исследовалась политика и стратегии стран в области поддержки инноваций, развития ИКТ-инфраструктуры, инициатив в области искусственного интеллекта. Так, общий бюджет Японии, лидирующей в этой категории, на развитие автоматизации и ИИ в 2017 году составил 817 млн долл., что в девять раз превышает аналогичные показатели 2016 года.

Поскольку автоматизация берет на себя большинство рутинных задач, выполняемых людьми, требования работодателей будут постоянно повышаться.

Во избежание формирования дефицита рабочих мест и несоответствия специалистов требованиям рынка, страны должны развивать более эффективную политику в области образования, а также способствовать продолжению обучения и постоянному повышению квалификации специалистов на протяжении всей жизни.

Южная Корея лидирует в рейтинге в сфере политики образования благодаря ряду законодательных инициатив.

В их числе закон о поощрении образования 2015 года, предусматривающий стратегию повышения квалификации и коммуникационных навыков.

Принятая в январе 2016 года программа развития и поддержки инициатив в области науки и техники. А также закон о содействии правительства продолжению образовании на протяжении всей жизни (февраль 2008 года).

Как уже упоминалось, ожидается, что автоматизация вытеснит в ближайшее время специалистов, занимающихся рутинными задачами. Поэтому правительства ведущих стран должны развивать политику, способствующую профессиональной гибкости специалистов, позволяющей им осваивать рабочие места в других отраслях, а также развивать новые навыки.

Южная Корея, Германия и Сингапур занимают в рейтинге первую позицию в сфере политики рынка труда. Так, Министерство труда Германии предлагает покрыть до 80% расходов на проекты по переквалификации кадров. Сингапур планирует профинансировать более чем 8 тыс. образовательных программ.

Но, как подчеркивается в исследовании, перечисленные меры – это только начало.

Совет

Необходимо большее взаимодействие между правительством, промышленностью, специалистами в области образования и другими заинтересованными сторонами, если правительства планируют идти в ногу с инновациями в области автоматизации.

В исследовании отмечается, что, независимо от готовности политиков, ведущие мировые бренды быстро интегрируют искусственный интеллект и робототехнику в свою работу. Это внедрение ускорится в ближайшие годы, рынок автоматизации и искусственного интеллекта ожидает динамичный рост.

Источник: https://robo-sapiens.ru/novosti/reyting-gotovnosti-stran-k-vnedreniyu-ii-yuzhnaya-koreya-germaniya-i-singapur-gotovyi-k-ii/

Китай, США и Россия развивают искусственный интеллект

В феврале аналитический ресурс «МаркетФорекаст» (MarketForecast.com) опубликовал анонс своего исследования о глобальном рынке искусственного интеллекта и робототехники в оборонной сфере.

По прогнозам компании, мировой рынок к 2027 году достигнет 61 миллиарда долларов. В 2018 году он оценивается в 39,2 миллиарда долларов.

За девять лет страны потратят на развитие данных технологий в оборонке 487 миллиардов долларов.

Рост рынка будет обусловлен большими инвестициями со стороны США, Китая, России и Израиля в технологии нового поколения, а также масштабными закупками Индии, Саудовской Аравии, Южной Кореи и Японии. Большая часть рынка придется на военных роботов, затем, в порядке убывания, на компьютерное зрение, обработку естественного языка, распознавание речи и анализ социальных сетей.

Китай в свою очередь еще в прошлом году заявил, что страна достигнет паритета с США по развитию искусственного интеллекта к 2020 году, совершит прорывы в 2025 году и займет пальму первенства в этой области в 2030 году.

К 2020 году Китай хотел бы довести стоимость рынка искусственного интеллекта до 22,7 миллиардов долларов, а стоимость смежных индустрий до 150 миллиардов долларов.

В 2030 году соответствующие показатели должны вырасти до 150 миллиардов и 1,5 триллионов долларов.

Обратите внимание

Американские эксперты отмечают, что амбиции у Пекина, конечно, большие, но гонка за военный искусственный интеллект еще только набирает обороты, так что предсказать что-либо трудно.

Пока американцы опережают всех, но, тем не менее, к заявлениям подобного рода в США относятся серьезно и многие считают, что Китай догоняет Штаты. В 2017 году китайцы подали на 641 патент в области искусственного интеллекта, а США — 130.

В 2012 году американские ученые представили 41% статей для престижной Ассоциации по развитию искусственного интеллекта (Association for the Advancement of Artificial Intelligence, AAAI), а китайские — всего 10%.

В 2017 году картина выглядела уже иначе: у американцев было 34%, у китайцев — уже 23%.

Одна из причин стремительного развития Китая в области искусственного интеллекта — обилие данных. Китайцы в быту платят онлайн чаще, чем любая другая страна, заказывают больше товаров на дом, активно используют сервисы по совместному использованию велосипедов и так далее.

Государство развертывает масштабнейшие системы распознавания лиц и идентификации граждан, проект автоматизации работы целой провинции к 2020 году и создание «умных городов». Все это производит огромное количество информации, на которой можно тренировать искусственный интеллект.

Читайте также:  Война xxi века. искусственный интеллект на службе у военных

В 2017 году китайские стартапы в области искусственного интеллекта получили 48% всех мировых венчурных инвестиций по данному направлению, а американские — 38%.

Источник: http://www.yerkramas.org/article/132458/kitaj–ssha-i-rossiya-razvivayut-iskusstvennyj-intellekt

В россии создан единый центр развития робототехники

В России на базе университета МИСиС создан единый центр по изучению искусственного интеллекта, который получил официальное название «Центр интеллектуальных автономных систем» (ЦИАС). Об этом «Известиям» рассказали в пресс-службе МИСиС. В Минобрнауки эту информацию подтвердили. Финансирование ЦИАС до 2018 года может составить порядка 1 млрд рублей.

— Предполагается, что ЦИАС будет консолидировать как технические наработки непосредственно в области искусственного разума, так и перспективных металлических соединений и сплавов необходимых для изготовления робототехники, — рассказала представитель МИСиС Наталья Селищева.

Предполагается, что ЦИАС будет консолидировать как технические наработки непосредственно в области искусственного разума, так и перспективных металлических соединений и сплавов, необходимых для изготовления робототехники.

Среди участников и соинвесторов проекта — Минобразования, КамАЗ (как известно, планирует выпускать беспилотные грузовики), «Татнефть», «Союз-Агро», компания-разработчик различных систем распознавания Cognitive Technologies.

Важно

В Cognitive «Известиям» сообщили, что, по их информации, на развитие центра из бюджетов участников проекта будет выделено порядка 1 млрд рублей в период на 2016–2018 годы.

Основной темой изучения ЦИАС на ближайшие годы станет робототехника, бионика (воспроизведение свойств и функций живой природы), когнитивные технологии (восприятие реальности искусственным разумом), биометрика (распознавание людей), наноробототехника и прочее, отметили в МИСиС.

Если ЦИАС попытает удачу в гражданской робототехнике, то для военного направления планируется организовать другой центр.

Замгендиректора Фонда перспективных исследований Виталий Давыдов сообщал весной 2015 года, что будущее перспективных систем вооружений и военной техники связано с развитием роботов — и будет создан центр развития роботизированной техники.

В январе представители оборонного института «Точмаш» (входит в «Ростех») продемонстрировали президенту Владимиру Путину боевого робота-аватара, который выполнил простейшие технико-тактические упражнения на полигоне.

По данным Международной федерации робототехники (International Federation of Robotics, IFR), на развитие направления робототехники в мире ежегодно выделяется порядка $14,5 млрд.

При этом на рынке лидирующее положение занимает Япония, ее доля в 2013 году составила 52% рынка. Второе место удерживают немецкие компании с долей в 21,7%. За ними следуют Южная Корея — 15%, Китай — 14% и США — 12%.

На Россию, по данным госкомпании РВК, сегодня приходится около 0,17% от этой суммы.

Совет

Как писали «Известия», подведомственное Минобороны 766-е Управление производственно-технологической комплектации (ОАО «766 УПТК») разработало автономный боевой робототехнический комплекс.

Источник: https://iz.ru/news/594029

Влияние искусственного интеллекта на развитие робототехники

Рис. 1. Родни Брукс говорит, что искусственный интеллект все еще находится в зачаточном состоянии. Нет никакой предсказуемой конкуренции между машинным и человеческим интеллектом — люди априори остаются умнее. Изображение предоставлено Robotics/Robotic Industries Association (RIA)

Исследователи и предприниматели, которые десятилетиями занимаются вопросами искусственного интеллекта, пытаются помочь людям лучше понять его тонкости и связанные с его использованием проблемы.

Сейчас специалисты в этой области работают над тем, чтобы развеять заблуждения и не совсем правильные представления, сложившиеся вокруг ИИ, и показать, как искусственный интеллект может и уже применяется в промышленной робототехнике.

«Я думаю, что самым большим заблуждением является то, что мы считаем, будто развитие искусственного интеллекта (ИИ) уже зашло чересчур далеко, — говорит Родни Брукс (Rodney Brooks), председатель и технический директор компании Rethink Robotics (рис. 1). — Мы работаем над ИИ с 1956 г.

, почти с того времени, когда отец искусственного интеллекта Джон Маккарти (John McCarthy) в 1955-м придумал сам термин «искусственный интеллект», то есть уже примерно 62 года. Но это оказалось намного сложнее, чем чистая физика в ее реализации, хотя и сама физическая реализация заняла достаточно много времени.

Думаю, в этой области мы пока еще находимся в зачаточном состоянии».

Брукс полагает, что большая часть упрощенного представления об ИИ происходит из недавних сообщений в СМИ, уделяющих повышенное внимание демонстрации антропоморфных роботов, бионических роботов, выполненных в виде животных и насекомых, а также реакции зрителей, которые восхищаются искусственными системами, соревнующимися с людьми, например, в шахматах, игре в настольный теннис или в древнюю китайскую игру «го». Здесь, несомненно, присутствует ИИ, но все это лишь его первые детские шаги.

Некоторое недоразумение связано с приравниванием производительной деятельности машины к ее компетенции, то есть способности как личности развиваться и адаптироваться к тем или иным условиям.

Когда мы видим, как человек выполняет определенную задачу, то понимаем, что у него имеются определенные навыки и знания, которыми он должен обладать для выполнения конкретной задачи.

Что касается ИИ — это совсем не так.

«Система с ИИ может фантастически играть в шахматы, но она не имеет ни малейшего представления о том, что она играет в эту игру, — поясняет Брукс.

— Так что в случае, когда мы подгоняем действия машины под некую компетенцию, то глубоко ошибаемся.

Когда вы видите, как программа узнала что-то такое, что человек тоже может узнать, вы делаете ошибку, думая, будто у нее есть все то богатство понимания, которое было бы, например, у вас в этой ситуации».

Понимание того, что такое ИИ и что таковым не является

Искусственный интеллект уже стал модным маркетинговым выражением, которое у всех на слуху и используется где ни попадя. Это напоминает то, что мы когда-то пережили с употреблением слова «робот». Теперь нам, как и с роботами, кажется, будто все обладает потенциалом ИИ.

Действительность же такова, что иногда трудно определить, что по своей сути является ИИ, а что нет. Даже эксперты колеблются, когда дело доходит до окончательного определения того, имеет нечто конкретное в своей основе ИИ или нет. Как отмечает Брукс, то, что считалось искусственным интеллектом в 1960-х гг.

, теперь преподается на первом курсе по компьютерному программированию, но уже так не называется и даже не относится к этому понятию.

«В какой-то момент что-то называется ИИ, — говорит Брукс. — А потом это становится просто информатикой».

Подмножествами ИИ (как мы понимаем это в текущий момент) являются машинное обучение и все его вариации, включая глубокое обучение, обучение с подкреплением сигналами от среды взаимодействия и имитационное обучение.

«Какое-то время ИИ был очень узким понятием.

Обратите внимание

Некоторые люди видели его как очень конкретный набор методов, основанных на поиске, — говорит Кен Голдберг (Ken Goldberg), директор Центра новых технологий (CNM, Беркли) и профессор на кафедре инженерных исследований Калифорнийского университета в Беркли (University of California, Berkeley). — Теперь ИИ рассматривается как широкий термин для робото­техники и машинного обучения, поэтому сейчас он охватывает целый ряд дополняющих понятий и областей».

Передовые современные системы компьютерного зрения — это, безусловно, форма ИИ. «Если вы просто проверяете, находится ли винт в нужном месте, как было еще в 1960-х гг.

, то это чересчур просто, чтобы назвать ИИ, — поясняет Голдберг.

— Но в то же время, когда система компьютерного зрения может распознать лица рабочих, мы обычно думаем об этом как об ИИ, поскольку решается гораздо более сложная задача».

Проблема ИИ — отсутствие контекста

Важным отличием человеческого интеллекта от машинного является контекст того или иного действия. У нас, поскольку мы разумные люди, есть лучшее понимание окружающего мира, а вот у ИИ такого понимания нет.

«Мы работаем над контекстом в области ИИ уже 60 лет и пока даже близко не подошли к решению данной проблемы, — говорит Брукс. — Вот почему я не беспокоюсь о том, что у нас вскоре появится некий суперинтеллектуальный ИИ.

Да, мы несомненно добились успеха в ряде областей, и действительно — это революция в области ИИ, которая совершается прямо сейчас на наших глазах, но происходит еще в очень узких направлениях. Конечно, нынешнее распознавание речи радикально отличается от того, что было десять лет назад.

Я раньше шутил, что системы понимания речи были настроены так, что либо вы нажимаете на кнопку, либо говорите «два» и впадаете в эйфорию, если машина вас поняла. Сейчас уже все иначе».

Источник: https://controlengrussia.com/innovatsii/robototehnika/iskustvennyj-intellekt/

Робототехника на производстве: опыт Южной Кореи

С начала 60-х годов Южная Корея совершила беспрецедентный экономический скачок, перейдя от аграрной модели экономики к преимущественно высокотехнологичному производству. Сегодня азиатская республика занимает первое место в мире по плотности роботизации, опередив даже мировых лидеров в производстве роботов Японию и Германию. 

Уже сейчас 2010-е годы можно смело называть бумом индустриальных роботов в мировой промышленности.

Как отмечают эксперты Международной федерации робототехники (International Federation of Robotics, IFR), в период с 2005 по 2008 год производители продавали около 115 тыс. моделей роботов ежегодно.

После экономического кризиса в 2009 году промышленники начали активнее вкладываться в автоматизацию и в инновации, и с 2011 по 2016 год произошел скачок среднегодовых закупок роботов на 84% — до 212 тыс. единиц. 

По прогнозам аналитиков IFR, в ближайшие годы этот показатель будет только расти. В 2020 году продадут более 520 тыс. роботов, с 2017 по 2020 год произведут и введут в эксплуатацию более 1,7 млн новых промышленных моделей. Суммарно по всему миру к началу 2021 года будет работать 3 млн роботов.

В целом по состоянию на 2016 год в мире на каждые 10 тыс. рабочих, которые трудятся в промышленности, приходится около 74 индустриальных роботов. Лидером по этому показателю является Южная Корея: на ее предприятиях эксплуатируют более 500 роботов на каждые 10 тыс. сотрудников. Причем наиболее высокая плотность приходится на корейское автомобилестроение — более 2 тыс. моделей.

«Причиной такого стремительного увеличения в сегменте могли стать крупные проекты, нацеленные на производство аккумуляторов для гибридных и электроавтомобилей», — отмечается в отчете IFR.

Вице-президент российской Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР) Алиса Конюховская отмечает, что в Южной Корее стремительно растет не только использование, но и производство роботов.

По итогам 2016 года в стране было запущено в работу порядка 41 тыс. роботов (всего в стране их насчитывается 246 тыс.), из них 36,4 тыс. были произведены на местных предприятиях.

Важно

Кроме того, на внешний рынок было экспортировано порядка 7 тыс. корейских роботов.

«В стране уже несколько лет действует программа поддержки сегмента, что дало свои результаты. В 2013 году произвели порядка 15,9 тыс., в 2014 году показатель вырос до 26,8 тыс. единиц. Кроме того, на продвижение робототехники Южной Кореи выделено порядка $50 млн, действуют отраслевые ассоциации для наращивания объемов на рынке», — рассказала Алиса Конюховская.

Высокая плотность использования роботов объясняется технологическим развитием в автопромышленном секторе и в производстве электронных технологий. «Использование роботов позволяет делать производство более эффективным и производительным, сокращать издержки, повышать конкурентоспособность продукции», — отмечает вице-президент НАУРР.

Закон пятилетки

Еще совсем недавно восточноазиатская республика отставала в этом сегменте. В 2000-е было ясно, что «экономическое чудо» Южной Кореи (стремительный рост экономики в течение1960-1980 годов — прим. автора) осталось позади. Так появилась необходимость развивать новые отрасли промышленности.

«В 2005 году руководству Южной Кореи стало понятно, что необходимо сделать упор на робототехнику, иначе страна рискует откатиться назад в экономическом плане.

В 2008 году был принят закон о развитии и распространении умных роботов, который стимулирует производство, регулирует порядок финансирования отрасли», — рассказал руководитель Исследовательского центра проблем регулирования робототехники и искусственного интеллекта в России Андрей Незнамов.

В рамках закона каждые пять лет принимается пятилетний план развития отрасли робототехники. Последний из них был утвержден в ноябре 2016 года.

Функцию оператора взяла на себя Корейская ассоциация робототехники (Korea Association of Robot Industry, KAR).

Администрирование государственных программ, поддержка отрасли дали свой эффект в течение первых лет работы программы: объемы производства выросли на 79%. Принятие закона о роботах дало стране экономический прирост в $4 млрд. 

Как пояснил менеджер KAR Сангдок Йим, большинство компаний, работающих в этом сегменте, относятся к малому и среднему бизнесу. Крупные корпорации тяжелой промышленности и электроники (среди них — Samsung) только планируют запустить собственное производство роботов.

Источник: http://perminnovation.ru/news/item/43-robototekhnika-na-proizvodstve-opyt-yuzhnoj-korei

Бизнес-миссия в Южную Корею: заметки на полях

Национальная Ассоциация участников рынка робототехники (НАУРР) вместе с представителями российских компаний завершили бизнес-поездку в Южную Корею. Своими впечатлениями и результатами тура поделилась Алиса Конюховская, вице-президент НАУРР. Представляем вам ее материал о поездке.

Мы сотрудничаем с Южной Кореей уже более года. В сентябре прошлого года подписали соглашение о сотрудничестве c Korean Association of Robot Industry (KAR) на выставке Robot World в Сеуле.

После подписания соглашения начали участвовать в мероприятиях друг друга, обмениваться информацией, помогать в поиске партнеров. В рамках сотрудничества мы организовали в ноябре 2017 года поездку в корейский город Тэгу (Daegu) для участия российских компаний в Daegu Robot Expo (ROBEX) и Daegu International Robot Business Forum.

Совет

Тэгу – четвертый по величине город Южной Кореи, крупный промышленный и логистический центр. Региональный валовый продукт – $ 4,9 млрд. В регионе происходит смена промышленного профиля – уменьшается объем текстильной промышленности и машиностроения, увеличивается объем производства роботов, технологий IoT, автокомпонентов, медицинского и энергетического оборудования.

Читайте также:  Роботизированные ходунки помогут научиться ходить естественно

В метрополии Тэгу базируются Hyundai Robotics, Yaskawa, KUKA, Staubli, Korean Institute of Robotics Industry Advancement (KIRIA), робототехнический кластер, объединяющий стартапы. В городе расположено более 50 исследовательских институтов и лабораторий.

Одновременно с Daegu Robot Expo проходило еще две выставки – выставка автоматизации и машиностроения DAMEX и выставка компонентов и материалов Parts&Components Show. Такой подход к организации робо-экспо позволяет значительно увеличить число посетителей, объединить смежные технологические области. От России в экспозиции приняли участие 3 компании: НАУРР, ROBBO и FORMIKA.

ROBBO – компания в области образовательной робототехники. Участие в поездке принесло ROBBO первые продажи в Южной Корее и возможность найти корейских партнеров.

FORMIKA – оператор крупнейшей российской промышленной выставки ИННОПРОМ. На ИННОПРОМ в 2017 году приезжали коллеги из KAR и KIRIA. Страной-партером ИННОПРОМА-2018 объявлена Южная Корея, чему будет посвящена часть экспозиции и деловой программы.

В робототехническом бизнес форуме участвовало 7 стран – США, Франция, Китай, Южная Корея, Россия, Малайзия, Тайвань. Главная тема форума – создание глобального робототехнического кластера. Кластер создается с целью ответа на вызовы развития робототехники, для плодотворного сотрудничества на региональном и глобальном уровне.

 

Декларацию о создании Global Robotics Cluster подписали город Тэгу и пять робо-кластеров: Robot Enterprise Promotion Association (REPA, Корея), Massachusetts Robotics Cluster (MassRobotics, США), Silicon Valley Robotics (США), COBOTEAM (Франция), Zhejiang Robot Industry Association (ZRIA, Китай). Девиз форума озвучил в своем выступлении президент Mass Robotics Даниэл Теобальд: «Robotics is a team sport».

Первые два дня программы были полностью отданы выставке ROBEX и форуму. В последний день мы посетили завод Hyundai Robotics и производство Ajinextek, офис и центр тестирования KIRIA.

Производство роботов Hyundai началось в 1985 году. За это время было разработано 45 моделей роботов. В 2010 г. завод и головной офис переехал в Тэгу. На заводе осуществляется финальная сборка.

Обратите внимание

Поставщики компонентов – местные компании, тоже расположенные в метрополии Тэгу. Сейчас на заводе производится 10 тыс. роботов ежегодно, 27 моделей. 38% приходится на продажи внутри Кореи.

Офисы Hyundai Robotics открыты в Японии, Китае, в Европе и США, продажи идут по всему миру.

Компания Ajinextek была создана в 1995 году. Основной профиль – производство микроконтроллеров и полупроводников. Более 400 клиентов по всему миру. Совместно с местным институтом Ajinextek разрабатывают беспилотную мобильную платформу для промышленных задач. Мобильной платформе можно задать направление легким касанием руки.

Институт KIRIA был создан в 2010 г. для развития и продвижения корейской робототехники. Бюджет института – $50 млн. в год. В команде KIRIA 70 человек.

Институт курирует более 10 направлений: госполитика в области робототехники, сертификация и стандартизация, продвижение корейских компаний и участие в выставках, международное сотрудничество, поддержка молодых компаний и производства роботов, и другие.

Институт обладает самым передовым центром тестирования и сертификации роботов. В центре функционируют 15 лабораторий. Для продажи роботов в Южной Корее компаниям необходимо пройти сертификацию в центре KIRIA.

В лабораториях измеряют силу и точность захватов, реакцию на звуковые и световые эффекты, на химические составы, воздействие воды и пыли. Тестируют взаимодействие робот-робот и робот-человек. Проверяют, как робот влияет на окружающую среду и как среда воздействует на него.

Нигде, даже в США, Европе или Китае, нет таких больших и специализированных лабораторий для тестирования робототехнических устройств.

Важно

Южная Корея принесла разные плоды всем участникам российской делегации. ROBBO открыли новый рынок – первые продажи произошли еще во время поездки. FORMIKA привлекла новых участников на ИННОПРОМ-2018, расширив робототехническую экспозицию выставки.

Для НАУРР поездка ознаменовалась укреплением связей с США, Францией и Китаем. Изучение опыта сотрудничества государства и отрасли на примере KIRIA поможет НАУРР в создании Российского Центра развития робототехники.

Источник: http://www.robogeek.ru/novosti-kompanii/biznes-missiya-v-yuzhnuyu-koreyu-zametki-na-polyah

Гонка за искусственным интеллектом: США отстают от России и Китая

Федеральное агентство новостей представляет перевод статьи The U.S.

Risks Falling Behind Russia and China in Its Use of AI in the Military («США начинают отставать от России и Китая в использовании ИИ в армии»), опубликованную информационно-аналитическим ресурсом MIT Technology Review.

Военный бюджет США в 615 миллиардов долларов намного больше, чем у ближайших конкурентов — Китая (211 миллиардов долларов) и России (69 миллиардов долларов). Но, даже учитывая это преимущество, данные нового доклада говорят о том, что США скоро начнут отставать в гонке за искусственным интеллектом (ИИ) для военного применения.

В 2014 году министр обороны США Чак Хэйгел объявил, что его ведомство намерено возглавить грядущую революцию ИИ с помощью новой «Третьей стратегии противовеса».

Для непосвященных, «Вторая стратегия противовеса» была создана в ответ на наращивание обычных вооруженных сил вдоль центрально-европейского фронта Советским Союзом и его государствами-сателлитами, что само по себе стало ответом на «Первую стратегию противовеса», в рамках которой США разместили свои собственные силы на фронте.

Америка не пыталась догнать Советский Союз по числу солдат, вместо этого она развивала технологии, такие как сенсоры дальнего действия, управляемые боеприпасы нового поколения и малокалиберные боеприпасы, чтобы получить преимущество.

Хэйгел хотел применить к третьей версии стратегии примерно тот же подход, но в последние несколько лет первопроходцами в новых военных разработках ИИ были русские и китайцы.

Россия сейчас особенно открыта в отношении развития все более мощных робототехнических систем, предназначенных для ведения войны, в то время как Китай объявил о своих планах стать «передовым глобальным инновационным центром ИИ» к 2030 году.

Готовый к бою искусственный интеллект также занимает умы руководителей НАТО, которая в среду выпустила доклад о том, что Североатлантическому альянсу необходимо подготовиться к будущему ведения войны посредством инвестиций в ИИ.

Развитие искусственного интеллекта в военном плане — это не обязательно солдаты-роботы и вооруженные беспилотники. В докладе подробно излагается, почему Америка рискует отстать от России и Китая.

Совет

Аналитическая фирма Govini, сотрудничающая с правительством США, описывает различные способы применения ИИ, которые могут помочь принимать более своевременные и правильные боевые решения, различные новые формы взаимодействия человека и машины и новые функции нейронных сетей в осмыслении некоторых масштабных наборов данных, к которым у военных есть доступ.

Стоит отметить, что министерство обороны не бездействует. Расходы на ИИ, большие объемы данных и сервисы облачного хранения достигли 7,4 млрд долларов в 2017 финансовом году, что почти на треть больше, чем в 2012 году.

Одно преимущество США состоит в частном секторе. Коммерческий сектор тратит на развитие ИИ гораздо больше, чем министерство обороны: Ford, например, потратил 1 млрд долларов на покупку стартапа в области ИИ в феврале этого года.

В ходе визита в Силиконовую (Кремниевую — прим. ФАН) долину в начале этого года министр обороны Джеймс Мэттис заявил, что считает необходимым более усиленно работать над интеграцией коммерческого ИИ с министерством.

И новый отчет показал, что ему предстоит большая работа.

Источник: https://riafan.ru/1002260-gonka-za-iskusstvennym-intellektom-ssha-otstayut-ot-rossii-i-kitaya

Рынок искусственного интеллекта в России оценили в 700 миллионов

По итогам 2017 г. объем российского рынка искусственного интеллекта и машинного обучения будет равен примерно 700 млн руб., а к 2020 г. он увеличится до 28 млрд руб.

Стимулировать рост рынка будут финансовая сфера, розничная торговля и промышленность.

К такому выводу пришли российский системный интегратор «Инфосистемы Джет» и аналитический центр TAdviser, обнародовавшие результаты исследования «Актуальные тенденции рынка машинного обучения и искусственного интеллекта».

В ходе исследования были опрошены менеджеры ста компаний, которые работают на российском рынке. Опрошенные занимают посты ИТ-руководителей, а также руководителей департаментов цифровых сервисов или цифровой трансформации.

Кроме того, в ходе исследования привлекались данные аналитических компаний, в том числе IDC, Gartner и Markets and Markets.

Часть данных поступила от консалтинговых компаний, таких как PwC и Teradata, а также вендоров, включая SAP.

Авторы исследования отмечают, что российский рынок искусственного интеллекта и машинного обучения только начинает развиваться, демонстрируя отставание от зарубежных рынков. Положительное влияние подобных технологий на бизнес-процессы не подтверждается в России яркими примерами.

Обратите внимание

Одна из причин — то, что компании не разглашают результаты успешных внедрений, опасаясь раскрыть конкурентам источник своего преимущества.

Также внедрение искусственного интеллекта и машинного обучения замедляется в России из-за недостатка вычислительных мощностей и невысокого уровня автоматизации.

Прогнозы по российскому рынку

Опыт внедрения механизмов машинного обучения в ритейле в сегменте товарных рекомендаций показывает, что с их помощью конверсию можно увеличить на 15%, одновременно уменьшив в 50 раз количество операций, выполняемых вручную, отмечают респонденты исследования.

Те из опрошенных менеджеров, которые работают в пяти крупнейших банках России, утверждают, что в течение пяти лет доля искусственного интеллекта в принятии решений в их организациях достигнет 80%, а клиенты уже через три года в половине случаев будут обслуживаться ботами.

Уровень проникновения таких технологий в промышленность пока ниже, однако она находится на третьем месте в списке лидеров по внедрению искусственного интеллекта.

Оценка респондентами доли трат на искусственный интеллект в ИТ-бюджете компании

Ряд респондентов работает в компаниях, которые используют ботов или системы распознавания речи. Опрошенные отмечают недостаточный уровень развития подобных технологий в целом, однако высказывают удовлетворение существующий на этом уровне функциональностью.

Из подобных систем наиболее на слуху интеллектуальный поиск и интеллектуальный маркетинг, осведомленность респондентов о других инструментах искусственного интеллекта слабее. Также представители компаний высказывают желание увидеть в цифрах результаты уже состоявшихся внедрений, чтобы, основываясь на них, планировать собственные проекты.

Цели внедрений и расходы на них

Главная причина внедрения машинного обучения в российских компаниях — это снижение расходов, сообщили 72% респондентов. Еще 68% прибегают к подобным технологиям для повышения качества продукции и услуг.

Для принятия решений искусственный интеллект используется в компаниях 60% опрошенных. Еще 56% компаний повышают с его помощью производительность труда.

52% респондентов видят пользу таких технологий в получении новых экономических выгод.

Цели внедрения машинного обучения и искусственного интеллекта

Более половины опрошенных намерены увеличить траты на искусственный интеллект и машинное обучение в следующие 3-5 лет. Предполагаемый годовой рост затрат составляет 15-20%.

У 30% респондентов отсутствует понимание, какая именно доля ИТ-бюджета компании расходуется на искусственный интеллект. Еще 30% компаний тратят на такие технологии от 5% до 10%. 17% опрошенных оценивают этот сегмент ИТ-бюджета менее чем в 5%.

13% компаний тратят на искусственный интеллект и машинное обучение более 15% ИТ-бюджета, еще 9% компаний — от 10% до 15% ИТ-бюджета.

Мировой рынок

Количество проектов, связанных с искусственным интеллектом и машинным обучением, выросло в мире в несколько раз за последние два года. В 2015 г.

крупные компании сообщили о существовании 17 таких проектов, в 2016 г. — 71 проекта, в первой половине 2017 г. — уже о 74 проектах. Таким образом по итогам 2015-2017 гг.

общее количество инициатив достигло 162. В их реализации участвуют 28 стран и 20 отраслей.

Важно

85% указанных проектов уже реализованы, еще 15% находятся на стадии планирования или пилота, причем в государственном секторе на этой стадии прибывает 60% инициатив. В 85% случаев проекты осуществляются по заказу крупного бизнеса.

Лидером по количеству внедрений технологий искусственного интеллекта и машинного обучения является США. Далее следуют Великобритания, которая применяет эти технологии в крупных инвестиционных банках, и Индия, которая работает на иностранных заказчиков.

Источник: http://www.cnews.ru/news/top/2017-11-27_rynok_iskusstvennogo_intellekta_v_rossii_otsenivaetsya

Российский рынок машинного обучения и искусственного интеллекта достигнет 28 миллиардов рублей к 2020 году

По результатам исследования «Актуальные тенденции рынка машинного обучения и искусственного интеллекта», проведенного компанией «Инфосистемы Джет» и аналитическим центром TAdviser, объем рынка искусственного интеллекта (AI) и машинного обучения (ML) в России составит в 2017 г. около 700 млн руб. и вырастет до 28 млрд руб. к 2020 г. Драйверами этого рынка будут финансовый сектор, ритейл и промышленность.

Такой вывод был сделан по итогам опроса представителей 100 компаний, работающих в России – ИТ-руководителей, руководителей департаментов цифровых сервисов/цифровой трансформации, влияющих на принятие решений в области ИТ.

Для анализа мировой ситуации использовались данные различных аналитических агентств (IDC, Gartner, Markets and Markets и пр.), консалтинговых компаний и вендоров (PwC, Teradata, SAP и пр.).

 Исследование проводилось в рамках подготовки к форуму по системам искусственного интеллекта RAIF 2017.

В мире количество проектов в области AI и ML за последние годы выросло в разы. Если в 2015 г. глобально анонсировались только 17 проектов, выполненных крупными компаниями, то за первую половину 2017 года – уже 74 проекта. Всего в 2015–2017 гг.

было зафиксировано 162 таких проекта в 28 странах и 20 отраслях. В 85% случаев речь идет о реализованных проектах, в 15% – о планах или тестовых внедрениях по всем отраслям за исключением госструктур, где доля тестовых внедрений и анонсов оценивается в 60%.

Читайте также:  Как сделать робота?

Основная доля заказчиков таких инициатив – крупный бизнес (85%).

Динамика количества проектов AI и ML в мире

США лидирует по количеству проектов AI/ML. Следом идет Великобритания, где эти решения часто используют в крупных инвестиционных банках, а также обслуживающая эту группу заказчиков Индия.

Отечественный сегмент искусственного интеллекта и машинного обучения пока находится на начальной стадии формирования и значительно уступает в объемах крупному AI-рынку США.

До недавнего времени практически отсутствовала наглядная демонстрация связи технологий с существующими бизнес-процессами и возможностью их улучшения.

В то же время эффективные внедрения часто остаются закрытыми, ведь компании-инноваторы видят в результатах таких проектов источники дополнительного конкурентного преимущества и не спешат ими делиться.

Кроме того, некоторые руководители российских компаний отмечают, что бизнес на сегодняшнем уровне автоматизации в среднем пока не готов к использованию таких инструментов. Существенный барьер для развития бизнес-ориентированного AI в России – вычислительные мощности. Для активизации проектов необходимо обеспечить соответствующее развитие высокопроизводительной инфраструктуры.

Тем не менее, к настоящему моменту в России уже есть примеры внедрения ML, которые доказывают эффективность применения этих технологий и пользу для бизнеса. Так, в ритейле был отмечен рост конверсии до 15% при использовании товарных рекомендаций на базе машинного обучения, при этом количество ручных операций может сократиться до 50 раз.

В нескольких опрошенных банках из ТОП-5 считают, что через 5 лет около 80% всех решений будут приниматься с помощью искусственного интеллекта и прогнозируют, что отрасль начнет активно переходить на безлюдные технологии (через 3 года клиенты в 50% случаев будут общаться с ботами).

Совет

Промышленный сектор замыкает тройку лидеров по внедрению AI, однако процент проникновения технологии в компании из этой отрасли пока на низком уровне.

Большинство опрошенных организаций, применяющих технологии ML, делают это в целях сокращения издержек (72%), а также для повышения качества своих продуктов или услуг (68%).

Дополнительно рядом респондентов было отмечено, что инструментарий часто используется ими для решения вопросов, связанных с безопасностью.

Более половины опрошенных считают, что AI может обеспечить бизнесу новые экономические выгоды.

Сферы применения AI в бизнесе

Больше половины респондентов уверены, что их затраты на AI/ML в ближайшие 3–5 лет будут расти, причем примерно треть опрошенных называет цифру в 15–20% в год.

Доля расходов на AI от ИТ-бюджета

Что касается направлений использования AI и ML, то наиболее открыто компании говорят об использовании ботов или систем распознавания речи. При этом почти все респонденты подтверждают, что удовлетворены существующим качеством и функционалом решений с учетом стадии их развития.

В силу недостаточного уровня развития технологий, а также невысокого уровня осведомленности о них большинство респондентов затрудняются указать, каких именно инструментов AI им сегодня не хватает, апеллируя преимущественно к более интеллектуальному поиску и интеллектуальному маркетингу.

В первую очередь опрошенные компании заинтересованы в сборе актуальной статистики о результатах реализованных ранее внедрений. Она станет основой для принятия решений о новых проектах или инициативах в сфере AI.

Читать также: 

Источник: http://robotoved.ru/al_ml_prognoz_russia/

«Нельзя допустить уничтожения человечества из-за появления «сильного искусственного интеллекта»

Интервью с автором первой в мире конвенции о робототехнике и искусственном интеллекте

Эксперты исследовательского центра «Робоправо» разработали проект первой в мире конвенции о робототехнике и искусственном интеллекте (ИИ). Сейчас он направлен на рассмотрение в Госдуму, МИД и представителю России при ООН.

Комитет ГД по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству собирается рассмотреть документ уже в первом полугодии 2018 года.

«Реальное время» связалось с соавтором конвенции, руководителем Исследовательского центра проблем регулирования робототехники и ИИ в России Андреем Незнамовым, который рассказал о сути документа, юридической стороне взаимоотношений человека с роботами и искусственным интеллектом, а также возможных катастрофических последствиях появления «сильного ИИ».

— Андрей Владимирович, не могли бы вы рассказать о подготовленном документе?

— Конвенция о робототехнике и искусственном интеллекте — это набор имеющихся на сегодняшний день правил, призванных регламентировать отношения между людьми и роботами. В разное время их разрабатывали разные эксперты: от Айзека Азимова, который вообще является писателем-фантастом, до европейских парламентариев, которые в этом году разработали проект Европейской хартии робототехники.

Когда мы изучали зарубежные правовые системы, мы заметили, что различные ученые, правоведы или даже целые страны на уровне госпрограмм высказывают отдельные мнения о том, как можно регламентировать отношения человека и робота.

Однако в какой-то единый свод эту информацию еще никто не сводил — полноценного документа не существует до сих пор.

Насколько мне известно, первая попытка его создания была предпринята Южной Кореей — в 2007 году эта страна анонсировала «Этический устав роботов», однако у этого документа очень сложная судьба: его никто толком не видел (у меня он есть буквально на корейском языке), и информации о его публикации и использовании практически нет.

Так что мы попытались взять на себя труд и свести воедино все существующие предложения, а также трансформировать в прообраз неких правовых норм мнения, которые высказывают ученые и эксперты на этот счет. Мы также добавили что-то от себя с учетом наших знаний.

Обратите внимание

Конвенция будет обсуждаться с экспертами не только в России, но и на мировом уровне, а также будет меняться — мы ни в коем случае не предполагаем, что она в первозданном виде должна быть принята ООН.

Ее цель в том, чтобы объединить представления большинства людей о том, как нужно взаимодействовать с роботами.

— В чем необходимость его появления?

— 2017 год в России оправданно можно считать годом робототехники, потому что вопросы регулирования этой сферы сейчас стоят невероятно остро.

Практически каждую неделю можно встретить высказывания участников рынка или представителей органов власти по теме регулирования с призывом начать регулирование роботов в той или иной форме. Либо, наоборот, высказываются опасения и просьбы ничего не регулировать.

Это легко проследить по публикациям в прессе. Так что, на мой взгляд, наш документ мог бы стать продолжением этих дискуссий, которые происходили в этом году в России и других странах.

Вообще, опасность искусственного интеллекта и необходимость принятия норм относительно робототехники уже несколько лет обсуждаются за рубежом. В России долгое время это не было горячей темой, тогда как в других странах создавались целые университеты, ориентированные на данное направление.

«Мы пока стараемся не приводить Японию в качестве примера»

— Не могли бы вы чуть подробнее рассказать о том, как обстоят дела с регулированием в других станах?

— На данный момент регулирование очень фрагментарное, и полноценного акта, регулирующего все отношения, еще нет ни в одной стране.

В ряде стран есть отдельные законы, регламентирующие те или иные киберфизические системы.

Что касается акта потенциально международного уровня, то помимо корейского «Этического устава» в Европе прозвучало предложение создать хартию робототехники (мы перевели ее на русский, кстати).

— Просто регулярно появляются новости о том, что в Японии создали «роботов-друзей», «роботов-партнеров» и так далее — то есть, в этой стране роботы уже вплотную взаимодействуют с людьми на бытовом уровне. А как они обходятся без госрегулирования?

— Действительно, в Японии есть госрегулирование, но оно довольно специфическое.

Когда они приняли концепцию государственного развития робототехники «New robot revolution», они в ней четко указали перечень законов, которые им нужно поменять для развития роботов (поменять закон о связи, например).

Важно

Но мы пока стараемся не приводить Японию в пример, по нескольким причинам: специфичность правового регулирования в Японии в целом, совершенно экстраординарный уровень развития робототехники в этой стране и культура использования роботов, а также ее закрытость.

— Андрей Владимирович, а какие вы видите проблемы, способные возникнуть в обществе и правовой системе в связи с активным развитием киберфизических систем?

— Вы знаете, я думаю, что проблемы у нас будут практически в каждой сфере жизнедеятельности, так как киберфизические системы проникают в каждую из них. Замечу, что в России некоторые проблемы еще не очень актуальны или только начинают назревать, а за рубежом они уже довольно остро обсуждаются.

Поясню на примере: развитие дронов в России шло чуть медленнее, чем в других странах, из-за чего замедлилось и регулирование. В большинстве стран, которые активно используют дроны, есть целый пласт соответствующего законодательства. У нас нормы только-только начали появляться.

Ситуация с беспилотными автомобилями развивается у нас по той же самой схеме. Также замечу, что сервисные самодвижущиеся роботы в России еще отсутствуют, а в Эстонии уже есть закон о них.

Если резюмировать, то каждый робот будет привносить определенные правовые проблемы, которые нам придется решать.

«Представьте себе систему искусственного интеллекта, управляющую самолетом или атомной станцией…»

— Как вы лично относитесь к развитию робототехники и ИИ? Согласны ли вы с тем, что появление новых технологий отупляет нас, лишает работы и в конечном счете делает нас менее счастливыми?

— Я искренне убежден, что технологии сделают мир лучше, просто есть определенный этап, на котором необходимо вмешаться юристам. С одной стороны, нам нельзя допустить, чтобы законы помешали развитию технологий, а с другой стороны, мы не можем допустить уничтожения человечества, что вполне может случиться вследствие разработки «сильного ИИ».

По мнению некоторых экспертов, такой искусственный интеллект может быть губительно опасным, и я считаю, что существование даже 0,000001% такой вероятности означает, что юристы непременно должны вмешаться. А тем людям, которые не очень дружат с технологиями, наверное, придется постепенно начинать это делать — жизнь будет очень быстро меняться.

Что касается второй части вопроса, то такая позиция была озвучена еще Айзеком Азимовым: в одном из своих рассказов он показывает, что люди не всегда становятся счастливее и человечество не всегда выигрывает от того, что за него все делают роботы.

Но, на мой взгляд, говорить об этой обратной философской стороне сейчас немного странно, потому в данный момент времени роботы очень сильно помогают улучшить человеческую жизнь.

Когда на одной чаше весов находится человеческая жизнь, которую может спасти робот (уменьшением числа жертв ДТП, помощью в спасательных операциях и так далее), а на другой чаше весов какие-то абстрактные вопросы счастья или несчастья человечества, то для меня выбор очевиден.

В последствии, когда появятся так называемые разумные роботы, которые будут делать за нас практически все, наверное, нам стоит об этом задуматься, но сейчас я вижу в роботах безусловное благо.

— В одном из пунктов вашего документа вы пишете, что нельзя исключить сценарии использования ИИ и роботов, которые могут привести к катастрофическим последствиям для всей человеческой расы. Как вы себе представляете эти сценарии, что, к примеру, может произойти?

— Эта норма как раз связана с опасениями экспертов, которые высказывают мнение, что искусственный интеллект губителен для человечества. Вообще, эти сценарии уже неоднократно описывались в литературе.

Один из примеров: ИИ управляет энергетической структурой страны и по каким-то причинам просто выходит из-под контроля, даже не проявляя признаков желания всех уничтожить — просто случается сбой.

Из-за этого обрушивается вся энергосистема — представляете, что будет? А если представить, что ИИ будет преследовать какие-то свои цели, то уничтожение целой страны не будет для него невыполнимой задачей.

Совет

Представьте себе систему искусственного интеллекта, управляющую самолетом или атомной станцией — если с ней что-то случится, то вы прекрасно понимаете, что произойдет. Есть и глобальный сценарий, когда создается ИИ, существует и выходит из-под контроля и уничтожает человечество.

Он описан в работах Ника Бострома, а также в книге «Последнее изобретение человечества» Джеймса Баррата. Концепция очень простая: ИИ с безумной скоростью начинает самосовершенствоваться, работает день и ночь, раз за разом создавая лучшую копию самого себя.

По этой экспоненте происходит взрывной рост интеллекта, что приводит к появлению на планете существа в миллионы раз умнее нас. А дальше он выходит из под контроля.

— Когда мы обсуждали Японию, вы затронули тему уровня развития робототехники и ИИ в этой стране. А что вы можете сказать о России мы — сильно отстаем?

— Есть интересный аспект в этой проблеме: дело в том, что разработками ИИ занимаются государства и крупные корпорации, которые не всегда делают это открыто. По этой причине, мало кто может объективно оценить уровень развития этой области в разных странах. В любой стране может существовать корпорация, которая давно ведет секретные разработки и уже добилась серьезного успеха.

Если же судить по открытым данным, то можно с уверенностью сказать, что в России есть разработчики ИИ, при этом часть из них имеет мировую известность, и в этом отношении я бы не сказал, что наша страна находится в числе отстающих. Вместе с тем некоторые эксперты заявляют о том, что наша страна находится в числе лидеров в сфере применения военных роботов и военного ИИ.

ТехнологииIT

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/82464-v-gosdume-uzakonyat-otnosheniya-robotov-i-lyudey

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector