Опрос: почему реалистичные роботы настолько страшны?

Что делает реалистичных роботов такими жуткими?

С тех пор как Карел Чапек придумал термин «робот» в своем спектакле 1920 года, роботы крепко угнездились в научной фантастике. В наши дни они стали научно-техническим фактом, от которого нельзя отказаться.

Роботы используются для уборки, строительства автомобилей, деактивации бомб, помощи в хирургии и инвалидам, да и во многом другом.

Они более распространены, чем многие из нас могли бы подумать, а в будущем их популяция вырастет еще больше.

Если просто, робот — это машина, которая может выполнять задачи, обычно выполняемые людьми. Некоторые из них управляются операторами, некоторые работают автономно (пока позволяют источники питания).

Обратите внимание

По форме они варьируются от отдельных роботизированных манипуляторов до полноценных гуманоидных тел.

Одной из основных целей некоторых робототехников является создание робота, максимально похожего на человека, хотя бы частично, чтобы облегчить естественное взаимодействие между роботами и людьми. Робот, который больше похож на человека, и воспринимается куда лучше.

На сегодняшний день существует уже довольно много андроидов, которые используются в научных исследованиях, вроде Repliee Q2, разработанного Хироши Исигуро из Университета Осаки. Repliee Q2 был создан как телеведущий женского пола, и с первого взгляда его можно принять за человека.

Она не может ходить и не обладает сложным искусственным интеллектом, поэтому ее возможности ограничены. Исигуро также создал дистанционно управляемую андроидную копию себя и назвал его Geminoid HI-1, чтобы читать лекции удаленно.

Дэвид Хэнсон создал модель андроида, как у Филипа Дика в «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», который может распознавать лица и поддерживать разговор. Хотя ни один из андроидов пока не обладает полной автономией, практически полноценная копия человека обязательно появится в результате этих попыток.

Тем не менее по некоторым причинам, когда мы сталкиваемся с роботами, которые слишком похожи на нас, мы находим их отталкивающими и жуткими.

Почему реалистичные роботы пугают нас? Возможно, мы боимся чего-то, что обладает способностями человека, но не обладает сознанием? Или же боимся потерять собственную уникальность? На данный момент ответ кажется более плотским, нежели философским. И заключается он в эффекте «зловещей долины».

«Зловещая долина»

Все мы склонны очеловечивать объекты и животных. То есть проецировать человеческие качества вроде интеллекта и эмоций на нечеловеческие вещи, особенно если они все же обладают некоторыми человеческими чертами.

Отсюда можно сделать вывод, что вы скорее захотите пообщаться с человекоподобным андроидом, а не металлическим механоидом. По всей видимости, мы чувствуем себя комфортно рядом с роботами, качества которых до определенной точки похожи на человеческие.

После этой точки все кардинально меняется. Этот эффект называется «зловещей долиной».

Важно

Термин «зловещая долина» придумал Масахиро Мори в 1970 году. Чтобы проиллюстрировать свою идею, Мори создал график, где на оси y был фактор узнавания, а на оси x — степень похожести на человека, и изобразил наше чувство узнавания, или способность идентифицировать, на примере разных роботизированных форм или репрезентаций человека.

Промышленные роботы находятся где-то возле точки начала координат, они не выглядят узнаваемыми или похожими на людей. Но после пика возникает внезапный провал в «долину» (где находятся трупы, зомби и протезы), который перерастает во второй пик, изображающий живого человека.

С точки зрения Мори, наш уровень комфорта растет, пока качества робота приобретают человеческие формы, но не достигают точки идентификации, в которой человек внезапно перестает узнавать робота и пугается.

Роль играют как физическая внешность, так и движения, поскольку нечеловеческие движения сразу отправляют нас в «зловещую долину» (а некоторые фильмы вроде «Сайлент-Хилла» на этом и основываются).

Исследования подтвердили идею Мори, хотя немного модифицировали. Исследователи Карл Макдорман, Роберт Грин, Чи-Чанг Хо и Клинтон Кох из Университета Индианы использовали неподвижные изображения с чертами лиц и текстурами кожи, измененными различными способами, чтобы узнать реакцию респондентов.

Ученые выяснили, что уровень жуткости вырастал, когда лица отклонялись от нормальных человеческих пропорций, а текстура кожи была реалистичной, но возвращался обратно, когда реализм кожи уменьшался.

Эти результаты указали на то, что виновником может быть несоответствие между пропорциями и реалистичностью деталей.

В ходе исследования Айше Пинар Сайгин, Тьерри Чеминейда, Хироши Исигуро, Джона Драйвера и Криса Фирта использовался движущийся робот (Repliee Q2), который показал, что эффект «зловещей долины» может быть вызван расхождением между нашими ожиданиями и реальностью в плане внешнего вида и движений андроида.

Совет

Исследователи делали функциональную магнитно-резонансную томографию участникам, пока те просматривали серию видео с Repliee Q2 (тем же андроидом, но без «кожи») и живым человеком, которые выполняли одинаковые действия. Мозги участников весьма похоже реагировали на человека и механизированного робота.

Но при наблюдении за похожим на человека андроидом работали совершенно другие области мозга, отвечающие за определение и интерпретацию движений. Были сделаны выводы, что, возможно, эффект «зловещей долины» вызывается чем-то, что выглядит по-человечески, но движется несоответствующим образом.

Роботы движутся так, как должны двигаться роботы, люди — как люди, и ни первое, ни второе не должно нас пугать, если только не возникнет путаница.

Одной из возможных эволюционных причин нашего отвращения к расхождению между внешним видом и движениями андроида может быть то, что любая неправильность в человеке может указывать на болезнь, а наш мозг жестко отвергает ее, чтобы не допустить распространения. Некая непохожесть в другом человеке может также запускать нашу неприязнь к людям, которых мы не считаем приемлемыми партнерами для спаривания. Что бы ни лежало в основе причины «зловещей долины», робототехники ищут способы достать свои творения оттуда.

Нужен ли нам мост в «зловещую долину»?

Хотя некоторые робототехники хотят сделать андроидов, так похожих на людей внешним видом и движениями, что они смогут пройти через «зловещую долину», многие решают этот вопрос, делая не человекоподобных, но крайне выразительных роботов.

Вот, например, Leonardo — милый и пушистый робот, сделанный в сотрудничестве MIT и Stan Winston Studios. Он может демонстрировать различные выражения лица и обучаться у людей различным навыкам.

Исследователи вроде Хизера Найта верят, что социальные возможности роботов также могут быть ключом к бегству из «зловещей долины».

Есть также мнение, что роботы должны быть социальными, выглядеть и действовать соответственно, но только чтобы людям было удобно с ними; роботы не должны быть людьми.

Идея заключается в том, чтобы дать роботам достаточно функций, антропоморфизующих их, например, способность понимать и поддерживать разговор, распознавать эмоциоальное состояние человека и соответствующим образом реагировать, а также проявлять собственные эмоции и индивидуальность.

У роботов должна быть своя форма, которая отталкивается от предназначения робота, но не соответствует нашим ожиданиям того, как они должны выглядеть.

Сам Мори в 1970 году заявил, что конструкторы должны стремиться к первому пику на графике, а не ко второму, чтобы не попасть в зону «зловещей долины». Возможно, именно этот подход поможет роботам оставаться незаметными в нашей жизни, но весьма полезными.

Обратите внимание

Другие продолжают стремиться к полноценному человеческому реализму, как Исигуро, который считает, что андроиды могут преодолеть «зловещую долину», наращивая человекоподобный облик и движения. Помимо реалистичных текстур волос и кожи, его Repliee Q2 и Geminoid HI-1 постоянно совершали микродвижения, моргали и двигали телом, словно дышали, чтобы выглядеть более естественно.

Культура также может сыграть свою роль. В Японии искусственные формы более распространены и приемлемы, нежели в Европе, например. В Японии есть даже искусственные поп-звезды (одна анимированная, а другая генерируется компьютером). Возможно, «зловещая долина» может просто сойти на нет после распространения андроидов. Может быть, мы просто к ним привыкнем.

Это явление происходит не только с роботами. Оно происходит с другими формами реалистичной визуализации человеческих форм вроде анимации. Было много сообщений о том, что люди нашли анимированных человеческих персонажей в фильмах «Последняя фантазия» и «Полярный экспресс» жуткими или отталкивающими. Хотя оба фильма гордились передовыми достижениями в области компьютерной графики.

Мы можем попробовать все, от понижения реализма до создания полноценной человеческой мимики, в дальнейших экспериментах с нашими братьями меньшими — роботами. Нам придется или свыкнуться, или побороть «зловещую долину», потому что роботы и компьютерная графика останутся с нами надолго.

Источник: https://Hi-News.ru/robots/chto-delaet-realistichnyx-robotov-takimi-zhutkimi.html

Эффект «зловещей долины»: почему человекоподобные роботы и куклы иногда кажутся нам настолько жуткими

Первым, кто выдвинул гипотезу о возможности возникновения этого эффекта в далеком 1970 году, был специалист робототехники из Японии Масахиро Мори (Masahiro Mori).

Он предположил, что, по мере того как, роботы будут все больше походить на человека, люди начнут воспринимать такие машины как более привлекательные и уместные, относительно их собратьев с явными механическими чертами. Это оказалось правдой лишь отчасти.

Люди начали испытывать чувство неловкости и дискомфорта, когда роботы стали более человекоподобными, но еще не достигли полной идентичности. Если же степень сходства с человеком переходит эту границу, эмоциональная реакция вновь становится положительной.

Именно этот характерный провал в интуитивном ответе нашей психики, возникающий в процессе, пока робот становится все более «человечным», и отражает термин «зловещая долина».

Вызвать этот эффект может что угодно достаточно похожее на человека, но самыми распространенными примерами служат андроиды, персонажи компьютерных игр и человекоподобные куклы.

Однако не все похожие на людей роботы воспринимаются как жуткие, и степень ощущения этой «жуткости» разнится от человека к человеку. Итак, какие доказательства существования эффекта существуют на сегодняшний день, и какие именно похожие на человека объекты могут заставить нас чувствовать себя настолько неловко?

КУКЛЫ И ДРУГИЕ СХОЖИЕ С ЧЕЛОВЕКОМ СУЩНОСТИ

Начиная с 1970 года, эффект «зловещей долины» исследовали самые разные специалисты. От инженеров робототехники, у которых в этом был чисто практический интерес, до философов с их теориями и психологов, что проводили экспериментальны е исследования.

Важно

Всерьез рассматривать этот вопрос начали в 2005, когда Карл Макдормен (Karl MacDorman) и Такаши Минато (Takashi Minato) перевели оригинальную статью Мори на английский. С тех пор интерес к этой проблеме только усиливается.

Если в 2004-м существовало 35 научных статей на эту тему, то в 2015-м их было уже 510.

Несмотря на то что эффект достаточно просто описать и можно легко почувствовать на себе, рассматривая человекоподобные объекты, например, кукол или персонажей видеоигр, исследование такого субъективного и тесно связанного с личностью явления вызывает определенные трудности. В академических кругах постоянно идут дебаты по поводу существования эффекта в принципе — Яри Кетзири (Jari Kätsyri) и его коллеги недавно провели анализ всех доказательств и пришли к выводу, что возникновение эффекта «зловещей долины» невозможно точно подтвердить.

Так или иначе, победителя в споре установить пока не удалось. Возможно, совсем недавно было опубликовано наиболее убедительное свидетельство существования эффекта.

Майя Матур (Maya Matur) и Дэвид Рейчлинг (David Reichling) провели исследование с использованием 80 реальных роботов.

После обработки информации о том, насколько роботы были визуально приятны и вызывали доверие у группы испытуемых людей, ученые четко установили возникновение эффекта.

Читайте также:  Паркоматы с искусственным интеллектом

В результате было установлено четкое наличие классического эффекта эмоционального подъема-провала-подъема, который изначально предсказывал Мори.

Данные были получены при помощи упомянутых выше роботов и адаптивных CGI изображений, которые были разработаны так, чтобы последовательно изменять степень сходства с человеком.

Я провожу исследования в этой области с 2006 года, и в ходе собственного анализа литературы я обнаружил, по крайней мере, семь возможных объяснений. Однако в данный момент существует три теории, которые кажутся особенно многообещающими.

ГДЕ ЖЕ НАХОДИТСЯ ГРАНИЦА СТРАННОСТИ

Во-первых, «зловещая долина» возникает на границе, когда что-то переходит из одной категории в другую, в этом случае, из неодушевленного в человеческое.

Совет

Кристин Лузер (Christine Looser) и Тэлия Уитли (Thalia Wheatley) изучали лица манекенов, которые постепенно превращались в человеческие лица, и зафиксировали возникновение эффекта в тот момент времени, когда бездушная поверхность начинала визуально «оживать».

Во-вторых, возникновение эффекта зависит от того, верим ли мы в наличие у рассматриваемой сущности разума, схожего с нашим.

В ходе исследования, проведенного Куртом Грэем (Kurt Gray) и Даниэлом Вегнером (Daniel Wegner), было установлено, что неприятное ощущение вызывали лишь те роботы, которых люди воспринимали, как способных чувствовать и воспринимать окружающий мир. Андроиды, у которых, по мнению испытуемых, не было разума, пугающего чувства не вызывали.

Последняя область, которая еще потребует серьезных исследований — возникновение эффекта из-за несоответствия внешности и поведения робота. В ходе своей работы Анджела Тинвелл (Angela Tinwell) рассматривала разные типы расхождений, включая речевую синхронизацию, скорость произношения и выражение лица.

В исследовании 2013 года наиболее жуткими были признаны человекоподобные объекты, которые были настроены, чтобы удивленно реагировать на возникновение шума в нижней части лица (без задействования верхней части).

Исследователь даже предположил, что такое поведение может быть схоже с тем, каким образом психопаты реагируют на эмоциональные раздражители.

Мое последнее исследование отталкивалось от результатов Тинвелл — целью было изучение реакции на различное выражение лица и глаз. Я обнаружил, что наиболее гнетущее впечатление производило совмещение счастливого выражения лица с испуганными или сердитыми глазами, которые выдавали возможное подавление неприятной эмоции.

Производство андроидов прогрессирует с огромной скоростью, и появляются все более реалистичные роботы. Эффект «зловещей долины» перестал бы существовать, если бы роботов было невозможно отличить от человека, так как исчез бы эффект относительного спада в эмоциональной реакции на них.

Обратите внимание

Одна из теорий, которая называется «Зловещая стена», предполагает, что возможность отличить искусственный объект от человека будет всегда — по мере того, как роботы будут становиться все более похожими на человека, у людей разовьется чувствительность к сравнению подобного рода, так что мы всегда сможем заметить несоответствие.

Конечно же, этот момент наступит еще нескоро. В один прекрасный день, когда отличить андроида от человека будет невозможно, мы можем обнаружить, что эффект «зловещей долины» стал лишь вехой в развитии роботостроения.

Для тех, кто будет неспособен отличить робота от человека, могут появиться проблемы посерьезнее, чем ощущение легкого дискомфорта.

Если же взглянуть на этот феномен с точки зрения исследователя, я намерен насладиться этим подсознательным чувством страха, пока это еще возможно.

Источник: https://eurodigest.ru/page/197

Этот робот умеет плакать и кровоточить — и он пугает медиков своей реалистичностью | Rusbase

Робот Хэл был создан, чтобы страдать. Но в первую очередь, чтобы на нем могли тренироваться начинающие медики. Он может плакать, кровоточить и мочиться, а если посветить Хэлу в глаза, то его зрачки сузятся. У Хэла можно вызвать анафилактический шок и остановку сердца, а потом подключить к реальному медицинскому оборудованию и «оживить» дефибриллятором.

Такой реалистичный робот стоит $48 тысяч. Его разработала компания Gaumard Scientific, которая делает медицинские тренажеры с 1940-х годов, начиная с синтетических скелетов и анатомических фигур.

Это уже не первый интерактивный манекен, который изготовила фирма.

В ее линейке человекоподобных роботов есть машина по имени Виктория, которая может родить механического ребенка, и младенец Супер Тори, на котором можно отследить признаки болезни у детей.

Внутри Хэла находится пневмомеханическая система, с помощью которой он «дышит», а особый картридж в ноге позволяет ему выпускать углекислый газ. Гидравлические системы робота подают искусственную кровь и слезы.

Лицо машины может выражать различные эмоции — например, злость или страх — в этом ему помогают встроенные серводвигатели. Хэл даже может разговаривать — звать маму и требовать, чтобы вы его не трогали.

Можно самим говорить при помощи робота: внутри него есть система, которая обрабатывает звук и превращает ваш голос в голос пятилетнего ребенка.

С помощью Хэла медицинские работники смогут научиться работать с детьми, которые не умеют объяснять, какие симптомы они испытывают.

«Часто их можно понять только по выражению лица», — пояснил Джеймс Арчетто, вице-президент Gaumard Scientific.

Чтобы робот мог делать правильные гримасы, инженеры компании обратились к педиатрам, чтобы те объяснили им, как меняется лицо ребенка — как двигаются мускулы и хмурятся брови.

Дизайнеры Хэла помнили об эффекте «зловещей долины», поэтому не стали добавлять роботу веснушки или какие-то дефекты кожи. В конце концов, Хэл должен быть реалистичным, чтобы на нем можно было эффективно тренироваться, а если бы он выглядел чересчур живым, это бы только отвлекало.

У Хэла полностью функционируют нос и рот. В некоторых ситуациях, например, во время анафилаксии у него распухает язык и горло. Практиканты даже могут сделать небольшой надрез на его горле, чтобы вставить ему трахеальную трубку для восстановления дыхания.

Важно

Робота можно подключить к аппарату ЭКГ. У него есть пульс, который можно отследить с помощью пневматической манжеты. Инструктор может менять жизненные показатели Хэла на планшете и вызвать у него некоторые симптомы, например, остановку сердца.

«Долгие годы медицинские тренажеры были всего лишь резиновыми манекенами, похожими на людей, без какого-либо интерактива, — сказал Марк Берг, медицинский директор программы Revive Initiative for Resuscitation Excellence в больнице Stanford Children's Health.

— Сейчас же их реалистичность наконец-то растет».

Некоторым становится плохо, даже когда они тренируются на обычных резиновых манекенах. А, по словам Берга, Хэл настолько реалистичен, что может заставить практикантов плакать и отказываться от участия в занятии. Инструкторы должны быть готовы к таким случаям — машины пока что не могут научить нас справляться с эмоциями, поэтому за психологической помощью придется обращаться к людям.

Источник.

Материалы по теме:

Этот робот будет сниться вам в кошмарах

Люди врут роботам, потому что не хотят их расстраивать

Ученые хотят заставить протезы передавать болевые ощущения

Как искусственный интеллект изменит здравоохранение через 5 лет

В нашем Instagram @rusbase сегодня есть на что посмотреть! Подписаться

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/story/hal-robot/

Почему в России мало роботов на заводах. И где они все-таки уже заменяют людей

Национальная ассоциация участников рынка робототехники (НАУРР) выпустила исследование, которое рассказывает, как роботы внедряются в экономику в мире и в частности в России. Какие страны — лидеры, какие — нет и почему отечественные заводы часто пренебрегают автоматизацией, а стартапы научились продавать сервисных роботов в страны, дружные с технологиями.

Роботы делают автомобили и станки. Но их мало

За прошлый — 2017-й — год в стране было продано 713 промышленных роботов. Объем рынка составил 2 млрд рублей, а сектор робототехнических систем достиг 5,8 млрд рублей. На долю страны в отчетный период пришлось лишь 0,18% от мирового объема продаж. Столь малый размер рынка — причина нерентабельности производства промышленных роботов в России.

В 2013 году в стране купили и внедрили 610 роботов, в 2014-м — 530, в 2015-м — 550, в 2016-м — 359, в 2017-м — 713. Для сравнения: в прошлом году в мире продана 381 тыс. промышленных роботов, что на 30% больше, чем в 2016 году.

Продолжение

Падение продаж в 2016 году объясняется отсутствием крупных заказов со стороны автопрома, это связано с тем, что машины хуже продавались. А именно на автомобилестроение в России приходится около 40% всех продаж.

Сегодня без роботов не обходится ни один заметный автозавод, но нет производств, укомплектованных по максимуму, все компании еще в стадии внедрения технологий. 

В 2017 году автопром купил 37% промышленных роботов. 22% — машиностроение и металлургия. 10% — образовательный сектор, который достиг рекорда — 70 проданных машин.

Речь идет о демонстративных роботах для робототехнических классов в вузах и для World Skills. Еще роботы используются в производстве электроники, в химической промышленности.

Новый тренд — пищепром стал проявлять интерес к ним в 2018 году.

Топ-стран по внедрению промышленных роботов — Китай, Япония, Южная Корея, США и Германия, в 2017 году на их долю пришлось 73% продаж от общего рынка.

Сварка, погрузка. Где роботы заменяют людей

Наиболее роботизируемые операции — сварка, пайка и погрузочно-разгрузочные процессы (обслуживание станков, конвейеров, перемещение изделий). Постепенно автоматизируются механическая обработка изделий и покраска. Кстати, эти тренды — не только российские, а общемировые.

То есть в первую очередь роботы внедряются на трудных и вредных работах — где машины безоговорочно превосходят людей по качеству и продолжительности труда.

Средняя плотность роботизации в мире — 85 роботов на 10 тыс. рабочих в промышленности. В Европе — 106 роботов на 10 тыс. человек, в Северной и Южной Америке — 91 робот, в Азии — 75 роботов. В России — три робота на 10 тыс. рабочих.

Продолжение

Россия отстает по числу роботов в производстве от других стран по нескольким причинам. Первая — решения дорогие, их могут позволить себе крупные корпорации. Вторая — инертное мышление менеджеров, которые могут позволить модернизировать бизнес, они мало осведомлены о том, насколько это эффективно. Третья — нехватка кадров, которые могут взять на себя внедрение технологий.

Три сценария будущего

Собственное производство промышленных роботов в РФ находится в зачаточном состоянии. 95% купленных решений — от зарубежных производителей: FANUC (Япония), KUKA (Германия), Kawasaki (Япония), ABB (Швейцария), IGM (Австрия).

Те российские компании, которые делают промышленных роботов, находятся в стадии формирования продукта или делают комплексы штучно, на заказ.

НАУРР дает три прогноза развития рынка в ближайшие годы: плохой, хороший, базовый.

Плохой: рост рынка — около 3% в год. Вероятен в условиях затяжной экономической стагнации на фоне нестабильной внешнеполитической ситуации с доминированием политики импортозамещения. До 2030 года в России будет ежегодно внедряться около 1 тыс. роботов.

Совет

Базовый: рост рынка — около 8% в год. Если в государственной и внешней политике не произойдет существенных изменений, а также не будет серьезно упрощена система внедрения робокомплексов. К 2030 году скорость внедрения — около 2 тыс. роботов в год.

Хороший: рост рынка от 15% ежегодно. Возможен в условиях стабильной экономической ситуации с популяризацией робототехнических решений и создания стимулов спроса на продукцию. А также упрощение взаимодействия с технологическими продуктами для конечного потребителя. К 2030 году по этому сценарию будет устанавливаться около 4,5 тыс. роботов.

Сервисные роботы. У стартапов дела лучше

Этот рынок формируется как в России, так и во всем мире. Здесь у отечественных компаний больше шансов стать лидерами, чем в промышленной робототехнике.

Читайте также:  Любопытный робот от японских производителей

Динамика продаж десяти компаний, принявших участие в опросах, показывает ежегодный прирост на 50%. В 2017 году совокупный объем продаж десяти предприятий сервисной робототехники составил 340 млн рублей.

Наибольший сегмент (42%) занимают компании, которые делают роботов для общественных мест. К ним относится, например, пермский стартап Promobot: его роботы помогают консультантам на выставках, работают в Сбербанке, московском музее и многих других местах.

В текущем году компания заключила контракт с американским дистрибьютором на поставку 2,8 тыс. роботов. На втором месте — роботы для образования (32%), например реалистичные роботы-симуляторы для врачей.

А еще мобильные платформы для создания алгоритмов движения беспилотного транспорта, дроны для обучения навыкам пилотирования.

Сервисная робототехника подразделяется на персональную (для потребителей) и профессиональную (для бизнеса). На B2B-сегмент — это тот же робот от Promobot — приходится 68% объема рынка (232 млн рублей). А на B2C — 32% (108 млн рублей), к таким роботам относятся, например, домашние помощники, детские роботы.

Русских андроидов покупают в других странах

Среди экспортеров сервисных роботов — Promobot, AlfaRobotics, ROBBO, ExoAtlet, VIST Robotics. В 2017 году за рубеж продано 303 робота на сумму 51 млн рублей. В процентном выражении — 37% российских профессиональных сервисных роботов и 18% персональных.

Образовательный робототехнический конструктор — от 20 тыс. рублей. Профессиональный сервисный робот, например для работы в общественных местах, — около 1 млн рублей.

Продолжение

Сильные стороны стартапов, выпускающих сервисных роботов: компетенции в области ПО, сильная инженерная и математическая школа, экспорт около 20% продукции, низкая стоимость решений по сравнению с зарубежными.

Обратите внимание

Слабые стороны: отсутствие сформулированной госполитики в области гражданской робототехники и курирующего органа, отвечающего за развитие, подобного Korea Institute of Robotics Industry Advancement.

Уклон в решение задач оборонного комплекса, а не поддержки гражданского направления. Малый размер рынка. Нехватка компетенций в области коммерциализации технологий. Неподготовленность общества — широкие представления о роботах сформированы мифами кинематографа и СМИ.

Низкое развитие компонентной базы — многое приходится закупать за рубежом.

В 2018–2019 годах продажи российских сервисных роботов должны вырасти, по прогнозу НАУРР, больше компаний завершают разработку и выводят на рынок свои продукты. Появляются крупные игроки. В 2017–2018 годах в корпорациях наметилась тенденция образовывать команды для внедрения в бизнес-процессы технологий, как пример — Сбербанк, “Газпром нефть”.

Анастасия Степанова

Источник: https://tass.ru/ekonomika/5821888

Не бойтесь роботов: истории об андроидах, которые помогают людям

Роботы Автор: Юлия Попова |  13 сентября 2017, 15:10

Японский ученый Хироши Ишигуро, прославившийся на весь мир своими человекоподобными роботами, продолжает триумфальное шествие по земному шару.

Его последнее творение, андроид Эрика, реалистично настолько, что уже пробует себя в качестве модели: недавно изображение Эрики попало на престижный фотографический конкурс в составе триптиха «Что значит быть живым».

Невероятная концептуальность работы даже заставила жюри изменить правила конкурса: ранее неживые объекты не допускались в качестве моделей. На фоне успеха Эрики мы вспоминаем другие творения прославленного японского робототехника.

Клоны для тех, кто не любит ходить на работу

На многих фотографиях в сети рядом с японским гением робототехники можно увидеть его точную копию.

Иногда двойника просто невозможно отличить от оригинала, но чаще всего андроида Хироши Ишигуро все-таки выдает отсутствующее выражение лица и скованная поза.

Его зовут Geminoid HI-2, и он с поразительной точностью демонстрирует то, как его создатель выглядел в 41 год (на данный момент Ишигуро 52 года).

Geminoid HI-2 — это не просто игрушка, которую демонстрируют на технологических выставках. Андроид выполняет серьезную работу — он заменяет своего создателя на лекциях в Осакском университете.

Важно

Те читатели, которых мучают кошмары о восстании роботов, могут успокоиться: Geminoid HI-2 не обладает собственным интеллектом, всеми его действиями (кроме, разве что, движения глаз) дистанционно управляет оператор. Экспериментом с Geminoid HI-2 Ишигуро хотел показать, что роботам давно пора покинуть заводы и стать частью человеческой жизни.

Ученый прекрасно представляет себе мир, где андроиды учат детей в школах и играют в кино. С помощью робота-клона человек может находиться везде, где ему нужно, и эффективнее распределять свое время.

Что значит быть живым?

Разумеется, профессора Ишигуро интересует не только технологическая сторона вопроса. Он пытается добиться максимального внешнего сходства робота с человеком, для того чтобы понять, что делает людей людьми, как зарождаются эмоции и разум.

Но пока разумные андроиды даже для Хироши Ишигуро — это лишь герои фантастических романов. Сейчас перед учеными стоят куда более насущные моральные проблемы. Об одной из них профессор рассказал в интервью журналу «F5».

Андроид вполне может заменить умершего ребенка: убитым горем родителям нужно только заказать копию погибшего, которым будет управлять оператор. И вот, воссоединившаяся семья снова живет счастливо, пока на нее, например, не нападают преступники.

Защищая робота, ставшего членом семьи, родители убивают нападавшего. Как классифицировать это происшествие? Кто будет виноват? И что еще может произойти, если люди действительно начнут воспринимать роботов как своих родных?

Или обратный случай.

Оператор, постоянно управляющий каким-то андроидом, в какой-то момент перестает осознавать разницу между роботом и собой, он чувствует все прикосновения к роботу, начинает испытывать эмоции, который мог бы испытывать андроид. В какой момент происходит это слияния, и нужно ли это предотвращать — на все подобные вопросы Хироши Ишигуро надеется ответить с помощью своих экспериментов.

Актеры, которым не нужно платить

Geminoid HI-2 не единственный робот в серии джеминоидов: существует также Geminoid F — андроид-женщина — и Geminoid DK — точная копия коллеги Ишигуро, доктора Хенрика Шарфе. У Geminoid F пока самый внушительный послужной список — она создавалась для работы в больницах, но со времени выпуска успела побыть моделью на витрине и даже сыграть в кино.

Совет

Казалось бы, что удивительного в роботе на экране, мало ли мы видели всевозможных «Звездных войн»? Но японский режиссер впервые вывел на экран машину, по внешнему виду практически не отличимую от человека. В его научно-фантастической драме «До свидания» Geminoid F играет одну из двух главных ролей.

Сюжет довольно прост: молодая женщина умирает от радиоактивного излучения в обществе своего робота-компаньона, который из-за травмы не может ходить (в этом недостаток андроидов серии джеминоид — ходить они действительно не могут). Иногда в фильме мелькают и другие люди, но львиная доля экранного времени посвящена взаимодействию двух главных героинь.

Всеми действиями Geminoid F во время съемок управлял сам профессор Ишигуро.

Внутри «зловещей долины»

Первые минуты зрители не замечают, что Geminoid F не настоящий человек. Но затем некоторая дерганность движений и неестественность выражений лица выдают в ней робота.

Многих людей это пугает и отталкивает, что связано с проявлением так называемого эффекта «зловещей долины». Если люди видят перед собой что-то похожее на человека, но с небольшими отличиями, они начинают испытывать страх и отвращение.

Вот так, например, описывает свою встречу с манекеном-космонавтом Иваном Ивановичем летчик Марк Галлай:

«Изготовители манекена постарались, чтобы все — во всяком случае, все доступное обозрению — в нем было “как у человека”. А посему сделали ему лицо совершенно человекоподобное: со ртом, носом, глазами, бровями, даже ресницами… Я не удержался от реплики, что, мол, увидев такую фигуру где-нибудь в поле или в лесу, наверное, в первый момент принял бы ее за покойника».

Действительно, человекоподобное изделие с небольшими изъянами вызывает у настоящих людей тревогу, как будто они видят «неправильного» человека, мертвеца или зомби. Об этом очень хорошо помнят мультипликаторы, задача которых — создать образы, которые не будут вызывать страх и отвращение.

Эффект был назван «зловещей долиной» из-за графика, который его описывает. На нем изображена зависимость между эмоциями, которые вызывает объект, и его подобием человеку.

До определенного момента эта зависимость пропорциональна: чем более человекоподобен объект, тем больше позитивных эмоций он вызывает. Но в месте, где описываются очень человекоподобные объекты, которые все-таки не являются людьми, график резко «проваливается» вниз, к негативным эмоциям.

Это и есть зловещая долина. Если вдруг художник или конструктор преследует цель напугать зрителя, то он старается попасть в эту долину. Таков, например, секрет зловещей популярности картины Билла Стоунхема «Руки противятся ему».

Обратите внимание

Мальчик, изображенный на полотне, выглядит слегка неправильным, а девочка, стоящая рядом, и вовсе имеет лицо куклы. Люди, подолгу смотрящие на картину, утверждают, что она очень негативно сказывается на их самочувствии.

Экскурсии с роботами

Следующей важной главой в эпопее японского гения стало создание трех андроидов-музейщиков: Котомороида, Онтонороида и Теленоида. Все три андроида поступили на службу в Национальный музей новых отраслей науки и инноваций в Токио во время выставки о человекоподобных роботах в 2014 году.

Котомороид — это робот, выглядящий как симпатичная девушка. В музее она занималась тем, что непрерывно озвучивала новости разными голосами и на разных языках. Онтонороид выглядит как женщина постарше. Ее задача — непосредственное общение с посетителями.

Большую часть времени оба робота вполне походили на людей, демонстрируя живую, подвижную мимику, но иногда происходили сбои, во время которых озвучка рассинхронизировалась с движением губ. Эти андроиды управлялись не только с помощью компьютера, но и непосредственно через команды от посетителей музея.

Некоторые запросы оставались для роботов непонятными, но в целом со своей задачей андроиды справились.

Теленоид, в отличие от своих «коллег», не выглядит как настоящий человек. Он небольшой и абсолютно белый с телом, больше напоминающим какой-то набросок: руки не имеют кистей, ног нет вообще. Лицо Теленоида определенно человеческое, но понять, мужчина это или женщина, невозможно.

Кто-то называет этого робота самым пугающим в серии, кто-то, напротив, самым милым. Сам Ишигуро говорит, что Теленоид — это универсальный андроид.

Из-за того, что он не имеет в своей внешности никаких индивидуальных черт, человек, беседующий с ним, может представить себе на месте робота кого угодно. Команда профессора даже создала маленькие версии Теленоида, которые Ишигуро предлагает использовать вместо мобильных телефонов.

Важно

Ведь с человеком разговаривать куда приятнее и привычнее, чем с безжизненными, строгими телефонами. В музее Теленоид развлекал пожилых людей и детей.

Андроиды против тоски и одиночества

Источник: https://futurist.ru/articles/1145-ne-boytesy-robotov-istorii-ob-androidah-kotorie-pomogayut-lyudyam

По образу и подобию: почему человек боится роботов?

Роботы и все их производные долго присутствовали в публичном дискурсе лишь на правах квинтэссенции идеи искусственности, которая отрицательно влияет на духовный мир человека.

Неудобность темы робота как субъекта чувствовалась и подсознательно избегалась до последнего, пока клубок из тревоги, обиды, истерии и комплекса неполноценности не породил тысячи медийных феноменов вроде Терминатора. Идея власти машин логично следовала из страха человечества перед утерей своей уникальности.

Таким образом, концепт власти машин — не что иное, как плод зависти и боязни теряющего свои позиции субъекта, страх кастрата и обида плачущего младенца, уникальность которого игнорируют.

Имплицитные указания на подобный страх мы можем обнаружить в космогониях древних народов: большинство из них подразумевали творение человека из земли, глины, камня или иных субстанций.

Читайте также:  Военные сша разрабатывают нейронные имплантаты для восстановления слуха и зрения

Человек в этих мифах был божьей тварью, слепленной по подобию божества; однако сама идея вылепленности живого из неживого намекала на возможность повторного акта творения: вспомним, что по одной из версий мифа о Прометее он оживил каменных людей, созданных Девкалионом и Пиррой, за что и поплатился собственной печенью.

Кажется, эта версия сотворения людей не стала самой популярной — что вполне вписывается в предположение о неосознанном противостоянии человечества с любым потенциальным соперником за обладание правом быть субъектом.

Древние греки позже тоже переосмыслили идею повторного творения живого из неживого. Один из мифов повествует о металлическом колоссе Талосе, который был подарен Зевсом Европе для защиты острова Крит. Талос кидал камнями в корабли чужеземцев, отгоняя их от земли, а если им удавалось высадиться, обнимал их своими раскаленными руками.

Совет

Одна из вариаций мифа раскрывает чувства Талоса, делая его субъектом — пусть и не вполне «правильным», — бронзовый гигант был влюблен в Радаманта, сына Европы.

Потом Платон напишет апологию Талоса и сделает его из бездушной машины, единственный удел которой — надзирать и наказывать, реальным человеком: «Талос три раза в год объезжал все селения и охранял в них законы, которые возил начертанными на медных досках, отчего и прозван был медным».

В таком оправдании можно увидеть как поиск истины, так и страх перед действиями искусственного субъекта: андроида Талоса, влюбленного в Радаманта, но одновременно безжалостно убивающего врагов, гораздо проще понимать как одного из людей.

Уже не мифические, а вполне реальные автоматы, созданные греками для демонстрации инженерного превосходства человека над природой, показывали пока что лишенный открытого опасения интерес научной мысли к теме искусственного создания человека.

Филону Византийскому удалось создать механическую девушку, которая благодаря сложному механизму автоматически наливала вино в кубки аристократов, когда те ставили ей в руку свою чашу.

Затем автомат разбавлял вино водой — по сути, механическая девушка была прообразом современных кофейных автоматов.

Идея робота как работника, прислуги человека, особенно полно отразилась в этом автомате, наделенного имитацией женских вторичных половых признаков с целью усиления идеи подчиненности повторно сотворенного субъекта человечеству. Автомат уже в III веке до нашей эры встал в один ряд с животными, женщинами, рабами и варварами — «неправильными» субъектами, не имеющими достаточных оснований для доступа к власти познавать мир.

Однако параноидальные идеи опасности роботов не были эксплицированы греками сознательно: опасаться, что неодушевленный объект когда-нибудь может стать познающим субъектом, вроде бы не приходилось.

Таким образом, греческая женщина-раб-автомат, собранная Филоном, может рассматриваться как олицетворение идеи угнетенности субъекта.

Со временем гендерные и некоторые другие барьеры были частично преодолены — с помощью таких направлений, как антиспецизм, антирасизм, феминизм, квир-теория и постколониальные исследования, сегодня животные, женщины, Другой и чужой из объектов бессознательного страха стали субъектами, обладающими правами.

Обратите внимание

Поскольку мыслить субъекта или его заместителя — механическую куклу проще было в форме человека, первые роботы, производившие самое сильное впечатление на современников, были антропоморфны. Но были и исключения.

Герон Александрийский, к примеру, создал нечто подобное роботу-телеге, а также занимался роботизацией кукольного театра.

Роботом могла стать какая угодно фигура, но некоторых греческих мастеров, таких как Филон, интересовало именно человеческое обличье, разработка своего рода андроидов.

Возможно, изображение робота в образе человека могло быть бессознательным вытеснением страха человека-субъекта перед абстрактно мыслимым субъектом-соперником, античеловеком.

Его буквальное воплощение в форме металлического истукана, умеющего выполнять лишь одну несложную задачу, определенным образом компенсировало это ощущение тревоги.

Вот он, этот соперник, прямо перед нами: разве он имеет право сравниться с бесконечно совершенным человеком? Однако именно заигрывание с темой формы человека, создание человекоподобных автоматов, привело к дальнейшей неопределенности: кто же субъект? Только ли человек? Все ли, что имеет форму человека, должно быть субъектом?

Самозарождение и искусственная жизнь

Теория зарождения жизни в Средневековье претерпевала изменения, которые можно было бы рассмотреть как историю страхов человека потерять свое уникальное право быть единственным субъектом.

Точки зрения ученых постоянно смещалась, и теория происхождения человека и происхождения остальной жизни то шли рядом, то разделялись, демонстрируя кривые человеческих опасений.

Наивные идеи о происхождении крокодилов из ила, высказанные еще древними египтянами, кажется, неосознанно культивировались на протяжении продолжительного времени: с идеей самозарождения соглашаются греческие философы, в том числе — Анаксимандр, впервые предположивший, что человек произошел от рыбообразного создания. Так он выстроил подобие современной теории эволюции и стал, согласно легенде, вегетарианцем: по крайней мере, ученик Фалеса не ел рыб, считая их своими предками.

Важно

Если Анаксимандр причислял человека к продукту, пусть и вторичному, самозарождения, то позже эта теория распространялась только на существ более «примитивных», а человеку уделялась особая роль в классификации всего живого — человек как субъект имел право быть не первым среди равных, подобно льву — царю зверей, а единственным, превосходящим всех в своей способности наблюдать, познавать и рефлексировать. Аристотель продолжил египетскую линию самозарождения, игнорируя достижения Анаксимандра и не включая человека в цепочку происхождения видов: самозарождаются лишь существа, недостойные человеческого внимания, гады, насекомые, вредители. Позже эту теорию будет развивать Плотин, впервые предположивший, что живые существа возникают из гниения. Плотин считал, что зерно, брошенное в землю, гниет, и из него рождается колос. Метафора быстро полюбилась теологами и алхимиками — слишком соблазнительно было сравнить жизнь человека, умирающего на грешной земле и прорастающего душой в рай, с процессом гниения пшеничного зерна. Человек, стоящий на вершине всякой иерархии, единственный субъект вещного мира, мог самозарождаться только метафорически, и то — только перед ликом Господа.

У голландского алхимика Ван Гельмонта мы также не найдем идеи о преемственности человеком линии развития всех живых существ: только вредители, наподобие крыс и скорпионов, могут, согласно его экспериментальным наблюдениям, возникать из грязных рубашек или базилика.

«Выдолбите углубление в кирпиче, положите в него истолченной травы базилика, положите на первый кирпич второй так, чтобы углубление было совершенно прикрыто; выставьте оба кирпича на солнце, и через несколько дней запах базилика, действуя, как закваска, видоизменит траву в настоящих скорпионов».

Рождаться сами могли и знаменитые барнакельские гуси, согласно средневековой легенде, растущие на деревьях на Шетландских островах, подобно яблокам. Этих птиц можно было употреблять в пищу во время поста, так как они самозарождались, а не были рождены другой птицей.

Суррогатные гуси в средневековом сознании не являлись гусями настоящими — поэтому самому Папе Римскому пришлось выпускать специальный акт об исключении барнакельских птиц из постного рациона.

Подобные этому этические споры продолжают жить и в наше время — достаточно вспомнить дискуссию о детях из пробирки.

«Я сам видел, как более тысячи таких существ, и заключенных в раковины и уже развитых, сидят на куске коры. Они не несут яиц и не высиживают их; ни в одном уголке земного шара нельзя найти их гнезд… Кто может усомниться в этом? Если наши предки были сделаны из глины, что удивительного в том, что птица может возникнуть из дерева?»

Некоторое подчинение самозарождающейся живой массы идее человека подразумевалось Фомой Аквинским: черви в аду, по его мнению, заводились от гниения грехов, а впоследствии использовались для мучения человеческих тел.

Все создаваемое в мире, пусть даже и искусственным путем или даже самозарождающееся, в конечном итоге подчинено человеку и его нуждам: от дешевых почкующихся гусей, которых можно есть во время поста, до червей и крыс, мешающих человеку, но, безусловно, не существовавших бы без него — иначе кому бы они мешали?

Абсурдность противостояния человека как субъекта и искусственного человека, претендующего на роль субъекта, своеобразной рекурсией отразилась в представлениях анималькулизма — теории происхождения человека XVII века.

Совет

Антони ван Левенгук с помощью микроскопа в 1677 году обнаружил в человеческой сперме некие подвижные микроорганизмы, которые он назвал «семенными зверьками».

Так как на то время уже были известны сходства между взрослой особью и зародышем, Левенгук считал, что основные части организма могут быть проявлены даже в «семенных зверьках», то есть сперматозоидах.

Дальше знаменитого биолога идут более смелые ученые: Николас Гартсекер в 1694 году выдвинул гипотезу о том, что в «семенных зверьках» под оболочкой содержатся миниатюрные модели организмов, которым затем, после соединения с женской яйцеклеткой, получают тенденцию к росту.

Через пять лет некий Даленпатиус написал, что ему удалось наблюдать маленьких человечков внутри сперматозоида — сообщение абсолютно фантастическое, но тем не менее вскрывающее нам суть человеческой тревоги о потере власти субъекта: Даленпатиус показал, что внутри каждого из нас может скрываться гомункулус, сформированный заранее и без человеческого волевого участия автомат, запрограммированный определенным образом. Таким образом, человек испытывает страх не только потому, что где-то в мире может быть какое-то другое существо, претендующее на право являться субъектом, но и потому, что с большой долей вероятности такое существо уже сидит внутри него самого.

В Новое Время идея искусственного субъекта пережила новую волну переоценки. Романтики сделали мотив зловещего автомата или куклы одним из способов выразить в литературе бессознательный страх субъекта перед потерей своей идентичности.

В своем знаменитом эссе «Жуткое» Зигмунд Фрейд рассуждал о том, что девушка-автомат Олимпия могла являться символическим двойником главного героя «Песочного человека» Гофмана — эта идея, кажется, подспудно присутствовала и в самих манекенах, автоматонах и куклах, которые в бесконечном множестве выставлялись на ярмарках XVIII–XIX веков.

Один из самых известных автоматов — это мальчик-писатель, сконструированный швейцарским мастером Пьером Жаком-Дро. С помощью сложного механизма автомат может написать почти любой текст, при этом мальчик ведет себя как человек — двигает глазами и поворачивает голову. Другие автоматы великого часовщика умели играть музыку и рисовать.

«Лучшим произведением Дро считаются часы, поднесенные Фердинанду VI Испанскому, с которыми была соединена целая группа разных автоматов: сидящая на балконе дама читала книгу, нюхая временами табак и, видимо, вслушиваясь в музыкальную пьесу, разыгрываемую часами; крохотная канарейка вспархивала и пела; собака охраняла корзину с фруктами, и если кто-нибудь брал один из плодов, лаяла до тех пор, пока взятое не было положено обратно на место…»

Другой странный прибор — собранная в 1845 немцем Джозефом Фабером девушка-автомат Эуфония, способная воспроизводить человеческую речь. В роботе находился сифон и пластины, создающие имитацию голоса. Эуфония умела петь «Боже, храни королеву» и произносить слова почти любого языка.

Обратите внимание

Многие из роботов тех времен были настолько надежными и прочными, что работают и по сей день. Однако романтики пытались бороться с бессознательным продуктом страха человечества — автоматонами, — и, разрушая их в своих романах, только сильнее демонстрировали бессильность человека перед угрозой наличия иного субъекта.

Попытки создать автоматонов, умеющих делать то, что, как привык думать человек, может делать только он, писать, рисовать или даже петь, являлись своего рода прививкой, успокаивающей тревогу человека.

Ведь, как казалось, андроид может только имитировать деятельность человека, используя примитивные и одинаковые заранее заданные движения.

Однако романтики были теми, кто одновременно и разрушил эту иллюзию, сделав автоматы бесконечно похожими на людей — настолько, что порой их бывает непросто друг от друга отличить, и теми, кто упрочил страх субъекта перед соперником: если автоматона в конце произведения ждет кара, значит, он ее заслуживал, подобно человеку? Разве может кто-то кроме субъекта получать наказание? Так концепт робота встроился в реальность, имеющую прямое отношение к человеческому: автомат официально поставили на одно место с домашним животным, которое тоже можно наказывать, перенося человеческие этические нормы на область субъектов другого порядка. Ведь у животных нет понятия наказания, адекватного человеческому, и человек склонен антропоморфизировать животных, выискивая в них похожие внешние проявления или эмоции. Нечто подобное было сделано с искусственным субъектом, гомункулусом, големом или автоматоном, которого намеренно наделяли человеческими чертами.

Физическое или символическое разрушение автоматонов не привело человечество к вытеснению страха потерять роль доминирующего субъекта.

Если конструирование роботов помогало, подобно вакцине, это сделать, «приручая» человеческое сознание к идее пока неведомого нового типа субъекта, то разрушение робота показывало бессилие человека, лишенного своего права на доминирование и аффективно уничтожающего свои же суррогаты.

Новый виток развития науки позволил человечеству перейти от игр со своим страхом к созданию реального искусственного интеллекта, и, кажется, теперь создание роботов перестает быть невинным занятием: создание пародий на роботов привело к тому, что настоящий робот когда-нибудь сможет возникнуть.

Однако готов ли человек к этому? Если этическая сторона возникновения роботов неоднократно обсуждалась, то проблеме критического осознания своей неуникальности и неединственности при появлении нового типа субъекта не уделялось почти никакого внимания.

Важно

И если общество будет готово принять очередной иной субъект, то как оно будет с ним обращаться? Воспримет ли оно робота как субъект, подобный зверю или младенцу, или будет относиться к нему как к равному? Произойдет ли смещение понятия субъекта? Чем станет само понятие человека, если он будет способен создавать искусственную жизнь? На все эти вопросы нам еще только предстоит найти ответ.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/9908-robots-rights

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector