Мнение экспертов: танки будущего будут полагаться на искусственный интеллект, а не на броню!

Как изменятся танки в ближайшем будущем

Представление об армии будущего у многих формируется научно-фантастическими фильмами и популярной литературой. Однако военные профессионалы уверены, что в ближайшие четверть века мы точно не увидим на поле боя полчищ шагающих боевых роботов, вооруженных бластерами. Например, очень трудно придумать альтернативу основным боевым танкам.

В то же время говорить о каком-то застое в военном деле не приходится: представители военной науки, инженеры и конструкторы в настоящее время работают над определением возможного облика вооруженным сил России на ближайшие десятилетия. Прорабатывается и концепция развития бронетанковой техники.

О «броне России 2040 года», о том, что появится в ближайшие десятилетия на вооружении российской армии, в эксклюзивном интервью «РГ» рассказал главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский.

Заменят ли роботы людей за броней?

Танки недалекого будущего станут в максимальной степени роботизированными системами, считает Виктор Мураховский. Но многое зависит от того, насколько продвинется прогресс в создании искусственного интеллекта:

«Человек по мере развития технологий постепенно будет уходить с поля боя, в том числе и члены экипажа танка.

Первым «на выход» проследует командир — его функцию возьмет на себя единая система управления тактического звена.

Интеграция всех элементов танка продолжится, будет создан единый комплекс на общей цифровой шине, а сами боевые машины объединятся в такую же систему на уровне подразделения.

Обратите внимание

Уже сейчас это начинает трансформироваться в единую систему управления, единое информационное поле и единый разведывательно-огневой контур. Это новое качество совершенствования командной управляемости как отдельной машины и мелких подразделений, так первичной общевойсковой группы на уровне батальона.

Танк Т-14 на платформе «Армата».

Вторым, вероятно, танк покинет наводчик-оператор. Мы постепенно приближаемся к тому, что системы распознавания образов начинают достигать уровня человека средней подготовленности. Предположим, что в среднесрочной перспективе роботизированные системы будущего научатся отличать один объект от другого, своих от чужих даже по косвенным признакам, достигнув уровня среднего наводчика».

Но механик-водитель в танке — это надолго, считает Мураховский, пока не представляя перспектив его полной замены.

«Роботизированная система самостоятельно еще долго не сможет устранять на поле боя различные проблемы. Например, застрявший танк для беспилотной бронетехники — пока безвыходное положение. Обычный экипаж танка может выходить из подобных ситуаций без проблем, применяя штатные средства самовытаскивания. Аналогично и с боевыми повреждениями, вроде разбитой гусеницы.

Однако автоматизация движения машин в колонне — это то решение, которое возможно реализовать уже сейчас. В советское время это уже пытались сделать, но уровень технологий того времени не позволял добиться стабильной работы.

Дело в том, что колонна движется со скоростью, которую может поддерживать самый «медленный» водитель.

Внедрение же автоматизации позволит возглавить ее самому умелому и быстрому водителю, а остальные машины просто будут автоматически повторять его маршрут и алгоритмы управления.

Читайте также  Великобритания готовит «Аяксы» для засад на «Армату»

Данное решение может повысить среднюю скорость движения войсковых колонн на гусеничной технике на 30 процентов и увеличить темп марша с нынешних 300 до 500 км в сутки без особых затрат».

Как будет повышаться огневая мощь

Боевой робот «Уран-9».

Неизвестно, останется ли на танке недалекого будущего нынешняя пороховая пушка. Возможно, ее место займет электротермохимическое орудие или будет выбран электромагнитный способ метания. Известно, что создание ЭТХП в настоящее время у нас значительно продвинулось и находится на этапе опытно-конструкторской работы.

«Разработка электромагнитного способа метания снаряда продолжается достаточно давно, но особых успехов в этой области никто пока не достиг. Здесь на передний план выходят проблемы источников питания и свойства материалов — при таких ускорениях они чрезвычайно быстро изнашиваются.

Электротермохимическая пушка показала себя гораздо более реалистичным вариантом, но тут нас поджидает проблема стабильности выстрела. Это мы уже проходили на системах с жидкими метательными веществами или с безгильзовым патроном, когда не обеспечивается стабильность даже в ручном огнестрельном оружии.

Важно

Конечно, у перспективных разработок есть и ряд преимуществ — более высокая начальная скорость снаряда, а также компактное размещение боекомплекта.

При всем этом, надежность вооружения снижается, оно становится гораздо более сильно зависимым от условий окружающей среды, требует совершенного материально-технического обеспечения, так что все это пока на стадии опытных работ и в серию не вышло», — говорит В.Мураховский.

Гусеницы — это навсегда

Виктор Мураховский высказал мнение, что вряд ли появится какой-то принципиально новый движитель для бронетанковой техники: на воздушной подушке или еще что-то более экзотичное.

«Считаю, гусеницы — это навсегда. Может быть в очень-очень отдаленном будущем их что-то и заменит, но пока никакой альтернативы даже не просматривается. Развитие пойдет за счет совершенствования подвески, в первую очередь, путем применения интеллектуальных управляющих систем.

Если говорить о двигательных установках, то все пока упирается в одну глобальную проблему — отсутствие источника энергии, сравнимого по удельной энергоемкости и удобству применения с углеводородным топливом. В настоящее время самые лучшие, самые эффективные аккумуляторы по удельной энергоемкости на порядок уступают бензину и дизельному топливу. Это стопроцентно не вариант двигателя для техники поля боя».

Читайте также  Т-80БВМ: старый танк с новыми возможностями

Броня крепка!

Защищенность остается ключевым и определяющим фактором для тяжелых платформ бронетанковой техники и основного танка в первую очередь.

«Я думаю чего-то революционного, что позволит коренным образом изменить обстановку, в этой теме не появится. Продолжат развиваться системы защиты, существующие в настоящее время», — говорит Виктор Иванович, имея в виду пассивную броневую защиту в многослойном ее исполнении.

«Также продолжатся работы по улучшению характеристики динамической защиты. Активная защита, системы постановки завес, комплексы оптико-электронного подавления станут непременным атрибутом бронемашин нового поколения. В настоящее время над этим работают во всех передовых странах мира.

Разведывательно-ударный наземный робототехнический комплекс «Вихрь» на базе БМП-3.

Тем не менее, соревнование между броней и снарядом продолжится с переменным успехом той или иной стороны.

Что же касается применения адаптивных средств маскировки (покрытие «хамелеон»), то я в них не слишком верю. Это работает в лабораторных условиях, но не на поле боя.

Чтобы получить качественно новую защиту, надо посмотреть какие у нас новые направления в физике, на основе которых можно что-то придумать. Дают ли перспективные разработки качественный прирост, то есть в разы? Нет, максимум обеспечат 15-20%».

Танки бессмертны?

Танки и сегодня остаются главной ударной силой сухопутных войск, единственным видом боевой техники, которая может совершать тактический маневр на поле боя под огнем прямой наводкой противника: проламывать оборону или, наоборот, наносить контрудар по наступающему. Это уникальное свойство, уверен Виктор Мураховский.

«Кто бы чего не говорил о «смерти танков», никаких других машин, способных их заменить на поле боя, в природе не существует. Разговоры о том, что скоро воевать между собой будут легкие и быстрые антропоморфные роботы смеху подобны.

Изобретателей подобной техники я бы отправил на поле боя, где общевойсковые батальоны, насыщенные бронетехникой, сражаются с полным размахом при поддержке артиллерии и авиации, чтобы они лично ощутили всю абсурдность таких фантазий.

И главное — не надо забывать, что основная деталь любого оружия — это голова ее владельца, как бы это не банально звучало. Ровно то же относится к танковому экипажу, летчикам, пехотинцам и так далее. Техника становится все более совершенной, но в конечном итоге воюет и побеждает человек», — заключил он.

/Алексей Моисеев, rg.ru/

Источник: https://army-news.ru/2017/12/kak-izmenyatsya-tanki-v-blizhajshem-budushhem/

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Новости о внедрении искусственного интеллекта в последнее время приходят все чаще. Возможности его использования безграничны как в быту, так и в военной сфере.

Управление системами без участия человека кардинально изменит ситуацию на поле боя в случае войны. И поэтому конкуренция между странами обостряется. Гонка обещает быть захватывающей.

Илья Плеханов — о том, как Россия, США и Китай развивают технологии будущего и какие у стран шансы выиграть битву за интеллект. 

Что может ИИ

Буквально на днях Воздушно-космические силы России впервые испытали автоматизированную систему управления средствами противовоздушной обороны с элементами искусственного интеллекта.

Новая система позволяет интегрировать работу комплексов С-300 и С-400, зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь» и радиолокационных станций.

Система сама анализирует воздушную обстановку и выдает рекомендации на применение тех или иных вооружений, что позволяет средствам ПВО реагировать быстрее на угрозы в режиме реального времени. 

В начале года аналитический ресурс MarketForecast.com опубликовал прогноз, согласно которому мировой рынок военной робототехники и искусственного интеллекта к 2027 году достигнет $61 миллиарда. В 2018 году он оценивается в $39,2 миллиарда. За 9 лет страны потратят на развитие этих технологий в оборонке $487 миллиардов.

 Рост рынка будет обусловлен большими инвестициями со стороны США, Китая, России и Израиля в технологии нового поколения, а также масштабными закупками Индии, Саудовской Аравии, Южной Кореи и Японии.

Совет

Большая часть рынка придется на военных роботов, на компьютерное зрение, обработку естественного языка, распознавание речи и анализ социальных сетей. 

  Один из роботов американской компании Boston Dynamics Spot mini 

Индустрия искусственного интеллекта (ИИ) и машинного обучения сегодня стремительно растет. Искусственный интеллект дает три главных преимущества военным: работу с большим объемом данных, скорость обработки и автономность действий.

Проще говоря, искусственный интеллект позволит быстрее и точнее определять цели без участия человека, выдавать варианты и сценарии действий, гибко реагировать на изменяющуюся ситуацию в режиме реального времени и, если это допускает человек, самому принимать решение. Это если говорить о непосредственном ведении боевых действий. 

Другие сферы военного применения – это взлом шифров противника, использование ИИ в военной промышленности, мониторинг психического и физического состояния военнослужащих и, что важно в стратегическом плане, прогнозирование. 

Сегодня решение о ликвидации целей принимает человек, но на горизонте уже создание систем, которые будут вести боевые действия автономно. На поле боя будущего будет побеждать та система, которая принимает решения быстрее. Человек становится слабым и медленным звеном в цепочке командования — соответственно, у противника всегда будет искушение создать полностью автономную систему.

Патрик Такер, один из авторов ресурса Defense One, и профессор Денверского университета Хизер Рофф отмечают, что ИИ-системы сегодня используются, чтобы полностью исключить человека из принятия решений.

Амир Хусейн, основатель и главный исполнительный директор SparkCognition, одной из ведущих компаний США по разработке искусственного интеллекта, считает тех, кто говорит о необходимости сохранить человека в цепочке принятия решений или полуавтоматических системах, «мягкотелыми» людьми, которые даже не понимают, что происходит.

Сама суть автономности — это исключение человека из цепочки, когда решение надо принимать за кратчайшее время и у системы нет этого запаса долей секунд, чтобы советоваться с человеком, уничтожать, например, стремительно приближающуюся угрозу или нет. На поле боя выиграет тот, кто быстрее примет решение. Здесь нет равных машинам.

Хусейн считает, что не надо концентрироваться на ограничениях действий автономных систем человеком, а необходимо уже изначально программировать «моральные опции» в искусственный интеллект.

Обратите внимание

Более того, если вдруг одна часть военной системы, один робот начинает принимать неэтичные решения из-за ошибки в программном обеспечении или из-за хакеров, то другая часть системы должна быть способна выключить или уничтожить «плохого» робота.

Боевой робот на вооружении армии США

Хусейн уверен, что военные системы будущего на основе ИИ будут более точными, чем сегодня. Это будут рои «умных пуль», которые будут убивать врага с фантастической точностью.

С другой стороны, в небе и на море человек будет определять «сектора смерти», в которых, по его мнению, нет гражданских лиц, и уже внутри сектора давать полную автономию на поражение и свободу действий военным системам.

Большие данные и прогресс в распознании объектов машинами позволят им выполнять задачи эффективно и с минимальным количеством ошибок. 

По данным Пола Скарра, директора программы исследований войн будущего вашингтонского Центра новой американской безопасности, уже около 30 стран имеют на вооружении оборонительные автономные системы, которые пока еще работают под наблюдением человека. Сегодня в мире наблюдается гонка за создание наступательного автономного вооружения. Военных подталкивает развитие беспилотных автомобилей, машинного зрения и повышение точности в распознавании изображений нейронными сетями. 

Эксперт, говоря о применении искусственного интеллекта на войне, активно использует термин «бойцы-кентавры» — на поле боя будущего вместе будут работать и человеческий, и искусственный интеллект.

По мнению Скарра, необходимо перестать думать только в рамках дилеммы «или люди, или роботы» и стараться найти применение технологиям, когда человек и искусственный интеллект работают вместе.

Наглядный пример — это испытания работы американских вертолетов «Апач» и беспилотников, когда пилоты вертолета вместе с компьютером контролируют полуавтономную деятельность дронов.

Американский ударный беспилотный вертолет MQ-8B Firescout

Важно

Один из самых очевидных способов использования искусственного интеллекта в будущем — это управление роями дронов. При выбранном алгоритме рои дронов из сотен или тысяч единиц могут обезвредить или парализовать работу даже танков или самолетов. Подводные и надводные дроны смогут помешать подводным лодкам и кораблям. 

Читайте также:  5 технологий будущего в области искусственного интеллекта

Особый интерес сегодня вызывают даже не автономные боевые действия собственных ИИ-систем, а так называемый концепт «контравтономности», когда подвергнувшаяся нападению ИИ-система противника учится, делает выводы из случившегося и сама выбирает способы противодействия. То есть каждая атака нападающего автоматически делает его врага все более опасным, если не уничтожает сразу.

Любопытно, что автономные ИИ-системы, возможно, будут внедряться на флоте быстрее, чем в воздушных силах.

Тем же ВВС США приходится сегодня напоминать и оправдываться, что удары с беспилотников производят операторы, а не сами машины, и операторы иногда ошибаются.

Из-за этих реальных ударов, ошибок и жертв среди мирного населения тема дронов в ВВС постоянно муссируется в СМИ. Флот же без лишней шумихи и внимания общественности — по крайней мере пока — может спокойно сосредоточиться на создании своих систем. 

Автоматизация киберопераций и ведения пропаганды и контрпропаганды в сети – тоже перспективная тема, когда искусственный интеллект подбирает нужную информационную тактику работы в тех же социальных сетях.

В США, например, пытаются создать программное обеспечение, которое может определять ботов, занимающихся дезинформацией, выявлять антиамериканские информационные кампании в социальных сетях и оценивать их эффективность.

Искусственный интеллект также обещает не только «умное управление», но и ту скорость, для которой необходимы вычислительные мощности. Надежда военных – это появление квантовых компьютеров, которые обеспечат работу ИИ.

Первые и самые очевидные последствия создания одной из стран действительно работающего квантового компьютера — это почти мгновенный взлом военных и инфраструктурных систем шифрования вероятного противника, что в случае военного конфликта дает огромное преимущество.

Квантовый компьютер D-Wave

Более того, по мнению американских аналитиков другие страны уже сейчас активно воруют зашифрованные данные у США. Они пока просто хранят их, ничего с ними не делая, так как ожидают, что где-то через 10 лет квантовый компьютер будет создан — и вот тогда-то они получат доступ к секретной американской информации.

Совет

Скорость вычисления и обработки данных позволит значительно усовершенствовать работу беспилотных и роботизированных военных автономных машин, на которые и будет возложена миссия непосредственного ведения боевых действий в уже обозримом будущем.

Упрощенно говоря, военные роботы страны, первой создавшей квантовый компьютер, будут принимать решения быстрее, действовать точнее, «работать» по большему числу целей, лучше «видеть» все поле боя и просчитывать «ходы» дальше, чем роботы противника.

 

Квантовые компьютеры и ИИ могут быть использованы в проектировании новых видов оружия, новых материалов, новых конструкций и даже в разработке новых стратегий ведения войны. 

В Белом доме в США заявляли, что превосходство Вашингтона в вычислительных технологиях находится «под осадой» и надо инвестировать больше в квантовые технологии. Если Китаю удастся стать лидером «квантовой революции», то кардинально изменится геополитическая и военная картина мира.

США

Роберт (Боб) Уорк — бывший заместитель министра обороны США и один из главных в Пентагоне стратегов ведения войны в будущем. 

Роберт Уорк

Его конек — это внедрение искусственного интеллекта и роботизированных систем в вооруженные силы, разработка стратегии войны в космосе и ведения комбинированного боя (на суше, море, в воздухе, космосе, киберпространстве и электромагнитном спектре) в условиях «системы ограничения доступа».

Разработка масштабной стратегии «Третьего противовеса» (Third Offset Strategy), призванной обеспечить военно-технологическое преимущество США перед Россией и Китаем, — это тоже детище Уорка.

В 2014 году Боб Уорк опубликовал написанную в соавторстве монографию «20YY: подготовка к войне в эпоху роботов», которая стала настольной книгой аналитиков войны будущего.

Обратите внимание

В апреле 2017 года на крупнейшей базе Корпуса морской пехоты США Западного побережья Кэмп-Пендлтон прошли первые в истории учения S2ME2 ANTX, на которых были протестированы около 50 новых военных технологий. В том числе и беспилотные наземные роботизированные платформы, ведущие огонь по противнику, автоматически доставляющие боеприпасы и отвечающие за материальное обеспечение десантирования морпехов.

Учения S2ME2 ANTX

26 апреля прошлого года Боб Уорк создал специальное подразделение по ведению «алгоритмических боевых действий» (Project Maven), которое должно ускорить внедрение искусственного интеллекта и машинного обучения в вооруженных силах.

Уорк торопится. По его мнению, тем же самым занимаются вероятные противники (Россия и Китай) и союзный Израиль, действия которого могут привести к дестабилизации всего Ближнего Востока.

Сегодня в мире, по оценкам американского онлайн-издания Defense One, существует 284 военные системы, которые в той или иной мере уже включают в себя искусственный интеллект.

И нет гарантий, что США в этой новой гонке победят.

Первая задача нового подразделения Пентагона (Project Maven) — это использование ИИ для анализа данных и видеоизображений, получаемых в Сирии и Ираке. Сегодня до 95% всех данных, поступающих в аналитические военные центры США c беспилотников, идут именно из этих двух стран.

Люди в прямом смысле слова не справляются с обработкой и анализом таких огромных массивов информации. До 80% их рабочего времени занимает просто просмотр кадров.

Основные разработки сегодня ведутся в области создания систем, которые бы автономно определяли противника, сверяясь с «библиотекой целей».

Искусственный интеллект в теории должен помочь им определять объекты, выявлять ненормальные последовательности действий на земле и т.п. Он не будет определять цели для уничтожения, но поможет сделать это людям.

Важно

Весной прошлого года прошли две интересных конференции по применению искусственного интеллекта в будущих боевых действиях.

Одна из них была посвящена ускорению процессов симбиоза человека и машины в рамках военной стратегии «Третьего противовеса», а на второй Исследовательская лаборатории армии США представила доклад, в котором рассказывается, что в обучающиеся нейронные сети загружают данные об активности мозга человека, когда он определяет цель и решает навести на нее оружие.

В идеале изучение сигналов мозга лучших солдат, делающих свою работу в критических ситуациях, позволит в итоге постоянно обучающемуся искусственному интеллекту самому в режиме реального времени определять цели без участия человека.

В ВВС США хотели бы видеть связку военно-воздушных сил, космических войск и кибервойск, работающих как единое целое при помощи искусственного интеллекта. Пилот самолета и командование не должны будут в 2030 году отвлекаться на анализ информации.

На электронные карты и дисплеи автоматически выводится вся информация от всех родов войск по ситуации на поле боя и целям. Цели находятся автоматически, аппаратура сама противодействует средствам радиоэлектронной борьбы, сама восстанавливает подавленные каналы связи и ищет альтернативы и так далее.

Особое внимание будет уделяться скорости и безопасности передачи информации. По данным издания, компания Lockheed Martin уже работает над созданием такой системы и проводит учения с прототипом.

Компания Raytheon создает прототип симулятора, на котором можно проигрывать тысячи сценариев совместной работы кибервойск, средств радиоэлектронной борьбы и непосредственного применения ракет и бомб авиацией.

Генерал-майор армии США Уильям Хикс, активно интересующийся искусственным интеллектом, роботами и отвечающий за разработку военных стратегий и планирование, также стоял у истоков разработки и внедрения компьютерной игры Operation Overmatch.

Она призвана протестировать ведения боевых действий и применение новых военных технологий в будущем. В игру играют военные с реальным боевым опытом и смотрят, что они могут применять и как.

Всего в игре уже участвует около тысячи человек, а в планах задействовать десятки тысяч солдат. Все клики мышки и удары по клавишам солдатами будут учтены и трансформированы в информацию, позволяющую после анализа ИИ лучше понимать действия людей на поле боя.

Совет

Разработчики подчеркивают, что при отработке игровых сценариев в первую очередь речь идет о применении военных роботов в ходе боевых действий.

Кадр из игры Operation Overmatch

Есть и другие проекты.

В США разрабатывают портативное устройство CARACaS (Контрольная архитектура для робокоманд и воспринимания), которое может быть установлено практически на любой катер. С помощью устройств размером с ладонь в будущем практически любое существующее военное средство (катер, машина, самолет) можно будет дешево и быстро превращать в члена автоматизированного боя.

В ВВС США тем временем разрабатывается система ALPHA, которая за 6,5 миллисекунд снимает данные с датчиков, структурирует и анализирует информацию и способна выдать оптимальные сценарии действия для четырех самолетов. 

Директор Управления перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США DARPA доктор Арати Прабхакар в прошлом году рассказала о проекте по борьбе с программируемыми радарами России (упоминается «Небо-М») и Китая: 

Источник: https://newsland.com/community/7149/content/voina-robotov-kak-iskusstvennyi-intellekt-izmenit-pole-boia-budushchego/6331788

Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

Вооруженные силы России за последние пять лет в 11 раз увеличили количество роботов в своем арсенале, сообщил в ноябре замминистра обороны страны генерал армии Павел Попов.

По данным Минобороны РФ, новые робототехнические комплексы уже в полтора раза увеличили эффективность средств разведки и поражения, и теперь разработка и внедрение роботов военного назначения станет одним из важнейших направлений деятельности министерства.

Генеральный директор «Корпорации роботов» и руководитель чемпионата по боям роботов Игорь Никитин рассказал Федеральному агентству новостей, кого и как долго нам придется догонять в сфере робототехники, как будут выглядеть войны будущего, и какого российского изобретения в искусственном интеллекте опасается мир.

— Игорь, какие роботы сейчас находятся на вооружении у России? И какие машины сейчас правильно называть роботами, а какие мы так называем ошибочно?

— Стандартного определения робота нет, но специалисты из Южной Кореи считают роботом любой механизм, который отвечает двум критериям — мобильность и автономность.

Если вы летите на самолете, это не робот, но если включили автопилот — он стал роботом. Приделайте к смартфону колесики — и будет робот.

Или квадрокоптер: если он управляется с пульта, то это просто машина, но если летит по своей программе — уже робот. Здесь грань размытая.

Когда мы говорим о военных боевых роботах, у читателя рисуется образ машины из «Терминатора»: идет что-то сильное на двух ногах, стреляет… Но это все киношная история.

Обратите внимание

Таких роботов делают в большом количестве, но пока скорее для того, чтобы ученые доказали самим себе: они могут создать человекоподобную машину на двух ногах, умеющую выполнять разные задачи. Но с точки зрения военного боевого применения, не совсем понятно, зачем она нужна.

Боевые задачи сегодня решаются разными машинами — летающими, ползающими, на колесах, но не андроидами.

Управление перспективных исследовательских проектов министерства обороны США (DARPA) устраивает публичные соревнования для команд по созданию роботов. На этих соревнованиях робот проходит полосу препятствий, входит в здание, там выполняет некое задание.

В США и Южной Корее сейчас десятки андроидов, их пока учат говорить, ходить, спускаться с лестницы, открывать дверь, ходить по завалам… В России есть антропоморфный робот-спасатель Федор, разработанный по заказу МЧС, — он у нас пока один. До него у нас уже были на вооружении роботы разминирования, разведчики, беспилотники-квадрокоптеры и танки.

Реальное количество роботов, к которому мы сегодня должны стремиться, должно измеряться десятками тысяч единиц…

— Столько роботов уже «служит» в других армиях мира, или это прогноз?

— Есть разные прогнозы, но считается, что в обозримом будущем количество роботов превысит количество людей. Если армия состоит из миллиона человек, то столько же должно создаваться роботов. Количество беспилотников, выпускаемых в разных странах, уже исчисляется десятками тысяч. Если у нас не будет столько же на вооружении — мы отстанем.

Что касается антропоморфных роботов, то это пока очень дорогие машины, которыми никто не хочет рисковать в бою. Они плохо запасаются энергией, живут в автономном режиме не более часа. Вторая загвоздка на сегодняшний день — недостаточно развитый искусственный интеллект.

Робот пока что не способен сам принимать решения, а в большинстве случаев управляется оператором. В будущем они понадобятся в чрезвычайных ситуациях. Чернобыль, «Фукусима» — заслать бы туда роботов, и не пришлось бы жертвовать жизнями людей. На Марс можно послать робота, не подвергая опасности и перегрузкам человека.

Но это пока отдаленные перспективы, а более насущным является боевое применение машин.

Чем так выгоден беспилотник? Главный ответ — экипаж. Подготовка хорошего пилота — это миллионы рублей или долларов и годы обучения и оттачивания мастерства.

Важно

Пилот, который посадил самолет на воды Гудзона, провел в небе 40 лет — только такой мастер смог совершить это чудо.

Когда спасали наших пилотов в Сирии, погиб один спецназовец, еще несколько рисковали своими жизнями. С беспилотником мы бы не знали этих проблем.

Второй фактор в пользу роботов — это экономия на весе самолета. Жизнеобеспечение пилота занимает чуть ли не тонну от веса машины: это приборы, кресло, система управления, туалет, воздух… Убери все это, и сможешь взять на борт больше оружия.

Наконец, беспилотник может дольше находиться в воздухе, в то время как у человека есть ограничения по времени. Кроме того, у пилота есть физические ограничения по ведению боя. Перегрузки за счет скоростей активного маневрирования могут достигать уровня 8g — это предел, после которого человек теряет сознание.

Если нет пилота, самолет может маневрировать с еще большей скоростью.

— Использование беспилотных квадрокоптеров уже изменило характер войн?

— В боевых действиях в Донбассе в разведке используется огромное количество квадрокоптеров. Они залетают в зону противника, фотографируют, снимают видео, привязывают все к спутниковой системе. Систем, которые стреляют с квадрокоптера, пока нет, я видел всего несколько фото и видео. Но уже есть квадрокоптеры с диверсионной миссией.

К ним можно привязать бомбу до 10 кг, а дальше он, как камикадзе, взрывает танк, мост или другой объект. Гонка вооружений предполагает, что на каждую придумку ищут, что ответить, поэтому уже есть специальные ружья — как из будущего, похожие на бластер или арбалет.

Есть система, которая стреляет сетками, есть микроволновое излучение, нарушающее работу коптера, есть ружье с осколочными снарядами и даже лазерные пушки против дронов.

Читайте также:  Программа cwc улучшит коммуникативные способности искусственного интеллекта

— Похоже, война будущего превратится в войну одной армии железяк против другой?

— Безусловно, никто же не хочет умирать и никто не хочет никого убивать. Все войны не про убийство. Все войны про власть, амбиции, доминирование одного правителя над другим, одной страны над другой.

Пусть лучше льется машинное масло, чем кровь человека. Все разборки будущего должны проходить на роботах, а людям незачем умирать в войнах, к этому все идет. И так у нас много оружия массового поражения.

— Да, к этому и следующий вопрос: есть ли шанс сократить ядерное оружие, заполнив армию роботами?

— Нет. Ядерное оружие — последний аргумент. Оно есть — тебя не трогают. А если нет — на примере Ирака, Сирии, Югославии, Ливии — мы видим, что тебя можно бомбить и оставаться безнаказанным.

Боевое применение ядерного оружия американцы уже всем показали. А современное уже в тысячи раз мощнее: одной бомбой можно уничтожить страну. Что должно произойти, чтоб ты отказался от ядерного оружия? Ничего.

Так что все будут его держать у себя. На всякий случай.

Совет

У России есть в области ядерного вооружения система искусственного интеллекта «Периметр» или «Мертвая рука», как ее прозвали на Западе. Она способна в автономном режиме с помощью огромного количества датчиков распознать ядерное нападение на Россию.

Если по каким-то причинам наше правительство блокировано и в течение заданного времени не поступает никаких сигналов по защите, если штаб не принимает ответное решение и не выходит на связь, система считает, что нас уничтожают, и старым дедовским методом наносит ответный удар.

С территории в районе Москвы взлетают ракеты во все концы страны, все ракеты под траекторией их полета получают сигнал, стартуют и наносят удар по стране-агрессору. Это гарантированное уничтожение противника. Или Земли… Пока непонятно, сколько взрывов одновременно может выдержать планета. Сейчас на ней хранится от 10 до 20 тысяч боеголовок.

— Непонятно, чего опасаться больше — ядерного оружия или искусственного интеллекта?

— Миром все больше управляют информационные системы. Нам не нужен фантастический сценарий, где система «Скайнет» осознала саму себя и вышла из повиновения. Любой электронный сбой — и вперед, надо быть к системам очень внимательными.

Искусственный интеллект пока обыгрывает людей в шахматы и го, но что будет дальше пока непонятно. Когда ты играешь с компьютером в го, ты играешь с множеством калькуляторов и телефонов — это голый расчет.

Но если эта мощная программа начнет шутить, вести себя спонтанно и непредсказуемо, проявлять эмоциональный интеллект — тогда да, будет, чего опасаться. Пока что даже отключения интернета достаточно для катастрофы.

— Сколько времени даете миру на глобальные изменения в робототехнике?

— Если говорить про автомобили, то беспилотники уже сейчас тестируются всеми автоконцернами. Устранят юридические казусы, и их будет огромное количество в течение пяти-десяти лет. В армиях дронов и танков будет все больше, а вот роботам-андроидам нужно еще лет десять. Как мобильный интернет пришел, и мир изменился, так еще десять лет пройдет, и мы снова не узнаем этот мир.

— Какой путь предстоит пройти нам — российским инженерам совместно с Минобороны?

— Глобальной госструктуры, которая бы у нас занималась искусственным интеллектом (вроде нового министерства искусственного интеллекта в ОАЭ), пока нет. Но с нашей «Корпорацией роботов» сотрудничает Минобороны РФ, их эксперты наблюдают за новыми машинами и выбирают инженеров, которые смогут поработать на благо родины.

В Москве сейчас создается система для управления беспилотным транспортом, над своими разработками работают Бауманка и МАИ, робототехника нужна в ликвидациях ЧС и во многих других сферах.

Наша компания занимается образовательными проектами в робототехнике, наш чемпионат «Бои роботов» — это своеобразная «Формула-1» для оттачивания технологий.

У нас много ребят, которые готовы поработать на благо страны, и им важно чувствовать себя востребованными.

И мне очень импонируют изменения в нашей армии последних лет: когда пришел Сергей Шойгу, поменялась система управления, начались активные учения, мы стали тестировать войска, пошли военные конфликты с участием нашей техники — все это идет нам на пользу, мы понимаем, какие нам нужны ракеты, самолеты, корабли, над какими технологиями необходимо работать. У нас нет электронного производства, и нет 20 лет на его развитие, есть всего три года, максимум пять лет, и за это время надо пройти большой путь. Взять несколько направлений, которые нам даются лучше всего, и развивать их. Не только с точки зрения вооружения, но еще и с коммерческой стороны — это будет наиболее устойчивое развитие. Хочется, чтобы в армии было больше роботов, чтобы мы в будущем выясняли отношения на них, а не на людях.

Источник: https://riafan.ru/1001218-roboty-na-sluzhbe-rossii-ekspert-rasskazal-o-budushem-iskusstvennogo-intellekta

10 главных навыков, которые будут цениться работодателями в 2020 году

По данным Всемирного экономического форума, более трети навыков, которые работодатели по достоинству оценят в 2020 году, ещё в 2015-м считались не очень важными. Причина такой переориентации — скорость развития технологий.

Впрочем, эксперты полагают, что роботы не полностью заменят существующие профессии, а лишь возьмут на себя часть автоматизированных задач. Людям же, чтобы продолжать бодро двигаться по карьерной лестнице, придётся развить в себе больше человеческого.

Итак, вот какие навыки нужно прокачать к 2020 году.

1. Комплексное решение проблем

Этот навык делает профессионала не просто звеном в цепи коллег, винтиком в машине. Он позволяет обнаружить проблему, выявить её источник, понять, какие у происшествия могут быть последствия.

И главное, что специалист, обладающий этой способностью, может прогнозировать, какие потенциальные неприятности поджидают проект, и предотвратить их.

По мнению экспертов, в 2020 году умение комплексно решать проблемы потребуется на 36% рабочих мест.

2. Критическое мышление

Технологии совершенствуются. В 2018 году искусственный интеллект впервые обошёл человека в Стэнфордском тесте на чтение и понимание прочитанного.

Однако растущие возможности робототехники только увеличивают потребность в людях, которые могут критически мыслить.

Именно человек должен оценивать, насколько оптимально и этично используется технология и как её откалибровать, чтобы она приносила пользу.

3. Креативность

И снова новости из мира достижений искусственного интеллекта: разработка Microsoft научилась рисовать картинки на основе текстового технического задания. Очевидно, это только начало, поэтому потребность в простых исполнителях уменьшается.

Зато в творческих людях, которые будут генерировать идеи и нестандартно подходить к задачам, работодатели будут крайне заинтересованы.

Об этом говорят и результаты опросов ВЭД: в 2015 году креативность была лишь на десятом месте в рейтинге востребованных навыков.

4. Умение управлять людьми

Важно не только умение координировать сотрудников компании и ставить задачи, но и методы, которыми человек это делает. В будущем работодателям нужны лидеры, которые способны мотивировать людей, развивать их таланты, создавать эффективные команды. Для этого требуются яркие человеческие качества, в ближайшее время недоступные роботам: харизма, обаяние и эмпатия.

5. Взаимодействие с людьми

Этот пункт только подчёркивают общую тенденцию важности социальных навыков в будущем. Набивший оскомину пункт из резюме «умение работать в команде» приобретёт решающее значение. Адаптироваться к новым знакомым, договариваться, сотрудничать, проявлять уместную заботу, не перекладывать ответственность с себя на товарища — всему этому придётся научиться, если хотите быть успешными.

6. Эмоциональный интеллект

Способность человека распознавать эмоции, мотивы окружающих и правильно на них реагировать, по мнению учёных, была ключевой для выживания в доисторические времена, так как позволяла уживаться с соплеменниками.

Люди давно вышли из пещер, однако эмоциональный интеллект до сих пор считается основным навыком для успешного функционирования в обществе.

Грамотный отклик на реакцию человека поможет наладить отношения не только внутри коллектива, но и с клиентами и конкурентами. Да и вне работы пригодится.

7. Умение анализировать и принимать решения

Каналов получения информации становится больше, поэтому возрастает ценность сотрудника, который может систематизировать, анализировать полученные данные, а затем на их основе принимать оптимальное для компании решение. При этом скорость, с которой специалист делает выводы, будет одним из ключевых критериев оценки этого навыка.

8. Клиентоориентированность

Навык активного поиска путей для помощи кому-то и сейчас востребован в сфере услуг, где наиболее часто люди взаимодействуют друг с другом. Впрочем, стремление помочь окружающим будет необходимо и внутри коллектива, если принесёт выгоду всей команде.

9. Навык ведения переговоров

Умение улаживать разногласия, предлагать компромиссы, приводить участников переговоров к общей точке зрения, как предполагают, будет особенно востребовано в компьютерной и математической сферах, а также в областях искусства и дизайна.

10. Гибкость мышления

Специалисту придётся научиться обдумывать сразу несколько идей одновременно, идти не очевидным путём, а наиболее оптимальным, внедрять новую информацию и технологии в рабочий процесс. При общении с людьми будет цениться возможность осмыслять всё сказанное собеседником и корректировать линию поведения в зависимости от его личности.

Навыки расположены в том порядке, в каком, по мнению экспертов, они будут востребованы у работодателей.

В рейтинге от 2015 года руководители компаний также поставили на первое место комплексное решение проблем.

Навык взаимодействия с людьми находился на втором месте, умение управлять людьми — на третьем, критическое мышление — на четвёртом, навык ведения переговоров — на пятом, клиентоориентированность — на седьмом, умение анализировать и принимать решение — на девятом, а креативность — на десятом.

Обратите внимание

Вместо эмоционального интеллекта и гибкости мышления в перечне самых востребованных навыков были контроль качества и умение слушать.

Источник: https://Lifehacker.ru/10-glavnyx-navykov-v-2020-godu/

Как изменятся основные боевые танки в ближайшем будущем

Представление об армии будущего у многих формируется научно-фантастическими фильмами и популярной литературой. Однако военные профессионалы уверены, что в ближайшие четверть века мы точно не увидим на поле боя полчищ шагающих боевых роботов, вооруженных бластерами.

Например, очень трудно придумать альтернативу основным боевым танкам.В то же время говорить о каком-то застое в военном деле не приходится: представители военной науки, инженеры и конструкторы в настоящее время работают над определением возможного облика вооруженным сил России на ближайшие десятилетия.

Прорабатывается и концепция развития бронетанковой техники.

О «броне России 2040 года», о том, что появится в ближайшие десятилетия на вооружении российской армии, в эксклюзивном интервью «РГ» рассказал главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский.

Заменят ли роботы людей за броней?

Танк Т-14 на платформе «Армата».Танки недалекого будущего станут в максимальной степени роботизированными системами, считает Виктор Мураховский. Но многое зависит от того, насколько продвинется прогресс в создании искусственного интеллекта:»Человек по мере развития технологий постепенно будет уходить с поля боя, в том числе и члены экипажа танка. Первым «на выход» проследует командир — его функцию возьмет на себя единая система управления тактического звена. Интеграция всех элементов танка продолжится, будет создан единый комплекс на общей цифровой шине, а сами боевые машины объединятся в такую же систему на уровне подразделения.Уже сейчас это начинает трансформироваться в единую систему управления, единое информационное поле и единый разведывательно-огневой контур. Это новое качество совершенствования командной управляемости как отдельной машины и мелких подразделений, так первичной общевойсковой группы на уровне батальона.Вторым, вероятно, танк покинет наводчик-оператор. Мы постепенно приближаемся к тому, что системы распознавания образов начинают достигать уровня человека средней подготовленности. Предположим, что в среднесрочной перспективе роботизированные системы будущего научатся отличать один объект от другого, своих от чужих даже по косвенным признакам, достигнув уровня среднего наводчика».Но механик-водитель в танке — это надолго, считает Мураховский, пока не представляя перспектив его полной замены.»Роботизированная система самостоятельно еще долго не сможет устранять на поле боя различные проблемы. Например, застрявший танк для беспилотной бронетехники — пока безвыходное положение. Обычный экипаж танка может выходить из подобных ситуаций без проблем, применяя штатные средства самовытаскивания. Аналогично и с боевыми повреждениями, вроде разбитой гусеницы.Однако автоматизация движения машин в колонне — это то решение, которое возможно реализовать уже сейчас. В советское время это уже пытались сделать, но уровень технологий того времени не позволял добиться стабильной работы. Дело в том, что колонна движется со скоростью, которую может поддерживать самый «медленный» водитель. Внедрение же автоматизации позволит возглавить ее самому умелому и быстрому водителю, а остальные машины просто будут автоматически повторять его маршрут и алгоритмы управления.Данное решение может повысить среднюю скорость движения войсковых колонн на гусеничной технике на 30 процентов и увеличить темп марша с нынешних 300 до 500 км в сутки без особых затрат».

Читайте также:  В казахстане роботы будут играть в бадминтон

Как будет повышаться огневая мощь

Боевой робот «Уран-9».Неизвестно, останется ли на танке недалекого будущего нынешняя пороховая пушка. Возможно, ее место займет электротермохимическое орудие или будет выбран электромагнитный способ метания. Известно, что создание ЭТХП в настоящее время у нас значительно продвинулось и находится на этапе опытно-конструкторской работы.»Разработка электромагнитного способа метания снаряда продолжается достаточно давно, но особых успехов в этой области никто пока не достиг. Здесь на передний план выходят проблемы источников питания и свойства материалов — при таких ускорениях они чрезвычайно быстро изнашиваются.Электротермохимическая пушка показала себя гораздо более реалистичным вариантом, но тут нас поджидает проблема стабильности выстрела. Это мы уже проходили на системах с жидкими метательными веществами или с безгильзовым патроном, когда не обеспечивается стабильность даже в ручном огнестрельном оружии.Конечно, у перспективных разработок есть и ряд преимуществ — более высокая начальная скорость снаряда, а также компактное размещение боекомплекта. При всем этом, надежность вооружения снижается, оно становится гораздо более сильно зависимым от условий окружающей среды, требует совершенного материально-технического обеспечения, так что все это пока на стадии опытных работ и в серию не вышло», — говорит В.Мураховский.

Гусеницы — это навсегда

Виктор Мураховский высказал мнение, что вряд ли появится какой-то принципиально новый движитель для бронетанковой техники: на воздушной подушке или еще что-то более экзотичное.»Считаю, гусеницы — это навсегда.

Может быть в очень-очень отдаленном будущем их что-то и заменит, но пока никакой альтернативы даже не просматривается. Развитие пойдет за счет совершенствования подвески, в первую очередь, путем применения интеллектуальных управляющих систем.

Если говорить о двигательных установках, то все пока упирается в одну глобальную проблему — отсутствие источника энергии, сравнимого по удельной энергоемкости и удобству применения с углеводородным топливом.

В настоящее время самые лучшие, самые эффективные аккумуляторы по удельной энергоемкости на порядок уступают бензину и дизельному топливу. Это стопроцентно не вариант двигателя для техники поля боя».

Броня крепка!

Разведывательно-ударный наземный робототехнический комплекс «Вихрь» на базе БМП-3.Защищенность остается ключевым и определяющим фактором для тяжелых платформ бронетанковой техники и основного танка в первую очередь.»Я думаю чего-то революционного, что позволит коренным образом изменить обстановку, в этой теме не появится. Продолжат развиваться системы защиты, существующие в настоящее время», — говорит Виктор Иванович, имея в виду пассивную броневую защиту в многослойном ее исполнении.»Также продолжатся работы по улучшению характеристики динамической защиты. Активная защита, системы постановки завес, комплексы оптико-электронного подавления станут непременным атрибутом бронемашин нового поколения. В настоящее время над этим работают во всех передовых странах мира.Тем не менее, соревнование между броней и снарядом продолжится с переменным успехом той или иной стороны.Что же касается применения адаптивных средств маскировки (покрытие «хамелеон»), то я в них не слишком верю. Это работает в лабораторных условиях, но не на поле боя.Чтобы получить качественно новую защиту, надо посмотреть какие у нас новые направления в физике, на основе которых можно что-то придумать. Дают ли перспективные разработки качественный прирост, то есть в разы? Нет, максимум обеспечат 15-20%».

Танки бессмертны?

Танки и сегодня остаются главной ударной силой сухопутных войск, единственным видом боевой техники, которая может совершать тактический маневр на поле боя под огнем прямой наводкой противника: проламывать оборону или, наоборот, наносить контрудар по наступающему. Это уникальное свойство, уверен Виктор Мураховский.

«Кто бы чего не говорил о «смерти танков», никаких других машин, способных их заменить на поле боя, в природе не существует. Разговоры о том, что скоро воевать между собой будут легкие и быстрые антропоморфные роботы смеху подобны.

Важно

Изобретателей подобной техники я бы отправил на поле боя, где общевойсковые батальоны, насыщенные бронетехникой, сражаются с полным размахом при поддержке артиллерии и авиации, чтобы они лично ощутили всю абсурдность таких фантазий.

И главное — не надо забывать, что основная деталь любого оружия — это голова ее владельца, как бы это не банально звучало.

Ровно то же относится к танковому экипажу, летчикам, пехотинцам и так далее. Техника становится все более совершенной, но в конечном итоге воюет и побеждает человек», — заключил он.

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://topwar.ru/131516-kak-izmenyatsya-osnovnye-boevye-tanki-v-blizhayshem-buduschem.html

Пугающие технологии будущего, от которых нам лучше отказаться

Чем глубже мы погружаемся в 21 первый век, тем отчетливее проступают фантастические возможности, которые перед нами открываются. И тем отчетливее мы испытываем мрачные чувства, когда о них думаем.

Перед вами десять пугающих технологий, которых лучше бы никогда не существовало. Когда вы с ними ознакомитесь, вам станет очевидно, что многим из этих технологий могли бы найти хорошее применение.

Но важно провести разделительную черту между технологией как таковой и тем, как ее можно использовать.

Взять, к примеру, нанотехнологии. По мере разработки, их можно использовать, чтобы положить конец постоянному дефициту, очистить окружающую среду, переделать биологию человека. Но также их можно использовать для весьма быстрого уничтожения нашей планеты.

Так что когда настанет время разрабатывать и использовать эти футуристические технологии, нам придется подойти к этому со всей ответственностью. Возможно, мы придем к мысли, что отдельная серия технологических разработок и сопряженные с ней риски не стоят преимуществ.

Например, искусственный сверхинтеллект.

Некоторые технологии объективно опасны. Вот что говорит по этому поводу Патрик Лин, директор Ethics + Emerging Sciences Group из Калифорнийского политехнического государственного университета:

Военные нанотехнологии

Едва ли что-нибудь еще может положить конец нашему правлению на Земле быстрее, чем военные — или сильно испорченные — нанотехнологии молекулярной сборки.

Эта угроза проистекает из двух чрезвычайно мощных сил: неконтролируемое самовоспроизводство и экспоненциальный рост.

Нигилистическое правительство, негосударственный агент или частное лицо может разработать микроскопические машины, которые поглотят критически важные ресурсы нашей планеты со скоростью лесного пожара (очень быстро), при этом плодясь в огромном количестве и оставляя бесполезные побочные продукты на своем пути — футурологи называют этот сценарий «серой слизью».

Совет

Теоретик нанотехнологий Роберт Фрейтас предложил несколько возможных вариантов появления губительных для планеты нанотехнологий, включая серую пыль, серый планктон, серые лишайники и так называемые убийцы биомассы.

Серая пыль закроет нас от солнечного света; серый планктон будет состоять из выращенных на дне океана репликаторов, которые поедят всю наземную богатую углеродом экологию; серые лишайники уничтожат наземную геологию, а убийцы биомассы атакуют разнообразные организмы.

По мнению Фрейтаса, худший сценарий «глобальной экофагии» займет порядка 20 месяцев, чего будет более чем достаточно, чтобы сконструировать эффективную защиту.

Под защитой Фрейтас имеет в виду контрмеры в виде самореплицирующихся нанотехнологий или систему, которая выводит из строя внутренний механизм наноботов.

С другой стороны, мы могли бы развернуть «активные щиты» заранее, но большинство экспертов в области нанотехнологий сходятся в том, что это будет бесполезно. Следовательно, придется разрабатывать и поддерживать мораторий на создание боевых нанотехнологий.

Разумные машины

Однажды мы подарим машинам искусственное сознание, это уже принимается как само собой разумеющееся. Но прежде чем двигаться вперед к такому будущему, нам нужно очень серьезно подумать. Возможно, будет слишком жестоким строить функциональный мозг внутри компьютера — и это касается как животных, так и человеческих эмуляций.

Еще в 2003 году философ Томас Метцингер утверждал, что было бы чудовищно неэтично разрабатывать программное обеспечение, которое может испытывать страдания:

Футуролог Луи Хельм соглашается с ним:

Искусственный сверхинтеллект

Как заявил Стивен Хокинг в начале этого года, искусственный интеллект может быть нашей худшей ошибкой в истории. Много раз мы обсуждали то, что появление сверхчеловеческого интеллекта может стать катастрофой.

Появление систем, которые намного быстрее и умнее нас, откинет нас на задний план. Мы окажемся во власти того, что пожелает искусственный сверхинтеллект — и непонятно, удастся ли нам создать дружественный искусственный интеллект.

Нам придется решить эту проблему как можно быстрее, иначе развитие искусственного сверхинтеллекта может положить конец человеческой расе.

Путешествия во времени

Не то чтобы я сильно верил в возможность путешествий во времени (разве все мы не путешествуем во времени прямо сейчас?), но сбрасывать ее со счетов не стоит. Более того, нам нужно держаться от нее подальше.

Путешествия во времени могут быть чертовски опасными. Любой фильм про запутанные временные линии расскажет вам о потенциальных опасностях, включая неприятные парадоксы.

И даже если некая форма квантовых путешествий во времени станет возможна — когда создаются совершенно новые и раздельные временные линии — культурный и технологический обмен между разными цивилизациями вряд ли может закончиться хорошо.

Устройства для чтения мыслей

Перспектива существования машин, которые могут читать мысли и воспоминания людей на расстоянии и не очень, с их согласия и без, вызывает опасения. Но такое вряд ли будет возможно, пока человеческий мозг не станет более тесно интегрирован с сетью и другими каналами связи.

В прошлом году, например, ученые из Нидерландов использовали данные сканирования мозга и компьютерные алгоритмы, чтобы определить, на какие буквы смотрит человек.

Обратите внимание

Этот прорыв показал возможность реконструкции человеческих мыслей с беспрецедентным уровнем детализации третьим лицом — включая то, что мы видим, о чем думаем, что помним.

Если такие устройства попадут в лапы тоталитарного режима или полицейского государства, жизнь станет невозможной и невыносимой. Мир будет похож на оруэлловский, в котором будут наказывать даже за преступления, совершенные в мыслях.

Устройства для взлома мозга

Существует возможность, что наше сознание можно будет изменить, вместе с нашими знаниями и воспоминаниями. Как только мы получим чипы в мозг и все барьеры падут, наше сознание будет открыто для всего Интернета и всех его зол.

Первый шаг по направлению к этой цели мы уже сделали. Не так давно международная группа неврологов начала эксперимент, который позволит участникам осуществлять связь от мозга к мозгу через Интернет.

Классно, подумаете вы, но такая техническая телепатия открывает целый ящик Пандоры. Злоумышленник может получить возможность к модификации воспоминаний и намерений жертвы.

А что будет, если такую возможность получат целые организации или параноидальные правительства?

Автономные роботы для уничтожения людей

Потенциал автономных машин, убивающих людей, пугает всех — и, наверное, это первый пункт на повестке дня, с которым нужно начинать бороться.

Вот что говорит футуролог Майкл Латорра:

Боевые патогены

Это еще одна тема, которая волнует многих. В 2005 году Рэй Курцвейл и Билл Джой отмечали, что публикация геномов смертельных вирусов для всего мира будет убийственным рецептом.

Всегда найдется идиот или кучка фанатиков, которые возьмут эту информацию на вооружение и либо реконструируют вирус с нуля, либо модифицируют существующие вирусы, сделав их еще более опасными, а потом выпустит в мир.

Было подсчитано, например, что модифицированный птичий грипп мог бы уничтожить половину земного населения. А ученые из Китая и вовсе совместили птичий и свиной грипп, создав настоящего мутанта.

Важно

Целью их, конечно, было понять, узнать врага и разработать возможные контрмеры, прежде чем вспыхнет настоящая пандемия. Но всегда есть опасность, что вирус сбежит из лаборатории и посеет хаос среди людей. Или что его возьмут на вооружение и спустят с цепи.

Пришло время задуматься об этой мрачной возможности до того, как случится нечто ужасное.

Виртуальные тюрьмы и пытки

Какими будут пытки и тюрьмы, если люди смогут жить в течение сотен или тысяч лет? Что будет с заключенными, если их разумы загрузить в виртуальный мир? Этик Ребекка Роач занимается исследованием этих ужасных сценариев:

Загрузка сознания совершившего преступление и ускорение его в миллион раз позволит ему «отработать» преступление с наказанием в 1000 лет за восемь с половиной часов. Это будет дешевле, чем содержать преступника на деньги налогоплательщиков ту же 1000 лет. Вслед за этим концентрированным наказанием может последовать реабилитация, также на несколько часов».

Это ужасно. Надеемся, человечество на такое не согласится.

Создание ада

Этот вариант похож на предыдущий. Некоторые футурологи предвидят создание рая— использование передовых технологий, включая загрузку сознания и виртуальную реальность, которые превратят Землю в парадиз. Но если вы можете создать рай, вы можете создать и ад.

Эта перспектива особенно пугает, если учесть неопределенную продолжительность жизни, а также практически безграничные возможности психологического и физического наказания. Сложно представить, что кто-то в принципе захочет разрабатывать такую вещь.

Но этим кем-то может быть искусственный сверхинтеллект. Вы же ?

Источник

Источник: https://interesnosti.com/1338461255174719700/pugayuschie-tehnologii-buduschego-ot-kotoryh-nam-luchshe-otkazatsya/

Ссылка на основную публикацию