В создание научно-исследовательского центра в кремниевой долине (сша) корпорация toyota motor вложит 1 млрд. долларов

Toyota вложит $1 млрд. в разработку ИИ и робототехники

Компания Toyota объявила о намерении в течение следующих 5 лет вложить $1 млрд. в новый исследовательский центр в Кремниевой долине, который будет заниматься робототехникой и искусственным интеллектом.

Исследовательский институт Toyota (TRI) планирует задействовать в своей работе сотни инженеров для работы в Пало Альто, Калифорния, расположенном близ Стэнфордского университета, а также в городе Кембридж, штат Массачусетс (рядом с Массачусетским технологическим институтом).

Бывший управляющий Агентством оборонных перспективных исследовательских разработок (DARPA) и нынешний советник Toyota по техническим вопросам доктор Джилл Прэтт получил должность директора TRI, который начнет работу уже в январе.

Обратите внимание

На пресс-конференции генеральный директор Toyota Акио Тойода напомнил, что компания всегда стремилась продвигать науку и технологии, чтобы “улучшить жизнь наших клиентов и общества в целом” и добавил, что хочет “работать в этом направлении именно с Джиллом не из-за того, что он первоклассный инженер и исследователь, а из-за того, что его цели и мотивация полностью совпадают с нашими собственными”.

Доктор Прэтт рассказал, что изначальной целью создания TRI была разработка искусственного интеллекта для роботов и автомобилей.

В сентябре, когда Toyota, будучи крупнейшим в мире автопроизводителем по объемам продаж, объявили о принятии участия в одном из проектов Стэнфордского университета и Массачусетского технологического института, это стало первым шагом компании к дальнейшему сосредоточению на искусственном интеллекте и робототехнике. И с помощью TRI Toyota планирует сильно ускорить разработки ИИ, способного сделать машины будущего безопаснее и умнее. Ведь роботы могут оказаться неплохим подспорьем в домашних делах, что особенно касается людей в возрасте. Однако доктор Прэтт сразу заявил, что несмотря на то, что в будущем автомобили будут оснащены улучшенными датчиками, компьютерами и программным обеспечением, это не значит, что они смогут все время передвигаться полностью автономно. Вот, что он сказал по этому поводу:

“Мы верим, что полностью отказываться от удовольствия вождения не стоит. Но мы можем сделать это удовольствие гораздо более безопасным и более доступным для всех людей.

Однако мы не отказываемся от идеи того, что иногда людям хочется снять с себя ответственность и передать дело самому автомобилю.

Например, если вы очень устали, чтобы сидеть за рулем, машина сможет доставить вас домой или дать вам отдохнуть во время движения по автомагистрали”.

Проще говоря, TRI будут использовать весь свой накопленный опыт в сфере робототехники и программного обеспечения, чтобы максимально облегчить вождение будущим автовладельцам.

Доктор Прэтт также заявил, что у нового исследовательского центра будет достаточно ресурсов для одновременной работы по нескольким направлениям. Но в то же время он подчеркнул, что его миссия частично заключается в сокращении разрыва между теоретическими исследованиями и разработкой продукции:

“Мы считаем, что лучше всего приступать к работе с чем-то, уже имеющим рабочий прототип или, по крайней мере, находящимся на промежуточной стадии разработки. Так мы сможем сразу понять, чего можно достичь с той или иной технологией. Затем мы должны понять, сможем ли мы применить то, что расписано в теории, на практике.

Для этого проводится несколько тестов, после которых мы точно сможем сказать либо “да, это работает”, либо “нет, это не годится” и понять, каковы преимущества и недостатки проекта и возможно ли его применение в автомобилях будущего.

Важно

В случае, когда дело касается роботов, главным вопросом будет “возможно ли домашнее использование этой технологии?”.

Доктор Прэтт добавил, что инвестиции центра в стартапы будут “скромными”, однако это будет делаться не для заработка денег, а для “помощи в технологическом развитии”, которые помогут новым проектам выйти на новый уровень. В каких разработках компания Toyota будет заинтересована в краткосрочной перспективе? Вот один пример:

“То и дело появляются новые виды датчиков формирования изображений и датчиков близости объекта; все это происходит благодаря технологии LIDAR, совершившей революцию в составлении карт и вообще во всей сфере автономного управления.

Проблема заключается в том, что все эти датчики непомерно дорогие, и весь мир ждет решения, позволившего бы автомобилям обладать таким же функционалом за гораздо меньшую стоимость.

Toyota уже работают в данном направлении (кстати, не единственные), и в своей работе мы компания никогда не брезгует заимствованием опыта других сочувствующих нам разработчиков”.

Новый исследовательский центр планирует задействовать в своей работе около 200 инженеров. Это довольно многочисленный штат, и доктор Прэтт считает, что проблемы могут возникнуть уже на стадии поиска подходящих сотрудников.

Например, компания Uber оказалась между двух огней после того, как переменила на свою сторону несколько десятков инженеров Национального центра робототехники Меллона Карнеги.

Однако Toyota не собирается повторять их ошибок и набирать кадры планирует, прежде всего, из академических программ Стэнфордского и Массачусетского университетов. Вот что по этому поводу говорит доктор Прэтт:

“Мы считаем, что необходимо всеми силами поддерживать юные таланты. Такой подход исключает “круговорот кадров”, когда одни и те же профессора кочуют от одного проекта к другому и позволяет привнести в отрасль “свежую кровь”.

Работать с нами – отличный шанс для выбравшего свою нишу студента, решившегося перейти из академического сектора в частный. Работая с нами, сотрудник сможет проявить креативность и набраться еще больше опыта в общении с такими же одаренными и неравнодушными людьми.

И, конечно же, получить целую гору впечатлений”.


В мире не так много людей, занимающихся разработкой робототехники, способной в будущем облегчить жизнь и быт людей. И намерение Toyota занять именно эту нишу очевидно: компания всеми силами толкает разработки роботов и искусственного интеллекта вперед. С новыми ресурсами TRI компания добьется невиданных успехов.

Источник: https://utmagazine.ru/posts/14637-toyota-vlozhit-1-mlrd-v-razrabotku-ii-i-robototehniki

История Кремниевой долины: Транзисторы, Стэнфорд и венчурный капитал

Первая часть цикла из трех статей о том, как возникла сегодняшняя Мекка высоких технологий — Кремниевая долина.

В 1940 году Уильям Шокли изобрел транзистор, работая в компании Bell Labs. Вскоре он понял, что в этой фирме ему не добиться большего и, уволившись, стал думать над тем, чем заниматься дальше. Проведя некоторое время в Калифорнийском технологическом институте и Вашингтоне, он решил основать собственную компанию — Shockley Semiconductor.

Для этого Шокли стал искать лучших инженеров по всей стране. В 1956 году набрал команду сотрудников и официально открыл свое дело.

Хотя Шокли и был блестящим изобретателем, в качестве менеджера он был просто ужасен. В 1957 году, всего через год после основания компании, у восьми его коллег закончилось терпение — они больше не могли мириться со стилем руководства Шокли. В сентябре эти люди, которых впоследствии окрестили «Вероломной восьмеркой», уволились.

Совет

На следующий день они подписали контракт на 1,3 млн долларов с нью-йоркской фирмой Fairchild Camera and Instruments, основав при этом собственную компанию Fairchild Semiconductor. Их целью было создание транзисторов по своей технологии, а не так, как диктовал Шокли.

Этими инженерами были Джулиус Бланк, Виктор Гринич, Жан Эрни, Джин Кляйнер, Джей Ласт, Гордон Мур, Роберт Нойс и Шелдон Робертс. Некоторые из них потом основали свои компании — Intel, AMD, Nvidia и Kleiner Perkins.

Изобретенные транзисторы постепенно стали использоваться во всех устройствах — радио, телефонах и компьютерах, и тогда производители электроники захотели чего-то нового. Конечно, транзисторы были меньше по размерам, чем вакуумные трубки, однако для некоторых образцов новейшей электроники и они были слишком велики.

Каждый транзистор подсоединялся к проводам и другим составляющим. Это означало, что даже самый маленький из них должен был быть такого размера, чтобы с ним можно было работать с помощью пинцета.

Решение этой проблемы почти одновременно нашли сразу два человека. Независимо друг от друга Джек Кирби и Роберт Нойс поняли, что из кремния можно изготавливать все детали схемы, а не только транзистор.

В таком случае вся схема целиком могла производиться из единого кристалла, что упрощало процесс ее изготовления и делало ее меньше.

Пока Кирби разрабатывал технологию производства отдельных компонентов схемы, Нойс придумал гораздо более удобный способ соединения всех этих частей в одно целое. Так была создана интегральная микросхема.

Для создания интегральных микросхем используется кремний — именно благодаря ему Кремниевая долина и получила свое название.

Обратите внимание

Возможность массового производства интегральных микросхем, их надежность и блочный метод изготовления привели к тому, что они получили быстрое распространение.

Сегодня они используются практически во всем электронном оборудовании — компьютерах, мобильных телефонах и большинстве других продуктов современных технологий.

Какие и многие другие технические новшества, электроника возникла в годы войны. Во время Второй мировой Фред Терман покинул должность профессора в Стэнфордском университете для того, чтобы возглавить научно-исследовательскую лабораторию в Гарварде со штатом 850 человек.

Читайте также:  Компания aldebaran robotics представила нового робота nao next gen

Руководя работой сверхсекретной военной организации, Терман имел доступ к новейшим разработкам в области электроники. Когда война стала подходить к концу, он понял следующее:

После войны он переманил в Стэнфорд некоторых лучших студентов и преподавателей, задействовав их в коммерческих проектах, которые укрепили репутацию университета в области электроники.

Благодаря тому, что новые идеи находили практическое применение и приносили доход, инженерное дело в Стэнфорде стало бурно развиваться. Репутация университета выросла, и он превратился в кузницу военных технологий — наряду с Гарвардом и Массачусетским технологическим институтом.

Однако в своем стремлении к коммерциализации научной деятельности Терман не собирался ограничиваться военными технологиями.

Он добился создания Стэнфордского индустриального парка — места, где частные компании, специализирующиеся на разработке высоких технологий, могли арендовать землю для размещения своих офисов.

Важно

Это был первый технопарк в мире, и в нем обосновались такие знаменитые пионеры индустрии, как Lockheed, Fairchild, Xerox и General Electric.

Можно сказать, что Стэнфордский индустриальный парк, соединивший академическую науку с промышленностью ради получения высокотехнологичного знания, стал той колыбелью, из которой вышли самые лучшие умы в этой области.

С того времени роль Стэнфорда как моста между наукой и индустрией высоких технологий только укрепилась, и многие его студенты обнаружили в себе предпринимательскую жилку.

Самый известный пример такого рода — это история взаимоотношений Термана и его учеников Уильяма Хьюлетта и Дэвида Паккарда, запатентовавших новый генератор звуковых частот.

Терман убедил приятелей использовать это изобретение в коммерческих целях.

В конце концов, была создана корпорация Hewlett-Packard (HP), которая обосновалась в Стэнфордском индустриальном парке в качестве крупнейшего в мире производителя компьютеров. Впоследствии Хьюлетт и Паккард через свои фонды и компанию перечислили Стэнфорду свыше 300 млн долларов.

Благодаря своей близости к инновациям ученые из Стэнфордского университета получили возможность следить за новейшими трендами в области высоких технологий и участвовать в технологических прорывах. Достаточно упомянуть такие изобретения, как компьютерная графика и маломощная система GPS, превратившаяся в итоге в Wi-Fi.

Большинство основателей компаний в Кремниевой долине родом со Среднего Запада.

Хотя они получали образование и впоследствии работали на Восточном побережье США, им не слишком нравятся чопорность и формальный стиль общения, принятые на Востоке.

Неформальная обстановка Калифорнии этим людям подходит куда больше. Кроме того, более свободное законодательство в сфере предпринимательства дает им больше возможностей для экспериментов.

Совет

Чувство общности, объединяющее людей из Кремниевой долины, — это не просто занятное социальное явление.

Оно позволяет местным компаниям быстрее и проще находить решения технических проблем, которые ставят в тупик более крупные корпорации на Востоке, подчиняющиеся жестким законам.

Адаптивность и гибкость — вот главные характеристики Кремниевой долины, которые оказались более важными для выживания индустрии, чем даже сохранение секретов производства.

В своей книге «Ангел» Джейсон Калаканис объясняет это так:

«Самым главным достижением Кремниевой долины является сама Кремниевая долина, которая поколение за поколением инвестирует в саму себя и достигает еще более высокого уровня эффективности.

Источник: https://ru.ihodl.com/analytics/2017-08-27/istoriya-kremnievoj-doliny-tranzistory-stenford-i-venchurnyj-kapital/

Почему Детройт переезжает в Кремниевую долину

18.01.2016 Лукас Мериан Рубрика:Индустрия

Компания Ford Motor, первой построившая когда-то линию по сборке автомобилей и сохраняющая сегодня, пожалуй, наиболее устойчивое положение среди американских автомобилестроителей, решила создать в Пало-Альто центр для проведения исследовательских и конструкторских работ.

Ее вечный конкурент – компания General Motors открыла в Пало-Альто филиал Advanced Technology Silicon Valley Office, который будет заниматься разработкой инновационных решений для встроенных развлекательных систем автомобилей Cadillac.

Начиная с 2011 года научно-исследовательские центры в Кремниевой долине построили BMW, Honda, Hyundai, Mercedes-Benz, Nissan-Renault и Toyota.

Компания Nissan в Кремниевой долине сосредоточилась на разработке автономных автомобилей, а Honda проводит исследования в области человеко-машинных интерфейсов, Больших Данных, подключенных автомобилей и кибербезопасности.

Генеральный директор Ford Марк Филдс позирует у автономного автомобиля Fusion в исследовательской лаборатории компании в Пало-Альто

«Думаю, сегодня здесь присутствуют уже все, – заметил директор IHS Automotive Эгил Юлиуссен. – И вам непременно нужно быть тут, для того чтобы изучать, что происходит. Ведь изучать это все удаленно вы не сможете».

«Компании не только открывают научно-исследовательские центры, в Мекке компьютерного мира они нанимают звезд в области кибербезопасности и системных инженеров», – отметил Джон Аллен, глава консультационного сервиса по вопросам управления и технологий Booz Allen Hamilton.

Между тем научно-исследовательский центр Ford в Пало-Альто, расположенный буквально напротив штаб-квартиры производителя электромобилей Tesla Motors, возглавил бывший инженер Apple.

«Автомобильные концерны сегодня уже не те, что во времена ваших дедушек, – заметил Аллен. – Автопроизводители из поставщиков железных машин превращаются в разработчиков программного обеспечения.

Автомобильную отрасль уже нельзя рассматривать как объединение предприятий, выпускающих транспортные средства. Они стали разработчиками мобильных технологий.

Посмотрите, кого нанимают в Apple — руководителей автомобильных компаний».

В начале 2015 года бывший топ-менеджер Fiat-Chrysler был назначен в Apple ответственным за глобальное качество, этот факт еще больше способствовал усилению слухов о том, что Apple работает над собственным проектом автономных автомобилей.

Обратите внимание

Wall Street Journal и другие издания сообщили, что Apple планирует начать поставки собственного автомобиля в 2019 году и уже наняла опытных профессионалов автомобильной отрасли для работы над секретным проектом под кодовым наименованием Titan.

Автопроизводители столбят участки в Кремниевой долине

Источник: https://www.osp.ru/news/articles/2016/02/13048191/

Следи за трендом: во что инвестируют в Кремниевой долине

Аграрная сфера постепенно перестает ассоциироваться с чем-то архаичным и консервативным — высокие инновации проникают и сюда. Сегодня большие данные о состоянии биосферы и почвы помогают спрогнозировать оптимальное время для посадки сельскохозяйственных культур.

Искусственный интеллект самостоятельно принимает решение о том, какой участок земли наиболее подходит для посева того или иного растения.

Специальные датчики, распознающие концентрацию углекислого газа, позволяют регулировать содержание необходимых соединений в воздухе, а также определять болезни культур.

В тестовых регионах внедряются устройства, измеряющие температуру и чистоту воды в водоемах, в которых выращивают рыбу, при этом данные и рекомендации по уходу и времени кормления передаются на смартфон. Онлайн-сервисы объединяют локальных экофермеров в единую сеть.

Это лишь некоторые аграрные стартапы, получившие инвестиции в Кремниевой долине за последнее время. Их объем в 2017 году составил более $1 млрд — сумму в разы меньшую, чем в отрасли-фаворите — IT.

Тем не менее не только в Долине, но и во всем мире, особенно в Европе и Азии, аграрные и экопроекты набирают серьезные обороты и повышают свою инвестиционную привлекательность.

Здравоохранение

Развитие искусственного интеллекта в фармакологии провоцируют настоящий бум в сфере медицины. Согласно данным Банка Кремниевой долины, в 2017 году сумма инвестиций в эту сферу составила рекордные $9,1 млрд. Это на четверть больше, чем в 2016 году.

Приоритетные направления — онкология, нейронауки, неинвазивные методы лечения, различные технологии, связанные с превентивной медициной.

Среди некоторых интересных примеров тесты компании Grail, основанные на принципе «жидкой биопсии»: с помощью анализа крови на специфические белки можно выявить основные типы рака на самой ранней стадии. В прошлом году стартап привлек инвестиции в $100 млн.

Кибербезопасность

В связи с увеличением числа хакерских атак и появлением все более коварных вирусов эта сфера становится все более обсуждаемой.

Инвестирование в кибербезопасность сейчас особенно актуально для финансовых и страховых компаний: мошенничество и утечки больших массивов данных случаются все чаще. По данным Cisco, за 2017 год кибератаки нанесли ущерб в размере $600 млрд — суммы, сопоставимой с половиной российского ВВП.

Из-за своей огромной востребованности кибербезопасность хорошо капитализируется, и в прошлом году в Долине в такие проекты были проинвестированы $7,6 млрд.

Big Data

Источник: https://www.forbes.ru/karera-i-svoy-biznes/360709-sledi-za-trendom-vo-chto-investiruyut-v-kremnievoy-doline

Силиконовая (Кремниевая) долина в США

Силиконовой или Кремниевой долиной называют юго-западную часть Калифорнии, где сосредоточено большое количество предприятий, специализирующихся на разработке компьютерных и мобильных технологий, создании программного обеспечения, развитии средств связи и биомедицине. По сути, это крупнейший в мире технополис, где рождаются и реализуются самые смелые проекты XXI века.

Карта Силиконовой долины с компаниями

История Силиконовой долины

Первые предпосылки к возникновению развитого технопарка на западном побережье Америки относятся к 1930-м годам. В 1891 году недалеко от калифорнийского городка Пало-Альто был основан Стэнфордский университет.

Но поскольку западное побережье долгое время оставалось слабо развитым в инфраструктурном и технологическом плане, большинство выпускников Стэнфорда уезжали работать на восток страны. Одним из первых, кто задумался о развитии местной высокотехнологичной промышленности, был стэнфордский профессор — Фредерик Тэрман.

Он решил оказать поддержку двум своим талантливым выпускникам — аспиранту Вильяму Хьюлетту¸ создавшему генератор звуковой частоты, и Дэвиду Паккарду, работавшему в компании General Electric на восточном побережье.

Под руководством профессора в 1939 году молодые люди сумели основать собственную компанию, занимавшуюся массовым производством генераторов Хьюлетта. За 20 последующих лет «Хьюлетт-Паккард» превратилась в огромное успешное предприятие, специализирующееся на  выпуске компьютерного и сетевого оборудования.

Параллельно с Хьюлеттом и Паккардом работать над созданием собственного бизнеса стали и другие студенты Стэнфорда. В годы Второй Мировой войны Тэрман был приглашён в Гарвард, где работал над многими сверхсекретными военными проектами.

Читайте также:  Google принимает на работу ведущих специалистов, занятых в сфере изучения искусственного интеллекта

Там он познакомился с лучшими американскими учёными того времени и часть из них смог в дальнейшем сманить в Стэнфорд. В 1946 году при университете был основан научно-исследовательский институт, занимавшийся самыми необычными и революционными исследованиями.

Важно

Вскоре Тэрману удалось наладить связи с Вашингтоном и получить несколько крупных госзаказов, что привело к обогащению университета и возможности открывать новые лаборатории.

В 1950-е годы руководство университета стало приглашать к сотрудничеству представителей многих крупных корпораций того времени. Предприятия могли арендовать в Калифорнии землю, открывать здесь свои филиалы и принимать на работу студентов и выпускников Стэнфорда. Этим приглашением воспользовались:

  • General Electric,
  • Eastman Kodak,
  • Shockley Semiconductor и ряд других компаний.

В результате на западе США возник развитый технополис, где велись высокотехнологичные разработки и исследования. В 1958 году здесь даже появился исследовательский центр NASA.

До конца 1950-х годов в технопарке велись разработки, связанные преимущественно со средствами связи, электроникой, космическими и авиационными технологиями.

Но с 1958 года руководство университета направило большую часть инвестиций на развитие химического факультета, который за считанные годы стал лучшим в стране.

На базе факультета при стэнфордском индустриальном парке стали вестись исследования в области медицины, биологии, химии и т. д.

Отличительной особенностью нового технополиса стала открытость ко всему новому и лояльное отношение к самым нестандартным идеям. Атмосфера, возникшая вокруг Стэнфордского университета, была пропитана духом свободы, товарищества и научного творчества.

Это стало привлекать в Калифорнию многих непризнанных, но талантливых изобретателей из других уголков страны.

Кроме того, деятельность руководства университета была направлена не только на получение нового знания, но и на его прочную связь с практикой и бизнесом, что позволило многим студентам и преподавателям стать основателями собственных весьма успешных производственных предприятий.

Совет

Поскольку Силиконовая долина не создавалась согласно плану какого-либо государственного органа, а изначально была простым объединением разработчиков-энтузиастов и бизнесменов, возникшие здесь предприятия придерживались гибкой политики на рынке и были способны перестраивать свою деятельность, приспосабливаясь к любой, даже самой неожиданной ситуации.

1970-80-е годы стали золотым веком для Силиконовой долины. Здесь возникли компании:

  • Apple,
  • Electronic Arts,
  • Cisco Systems.

Предприятия, базирующиеся в Силиконовой долине, стали главными производителями на рынке персональных компьютеров и программного обеспечения. Параллельно началось развитие компьютерного дизайна, глобальных сетей и компьютерных игр.

Несмотря на то, что калифорнийских технопарк в 1980-90-х годах столкнулся с конкуренцией со стороны японских фирм, местным компаниям удалось преодолеть кризис и до сих пор сохранять флагманские позиции в сфере производства компьютеров и программ.

На сегодняшний день почти 30% трудящегося населения Силиконовой долины заняты в IT-сфере.

Происхождение названия

Кремниевой долиной стэнфордский технопарк стали называть с подачи журналиста Дона Хефлера, который в начале 1970-х годов написал очерк об этом исследовательском центре. Дело в том, что с середины ХХ века незаменимой частью большинства электронных приборов были кремниевые транзисторы, которые подсоединялись к основной схеме.

На рубеже 1950-60-х годов несколько инженеров, некогда работавших в компании Shockley Semiconductor, пришли к выводу, что дешевле и проще будет изготавливать не отдельные транзисторы, а целые платы из единого кристалла кремния. Так появились первые интегральные микросхемы. Производство микросхем вскоре было поставлено на поток.

Они и прославили калифорнийский технополис на весь мир.

В России и некоторых восточноевропейских странах за калифорнийским научным центром закрепилось название «Силиконовая долина», которое фактически является не более чем ошибкой в переводе. На английском языке слово «кремний» («silicon») и «силикон» (silicone) созвучны. Несмотря на неточность, словосочетание «Силиконовая долина» стало общеупотребительным.

Инфраструктура

Сегодня Силиконовая долина занимает огромную площадь от Сан-Франциско до Сан-Хосе, причём, последний считается неофициальной столицей технополиса. Ежегодно сюда приезжают тысячи учёных, разработчиков, бизнесменов, стартаперов и инвесторов со всего мира. Здесь расположены:

  • 4 университета, где проходят подготовку будущие работники калифорнийского технопарка,
  • Музеи, отражающие вехи развития Силиконовой долины и компьютерных технологий, в целом,

Источник: https://UsaMagazine.ru/silikonovaya-kremnievaya-dolina/

Валентин КАТАСОНОВ. Кремниевая долина бросает вызов президенту США. Фонд стратегической культуры. электронное издание

На протяжении последнего столетия ни у кого обычно не возникало сомнения, какая группа бизнеса в Америке оказывает наибольшее влияние на официальный Вашингтон.

Конечно же – крупнейшие банки США, которые принято коротко именовать «Уолл-стрит».

Многие из них являются влиятельными акционерами Федеральной резервной системы США, а поскольку ФРС контролирует всю финансовую сеть Америки, то очевидно, что Федеральный резерв и Уолл-стрит контролируют всё, включая официальный Вашингтон. 

Конечно, есть и другие группы бизнеса. Например, относящиеся к военно-промышленному комплексу (ВПК), гражданской промышленности, сфере услуг и торговли и т.п. Но всё-таки по отношению к банкам Уолл-стрит они в послевоенные десятилетия занимали подчинённое положение. В Америке давно уже сложился финансовый капитализм, а при такой модели иной иерархии быть не может. Денежная власть наверху. 

Однако в начале XXI века в устоявшейся модели стали наблюдаться некоторые подвижки. Америка стала входить в эпоху «цифровых преобразований». На наших глазах формируется «цифровое общество», основой которого являются информационно-компьютерные технологии (ИКТ).

В построении «цифрового общества» решающая роль принадлежит компаниям высоких технологий (hi-tech). Это разработчики компьютеров, программного обеспечения, искусственного интеллекта, компании, работающие в областях Интернета, нанотехнологий, роботостроения, электроники и т.п.

Преобразования захватывают все отрасли экономики и все сферы жизни человека – личной, семейной, общественной. 

Обратите внимание

Не обходят преобразования стороной и финансово-банковскую сферу. И тут возникает весьма пикантная ситуация. Разработчики новых технологий для этой сферы (их принято называть финансовыми технологиями) обнаруживают, что они могут не хуже (а даже лучше) управлять банками, страховыми компаниями, инвестиционными фондами, финансовыми рынками.

У компаний high-tech возникает соблазн подвинуть банки и иные финансовые институты в сторону и самим контролировать и управлять миром денег и финансов.

Недавно Натаниэль Поппер, репортер New York Times, обозревающий события в мире финансовых технологий, выпустил свою очередную книгу «Цифровое золото: биткойн и реальная история неудачников и миллионеров, пытающихся заново изобрести деньги». Он описал, как «высокотехнологичные ребята» штурмуют мир денег.

Поппер фиксирует новую раскладку сил в сегодняшней Америке: «Пересмотр системы хранения и передачи денег может вывести из игры финансовых посредников как таковых. Поэтому многие в Силиконовой долине надеются присвоить часть основных направлений деятельности Уолл-стрит».

Американские компании, действующие в сфере ИКТ, чаще всего ассоциируют с Кремниевой (Силиконовой) долиной, раскинувшейся на берегу залива Сан-Франциско в штате Калифорния. Каждый год в долине запускается по несколько сот новых «старт-апов» (венчурных проектов).

Силиконовая долина – своеобразное государство в государстве, зародившееся в послевоенный период. В долине особая атмосфера, свои представления о бизнесе, политике, этике.

Обитатели долины всегда считали себя особой кастой, стоящей над миллионами остальных жителей Америки. 

Источник: https://www.fondsk.ru/news/2017/03/03/kremnievaja-dolina-brosaet-vyzov-prezidentu-usa-43624.html

Ведущий Data Architect в Tesla – о карьере в Киеве, переезде и работе в Кремниевой долине

Киевлянин Алексей Ильяшов — ведущий Data Architect в Tesla Inc.

, еще в конце 80-х занимался научными разработками для космической отрасли, работал в Министерстве обороны и Министерстве иностранных дел Украины, а в начале 2000-х переехал в США.

О перипетиях его судьбы на сломе эпох и работе в Tesla мы поговорили после конференции IBM Chief Data Officer Strategy Summit, которая проходила в марте в Сан-Франциско.

Учеба и наука

По первой специальности я инженер-электрик авиационного оборудования: автопилоты, системы управления, бортовые вычислительные машины, системы жизнеобеспечения, системы разведки — все это по моей части.

В 1983 году окончив училище, я попал в новосозданный вычислительный центр при кафедре автоматики. Там была очень сильная научная школа, на нашем факультете из ста преподавателей только пару человек были без степеней.

Выпускники получали хорошую подготовку, ехали служить в Звездный городок, в Академию ВВС Жуковского в Москве, многие продолжали научную деятельность. Потом я перешел работать в научно-исследовательскую лабораторию, которая занималась космосом.

Там мы работали над серьезными проектами совместно с заводом «Арсенал», Антонова, заводом им. Артема, с Академией наук.

Важно

Например, немногие знают, что Ан-225 «Мрия» был создан как первая ступень авиационно-космического комплекса, поэтому его хвостовое оперение очень сильно разнесено в стороны, чтобы реактивная струя орбитальной ступени не снесла хвост самолета-носителя. А как транспортный самолет он стал использоваться только потому, что космический проект не состоялся.

Я защитил кандидатскую диссертацию, подкрепленную десятком изобретений, статистически исследовал алгоритмы автономного управления орбитальным самолетом на атмосферных участках полета. К тому времени Советский Союз развалился, и наши разработки перестали быть востребованы. Само училище закрыли, а научная школа перестала существовать.

Читайте также:  Спасёт ли работа в области искусственного интеллекта экономику украины

Министерство обороны

В начале 90-х меня пригласили заниматься информатизацией вооруженных сил в Центр оперативно-стратегических исследований Генерального Штаба МО Украины. Мы делали какие-то проекты, придумывали концепции информатизации вооруженных сил, писали доктрины, но все оставалось на бумаге, так как большого энтузиазма со стороны руководства не было.

Армия — очень консервативный механизм. Никто реально не собирался что-то внедрять и менять. Не было понимания необходимости структурного изменения.

Довольствовались советскими наработками, такими как системы защищенной связи, эти технологии всех устраивали, инновационная часть начисто отсутствовала, а компьютеры использовались в основном как пишущие машинки.

Был такой курьезный случай. Американцы подарили нашему министру обороны ноутбук Apple, а нам поставили задачу разобраться и написать инструкцию, но не больше двух страниц. Мы предложили за несколько часов обучить, как им пользоваться, но нам сказали, что человек слишком занятой для такого баловства.

Тогда же мы с сослуживцем, как хобби, писали и внедряли программное обеспечение для больниц, позволяющее автоматизировать ведение историй болезней. Это была своего рода когнитивная система, реализованная по принципу machine learning.

Министерство иностранных дел

Когда я собрался увольняться из армии, знакомый попросил меня сходить в МИД, помочь настроить компьютеры. Они готовили документы, а на принтерах не было украинского языка.

Надо сказать, что в 1993 году министерство было совсем небольшой структурой, занимало маленький особняк на Шелковичной, а дипломаты сидели за столами по двое, как ученики за партами.

Я настроил драйвера, даже сделал герб в векторной графике для бланков, все были счастливы. И я получил предложение перейти работать к ним, в Национальный комитет по контролю за разоружением.

Совет

Моим первым начальником стал Константин Иванович Грищенко (впоследствии министр иностранных дел). Я занимался де-факто компьютеризацией всего МИДа — от установки текстовых процессоров до электронного делопроизводства и настройки электронной почты в посольствах.

Гигафабрика Tesla, Невада

Учеба в США

В Штаты я попал в 1996 году благодаря программе International Military Education Training. По ней несколько человек в год из перспективных военнослужащих и госаппарата из стран бывшего Варшавского блока приглашали на обучение в США. Кстати, выпускник моего училища, Гриценко — бывший министр обороны Украины, тоже прошел обучение по этой программе.

Фактически, как я понимаю, это была подготовка агентов влияния — людей, которые, вернувшись в свои структуры, смогут говорить с американцами на одном языке и уже не будут воспринимать их как абстрактных врагов.

Программа предусматривала два этапа. Сначала изучение английского на базе Lackland Air Force Base в Техасе, а потом знакомство с принципами демократии.

Но наш МИД обычно отзывал сотрудников после успешного завершения первого этапа, и я тоже планировал возвращаться, но тут американцы завозмущались, все-таки они нас приглашали не на языковые курсы. Пришлось ехать в Монтерей, где находится Naval Postgraduate School.

Прошло пару недель учебы, и я с ужасом понял, что если заменить в лекциях слово «демократия» на слово «партия», то все это я уже много раз слышал и никакого энтузиазма по этому поводу не испытываю.

Я осмотрелся по сторонам и обнаружил, что в школе есть масса интересных факультетов: компьютерные науки, аэрокосмический факультет, даже факультет информационной войны. Я приложил некоторые усилия и поменял специализацию на IT-менеджмент. По этому профилю я получил магистерскую степень, написав тезис «Development of the Information Infrastructure for the Ministry of Foreign Affairs of Ukraine».

Переезд, первые годы

Еще находясь в Штатах, я понял, что особого желания возвращаться в Украину нет. Карьерная перспектива там у меня была довольно ограниченная: я технарь, работаю в МИД, стал начальником управления информатизации, и это был потолок.

Военным побыл, ученым побыл, дипломатом и менеджером поработал. Я разослал резюме в американские компании, и мне сразу предложили работу, это был 1999 год, бум доткомов, и брали всех, кто хоть что-то умел.

Пока мне делали рабочую визу, я еще год работал в МИДе, потом уволился из армии в звании подполковника и переехал в Калифорнию.

Первая фирма, где я работал, находилась в Сан-Хосе, в центре Кремниевой Долины.

В начале это, конечно, было для меня понижение статуса, я был обычным девелопером, но через несколько лет мой товарищ, кстати, тоже выпускник нашего Авиационного училища, пригласил меня в Nanosolar, где я прошел путь от разработчика программ и баз данных до IT-директора.

Это был стартап, который занимался солнечной энергетикой и планировал делать дешевые солнечные батареи на алюминиевой фольге. К сожалению, из-за менеджерских ошибок компания обанкротилась, а я перешел в Maxim Integrated, крупную фирму, которая выпускает микросхемы и чипы.

Рыбалка на Monterey Bay

Tesla Inc

В 2014 году мой бывший начальник из Nanosolar позвал меня в Tesla, где он к тому времени работал. Моя должность в Maxim меня более чем устраивала, а Tesla тогда воспринималась как какая-то мутная компания, выпускающая всего 12 тысяч автомобилей в год.

Я поспрашивал своих опытных местных приятелей, все отзывались довольно скептически — мол, проект «не взлетит». Тем не менее, я прошел собеседования и получил оффер за подписью Илона Маска с условиями лучше, чем у меня были на тот момент.

Обратите внимание

Пришел с этим оффером к начальству, и на следующий день мне предложили новую должность и зарплату точно такую же, как в Tesla. Смысла менять проверенное на неизвестное не было, поэтому я решил остаться.

Через две недели мне перезвонили из Tesla и сказали: «Мы тут подумали, предлагаем вам выше должность и больше денег». Я собрал «увольнительную» коробочку и перешел в Tesla.

Особенности работы

Моя должность называется Principal Data Architect, по сути, это технический директор. У меня есть менеджер, но, наверное, он по иерархии ниже меня.

Он не вмешивается в техническую часть моей работы, доверяет моим решениям, при этом мы, конечно, делаем ревью тех или иных решений как внутри команды, так и между командами, но часто это не формализовано. Компания, по сути, является большим стартапом и развивается очень динамично.

С одной стороны, это здорово, но есть, безусловно, и негативные стороны. Когда нужно «на вчера» и не успевают протестировать, то иногда страдает качество.

Из-за того, что компания очень flat, то есть с горизонтальной структурой, много неформальных коммуникаций, может пройти какая-то инициатива и из нее родиться проект, а начальство даже не будет изначально в курсе. Но при этом приходится постоянно балансировать, принимать решения, расставляя приоритеты и не согласовывая с руководством детали.

Когда ко мне приходят со срочными запросами, где-то на бегу, в кафе, я всегда прошу написать в двух абзацах, что именно нужно, и это отсекает половину дел. Ресурсы загружены разными проектами и нужно также динамически уметь их распределять.

Хочу также обратить внимание на то, что приходится постоянно заниматься самообразованием и это критически важно для успешной карьеры. Тесла бесплатно предоставляет всем сотрудникам доступ к таким обучающим ресурсам как Lynda.com и Udemy.

В Tesla используется очень много различных технологий, а еще больше тестируется и изучается. Нет такого, что по всей фирме мы пользуемся только Microsoft-стеком или Java, или если речь о big data, то исключительно R.

Важно

 Есть свобода команд использовать тот инструментарий, который наиболее оптимален под конкретные задачи. Также мы отдаем предпочтения опенсорс-продуктам, потому что классические вещи, типа SAP или Oracle — очень затратные модели, ты им только палец дай, они руку откусят.

А есть другие решения, бесплатные, например, Hadoop, MySQL или Red Hat.

Big data

Tesla радикально отличается от других автомобильных компаний, где есть небольшое ядро инженеров-дизайнеров, а основные человеческие ресурсы заняты на производстве. У нас же огромный коллектив софтвер-девелоперов, которые работают и над самим автомобилем, и над автопилотом, и над производством солнечных панелей, и заняты в проектах Solar Roof и Powerwall.

Моя команда занимается обработкой больших массивов данных и интеграцией всех этих систем, включая производство автомобилей на конвейере, контроль качества и так далее. Плюс машина сама репортит очень много данных, которые записываются и передаются на центральные серверы, а потом начинаются всякие интересные вариации, что делать с этими данными.

Например, мы можем обработать массив телеметрии с машин, где обнаружились дефекты водяных помп, и можем построить модель позволяющую предсказывать неполадки с помпами до того, как они случатся в реальности. В этом случае мы пришлем человеку уведомление, что ему нужно заехать в автосервис, и ему даже не обязательно знать, что именно там будут делать.

А если не нужно машину поднимать, то часто Tesla присылает специалиста или домой, или на работу, и владельцу не нужно никуда ехать и терять личное время. Со временем, автономные машины будут сами посещать сервисные центры в то время, когда они не нужны хозяину.

Таким образом, наша модель machine learning помогает предсказать, что при определенной комбинации факторов произойдет определенное событие или отказ. Подобных систем нет ни у одного производителя автомобилей в мире.

Когда мы сохраняем логи, всю автомобильную телеметрию — это не потому, что мы хотим следить, кто куда ездит, это никому не нужно.

Доступ к данным очень ограничен, если они обрабатываются, то они не персонифицированы, это абстрактные потоки, которые соединяются с персональными данными аккаунта только в экстраординарных случаях и по специальному разрешению. Работа с big data дает неожиданные положительные эффекты.

Совет

Возвращаясь к тем же насосам, анализируя данные, мы можем выявить недоброкачественного производителя комплектующих, определить, какие еще машины в группе риска и обратить на них внимание.

Можем на основе этого поменять поставщика или модель насосов. У любого дефекта могут быть разные причины: плохие материалы или, может, люди делают что-то не так, может быть, процесс неправильный или конструкция.

Точно зная первопричину, легче устранить неисправность.

В Tesla трепетно относятся к качеству, много усилий тратится на то, чтобы машина была идеальная, не ломалась. Компания дает гарантию на батарею и мотор 8 лет без ограничения пробега, поэтому ресурсы должны быть большие.

Автономное управление строится на базе deep learning, и даже если вы не активировали эту функцию в своей машине, то телеметрия все равно собирается и накладывается на данные о том, как вы ехали.

И чем больше информации про освещение, состояние дороги, погоду, чем больше машины проехали, тем более умной будет становиться модель. Каждая машина делает свой вклад в совершенствование системы автопилота.

Илон Маск обещает, что к концу года автомобиль на автопилоте проедет от Лос Анджелеса до Нью-Йорка. Такой прогресс стал возможен, в том числе, благодаря самообучающейся модели.

Источник: https://dou.ua/lenta/interviews/tesla-data-architect/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector