Samsung начинает проект по разработке беспилотников, роботов и искусственного интеллекта

Тимур Палташев — о том, насколько велики успехи в создании искусственного интеллекта, и насколько опасны

Человек с передовой

Тимур Палташев — доктор технических наук (1987) и доктор наук (1994) в области компьютерной техники. Обладатель 24 американских патентов и более 10 заявок на патент. Работает в Силиконовой долине (Калифорния, США) почти 20 лет.

В настоящее время — в AMD Radeon Technology Group, ранее — в Vivante Corporation, S3 Graphics Inc. и S3 Inc.

Занимается и академической деятельностью, имеет многолетний опыт преподавания в аспирантуре ряда ведущих университетов России и США.

Обратите внимание

В последние недели все, что связано с перспективами разработок в сфере искусственного интеллекта (ИИ), вызывает самый живой интерес в мире.

Интерес понятен: после заявления российского президента («тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира») и реакции на него главы космической компании SpaceX и основателя Tesla Илона Маска («если государства начнут гонку за то, чтобы стать лидером на этом поприще, это приведет к большой войне»), проблема развития ИИ из просто научной стала еще и политической.

Есть ли для этого основания, «Огонек» выяснял у главы жюри хакатона VisionHack 2017 по компьютерному зрению для беспилотников, прошедшего на прошлой неделе в Москве, доктора технических наук и ветерана Силиконовой долины с 20-летним стажем Тимура Палташева.

— Что нового в мире искусственного интеллекта (ИИ)?

— Это с какой точки зрения смотреть: если по части внедрения новых технологий, то вся технологическая база ИИ была создана в 1970-1980-е годы — алгоритмы, математика. Тогда это было сложно претворить в жизнь из-за малой мощности компьютеров. Впрочем, в истории человечества такое случалось уже не раз.

Вспомните хотя бы Леонардо да Винчи, рисовавшего прообраз танка или вертолетного винта: реализовать эти расчеты в то время с теми материалами и типом энергии не представлялось возможным. С созданием нейронных сетей пришлось повременить куда как меньше — порядка 40 лет.

Помню, во времена моей учебы в аспирантуре одной из групп, работавшей над проблемой «компьютерного зрения» и создававшей конвольверы для распознавания изображения, приходилось возводить целые аппаратные блоки из микропроцессоров — компьютеры поодиночке работали крайне медленно. Сейчас же на вооружении исследователей машины мощностью в десятки терафлопс.

Последнее изделие компании, где я работаю, имеет показатель 26 терафлопс. То есть построенная с его помощью нейронная сеть способна распознавать 20-30 кадров в секунду, а в 80-е годы на это уходили сутки. Сравните — скорость выросла в 86 400 раз.

— А вы говорите ничего нового…

— Я говорю об отсутствии качественного скачка в технологиях. Все, что сегодня делают разработчики ИИ,— это тренируют нейронные сети распознавать объекты: например, на автотранспорте — пешеходов, собак, кошек… Можно задать любой параметр. Мы только засекаем, сколько времени на это потребуется.

Проблема в том, что каждый вид местности — город, трасса, бездорожье и т.д. — заставляет проводить новое обучение сети. В итоге все это напоминает «слоеный пирог», где на каждый слой в зависимости от обучения подаются нужные коэффициенты, чтобы машина распознала, что или кто перед ней.

Таким образом, если мы хотим, чтобы машина ездила свободно по всем типам местностей, нам придется оснастить ее большим блоком памяти, а это накладно.

— Почему нельзя сделать легче и дешевле?

— Кремниевые машины — современные компьютеры — вплотную подошли к своему физическому пределу. Пару лет назад IBM была первой, кто презентовал чип, изготовленный по 7-нанометровой технологии. На днях было анонсировано, что Samsung намерен выпустить 7-нанометровый чип.

Важно

Следующей ступенькой может быть чип в 5 нанометров. Если верить закону Мура, ждать 5-нанометрового чипа осталось недолго.

Но ниже этой отметки — уже атомный уровень, и кремниевому процессору его не преодолеть, хотя и уровень в 5 нанометров потребует колоссальных энергетических затрат, которые сделают производство такой машины экономически невыгодным.

Что уж говорить об атомном уровне! Созданные в качестве экспериментальных образцов модели квантовых компьютеров, во-первых, так и не были запущены в промышленное производство, а во-вторых, не являются универсальными и способны выполнять только определенные типы задач.

— У вас нет опасений: ИИ решит, что люди ему больше не нужны?

— Когда будет совершен качественный скачок в компьютерных технологиях, сети станут в разы мощней, а ИИ получит помимо навыков еще и эмоции, он, наверное, задумается над таким вопросом. Проблема в том, что до реализации таких прогнозов фантастов человечество может и не дожить. И дело тут не в оптимизме или пессимизме ученых или политиков.

Лично я, например, реалист. Помните анекдот постсоветских времен: оптимист изучает английский, пессимист — китайский, а реалист — автомат Калашникова? Так вот сейчас риски, связанные с развитием ИИ, крайне опасны и способны завершиться полным крахом существующей системы и без ядерного апокалипсиса.

Я имею в виду социальные последствия массового внедрения ИИ.

— И каковы они?

— Власти ничего на эту тему не говорят и, думаю, даже не просчитывают их. А следовало бы, ведь внедрение ИИ в сферу автотранспорта не за горами — работы идут полным ходом. Наиболее прибыльный тут сегмент грузоперевозок.

Так вот, если по дорогам США начнут курсировать десятки роботизированных фур, управляемых ИИ, их начнут взрывать и отстреливать: американские дальнобойщики — одна из самых массовых профессий, настоящая «армия» в сотни тысяч человек, и сидеть сложа руки, наблюдая за тем, как их семьи остаются без средств к существованию, эти крепкие парни не будут, уж поверьте мне.

Конечно, организаторам грузоперевозок ИИ в этой сфере выгоден: машины будут нуждаться только в дозаправках и способны двигаться 24 часа в сутки, тогда как работа человека нормирована законом — 12 часов «за баранкой», а за превышение — штраф. Но я сомневаюсь, что власти Штатов рискнут поставить ИИ на грузовой транспорт, как раз опасаясь социального взрыва.

Скорее всего, они остановятся на варианте «автопилотов», позволяющих водителю в экстренном случае, когда он, например, задремал, не стать виновником аварии.

— А где ИИ могут внедрить в первую очередь?

— В сфере сельского хозяйства. Автоматизация там уже идет полным ходом. В Казахстане, например, комбайнер уже только контролирует, как машина выполняет задачу. При этом американский Jone Deere передвигается с помощью GPS-навигатора, а «россельмашевские» комбайны «зрячие» и «видят» камерами, распознавая объекты. Сельское хозяйство наиболее подвержено роботизации.

— Так это же хорошо?

— Смотря для кого. Для работников этой сферы, например, плохо.

Эксперты уже подсчитали, что 90 процентов сельхознаселения в случае массового внедрения ИИ останутся без работы, а еще более масштабные исследования показывают, что тотальная роботизация и освоение ИИ приведет к тому, что услуги и труды половины населения планеты окажутся невостребованными.

Совет

Хуже всего то, что если первыми жертвами внедрения ИИ станут грузчики, водители, сельхозрабочие и даже врачи-диагносты, то следующая волна развития ИИ выкинет на улицы офисный планктон. А это половина жителей той же Москвы.

— На Западе, похоже, об этих последствиях думают: там уже начинались эксперименты с выплатами гражданам просто по факту их гражданства…

— Деньгами проблему не решить. Плата за безделье — это промежуточное решение: человек без работы, без цели и не осознающий своей востребованности неизбежно деградирует — алкоголь, наркотики, нескончаемая депрессия.

Если таких людей будет миллионы, это уже станет угрозой любому государству и общественному спокойствию.

До следующей стадии развития ИИ — «личностной», той самой, которой так опасаются фантасты, можно в такой ситуации и вовсе не дожить — социальный и политический хаос сметет все.

— И как быть?

— Уже сейчас принудительно ограничивать внедрение ИИ. Если этого не сделать, то Маск окажется прав в своих «пророчествах». На данный момент полностью повернуть вспять невозможно — гонка началась, точка невозврата пройдена.

С одной стороны, это неплохо, потому что развивать технологии нужно: в мире огромным успехом пользуется технология интернет-вещей и интернет — искусственных объектов, включая роботизированные бытовые приборы, самоходные транспортные средства и промышленное оборудование с машинным интеллектом, который кардинально меняет жизнь обычных людей. Но с другой стороны, наверное, следует хорошо просчитывать каждый последующий шаг, потому что за одной из дверей может оказаться бездна. Но об этом мало кто думает. В Штатах сегодня царит настоящая истерика, я бы сказал, массовый психоз, как это было во времена «звездных войн» и СОИ — инвесторы наперегонки стремятся вложить в ИИ деньги. Это в традициях нации, когда что-то на федеральном уровне объявлено «проектом века» и «сверхперспективным». И масштабным инвестициям в этом случае всегда сопутствует шпиономания и резкость в отношении других соискателей: недаром россиян и китайцев решено ни под каким видом в американский сектор ИИ не пускать.

— А каковы, кстати, шансы России в этом «забеге»?

— Были бы плохие, американцы бы не выставляли таких барьеров. Ведь в этом марафоне победят те, кто у кого больше «мозгов». Все остальное в современном мире можно купить.

Я читал в СМИ про массовый исход «мозгов» из России, но, по собственным ощущениям, готов с этим поспорить: если в 1980-1990-е такой процесс действительно шел, то сейчас такого потока нет.

Думаю, причины в том, что возросли риски, связанные с потерей социальной среды, привычного уклада, риски безопасности — все это оказывается сегодня не менее весомым, чем долларовая зарплата. Так что «мозги» в России остаются, а значит, она включается в эту гонку на выживание на равных.

— На выживание?

— Безусловно. Ведь борьба идет не за то, чтобы с помощью ИИ облагодетельствовать все человечество. Цель как и была, так и осталась неизменной с древних времен — выживание.

В современном мире это означает ресурсы, финансы, возможность организовать «райскую жизнь» для своих граждан. Беспокоиться о чужом народе и государстве никто не будет. Разве что на словах.

В сфере действия ИИ значение будет иметь то, кто быстрее принимает решения, у кого больше информаций и знаний, кто видит дальше всех, у кого промышленность быстрее реагирует на вызовы. ИИ не сводится исключительно к беспилотникам — на земле, в воде и воздухе.

Обратите внимание

Это еще и «экспертные системы», которые позволяют вытаскивать нужную информацию и решения в гигантском объеме информации. «Индустрия 4.0» в значительной степени будет базироваться на таких системах.

— Но все это перспективы далекого будущего?

— Что-то появится через 10 лет, а что-то есть уже сейчас. Развитие технологий идет такими темпами, что эксперты регулярно ошибаются в прогнозах по части того, когда то или иное ноу-хау появится, как правило, в сторону увеличения сроков, а изобретения появляются куда как раньше.

— Но квантовый компьютер так и не стал массовым явлением…

— Возможно, благодаря этому факту человечество еще живо. Если бы удалось спуститься на атомный уровень, я бы не поручился, что завтра наступит. Не исключено, что культовый «Терминатор — Судный день» воплотился бы в реальность. И не потому, что машины решили бы уничтожить человечество, а потому, что система непредсказуема, в какой-то момент может принять неправильное решение…

— ИИ сойдет с ума?

— Нечто в этом роде. Так что точно не стоит внедрять ИИ в сферы, где его непредсказуемость может плохо закончиться для всего человечества. Я имею в виду оборону и безопасность.

Кстати, американские военные сейчас не признают чипов «тоньше» 40 нанометров, а все потому, что такие суперчипы установлены в современные гаджеты, тогда как на армейском вооружении системы, которым по 20-30 лет. Но продолжится ли эта практика? Проблема в том, что и нынешнего уровня автоматики в сфере обороны достаточно, чтобы устроить Армагеддон.

Ведь в любую автоматизированную систему «зашит» алгоритм действий, и сбой любого рода чреват его запуском, на который последует ответ другой стороны. Остановить процесс, когда он уже запущен, можно разве что в фильмах, но не на деле.

— Но ведь до сих пор «не выстрелило»?

— Все зависит от процента автоматизации: достаточно его чуточку усилить, чтобы кошмар стал явью. Собственно, Маск в том числе и об этом.

Оригинал: Огонек 18.09.2017 «Беспокоиться о чужом народе и государстве никто не будет»

Источник: https://ya-r.ru/2017/09/18/timur-paltashev-o-tom-naskolko-veliki-uspehi-v-sozdanii-iskusstvennogo-intellekta-i-naskolko-opasny/

Искусственный интеллект для беспилотников

Беспилотные системы в будущем смогут объединяться в “стаи дронов” и принимать решения в зависимости от развития обстановки, иными словами — обладать искусственным интеллектом. Кроме того, уже сегодня летающих, наземных и морских роботов, а также другие системы вооружения и технику можно испытать на новейшем виртуальном полигоне.

Об искусственном интеллекте беспилотных летательных аппаратов (БЛА), их умении работать в “стае”, а также о виртуальном поле боя для танков, вертолетов и роботов рассказал генеральный директор группы “Кронштадт” Армен Исаакян.

**

— Что представляет собой семейство беспилотников “Фрегат”, создаваемых группой “Кронштадт”?

— Мы сконцентрированы на создании бизнес-модели, связанной с применением разного класса беспилотников. Мы уже подтвердили тактико-технические характеристики беспилотника среднего класса семейства “Фрегат” вертикального взлета на масштабных моделях, провели натурные полевые работы, сделали аванпроект — словом, у нас есть полная готовность к реализации этого проекта.

Читайте также:  Komatsu представила первый экскаватор, работающий на базе искусственного интеллекта

В обозримом будущем будут новости и по части тяжелого беспилотника. Этой тематикой компания занимается достаточно давно. За эти годы мы создали серьезные наработки, связанные с композитным производством, с созданием бортовой электроники и авионики, систем управления и связи, наземных пунктов, полезных нагрузок и программного обеспечения.

— Когда может быть создан тяжелый беспилотник?

— Время создания тяжелого беспилотника зависит от многих факторов, точно сказать пока невозможно — это тема более отдаленной перспективы. Многое зависит от рынка — идет много споров относительно его емкости и целевого применения подобных аппаратов. Многое зависит от технологий, их зрелости и готовности, от инфраструктуры.

Нужно дорабатывать законодательство — сегодня в России любой беспилотник массой более 30 кг должен иметь соответствующий сертификат и не может свободно передвигаться в общегражданском воздушном пространстве.

Законодательная база еще находится в стадии разработки, мы в этом процессе активно участвуем.

Это вопросы создания сертификационного базиса, корректировки федеральных авиационных правил, понимание общих требований к безопасности эксплуатации БЛА.

— Какая масса будет у тяжелого “Фрегата”?

— Есть несколько видов классификаций беспилотников. Для нас тяжелый класс беспилотника — это аппарат массой 1 тонну или больше.

Между 250 кг и 1 тонной — так называемый тактический сегмент. Это средние аппараты ограниченного радиуса действия. Меньше 250 кг — сегмент малых беспилотников. Вопрос миниатюризации и увеличения полезной нагрузки таких аппаратов тоже очень интересен. Для каждого сегмента есть своя функциональная задача, свой потребитель, свой спрос.

Сейчас на Западе существуют тяжелые беспилотники массой 12 тонн и больше. По высоте полета это и 8 км, и 15 км. С другой стороны, уже идут разработки легких, но сверхвысотных аппаратов, которые могут летать на высоте 25 км, используя энергию солнечных лучей. Они предназначены для мониторинга, ретрансляции сигнала связи и интернета.

— Скоро ли будет готов средний “Фрегат” массой 500 кг?

— Это все-таки вопрос экспериментального образца. Дальше зависит от того, как эту историю “потянет” рынок — нам нужен первый потребитель. То есть эксплуатация и вывод на рынок среднего “Фрегата” — вопрос зрелости рынка, и я оцениваю ее пока как низкую. И причина — прежде всего в вопросах регулирования, обеспечения безопасности, готовности технологий, экономики изделия.

Важно

Робототехника и беспилотная тематика — это направления, которые будут развиваться еще годы и годы. Полагаю, что к таким аппаратам, как “Фрегат”, особенно в гражданском сегменте, наш рынок еще не готов.

— А военные?

— Военные в этом сегменте являются лидерами инноваций. В целом в мире военный сегмент беспилотной техники занимает около 80%. Эта доля потихоньку уменьшается, но нужно понимать, что пока все “тяжелое беспилотье” мира — прежде всего военное. И у нас то же самое. Мы видим большую заинтересованность нашей армии в беспилотниках.

— Есть ли в нашей армии отечественные образцы беспилотников?

— Согласно открытым источникам, в России есть игроки, которые уже поставляют беспилотную технику Минобороны России.

— По данным НИИП имени Тихомирова, в 2016 году был заключен договор на создание радара для беспилотника, разрабатываемого группой “Кронштадт”. О каком аппарате идет речь?

— Для какого конкретного проекта предназначен этот радар, я сказать не могу. Отмечу лишь, что локаторы — это одна из самых важных составляющих полезной нагрузки для тяжелых беспилотников.

— Насколько важна автономность беспилотника? Что он должен уметь делать?

— Сам по себе беспилотный самолет в отрыве от функциональных возможностей его применения в комплексе рассматривать бессмысленно. Важно то, что он умеет делать, включая — в межвидовой группе аппаратов или в группе БЛА. Мы работаем и над морскими, и над сухопутными “беспилотными” системами и видим в этом большой потенциал.

Сделать любой аппарат телеуправляемым или дистанционно управляемым не составляет большого труда. Поставил систему связи, систему управления, видеокамеру или другие средства технического зрения — и управляй. Но это не наш путь.

Краеугольным камнем для нас является создание систем управления, которые действительно могли бы делать аппарат не просто беспилотным, а именно робототехническим.

Он должен обладать определенным уровнем искусственного интеллекта, алгоритмами, возможностью самостоятельно принимать решение в заданных рамках, работать в группе.

— Иными словами, он должен уметь действовать в сетецентрической системе?

— Если говорить в практической плоскости, то это такая система, в которой любая “железяка” способна не только действовать, но и принимать решения в зависимости от развития обстановки. У беспилотника самое интересное то, каким искусственным интеллектом он обладает.

Мы нацелены на создание систем управления и программного обеспечения, обладающего возможностями искусственного интеллекта для любых робототехнических комплексов. Это не только военные перспективы, но и широкое гражданское применение: любые сферы, где есть опасность для жизни и здоровья человека, общественного порядка и инфраструктуры.

— В будущем беспилотники смогут объединяться в “стаи дронов”?

— В будущем — обязательно. Сейчас преждевременно говорить, что такая “стая” существует, может быть, только в каких-то секретных программах. Но уже есть совершенно автономные интеллектуальные системы группового применения дронов, когда их можно запустить и они самостоятельно выполняют миссию, распределяя задачи между собой, общаются.

Кстати, создание систем защиты от дронов — серьезная тема. Есть вопросы защиты объектов инфраструктуры, спортивных, промышленных объектов, каких-то массовых мероприятий.

Я думаю, что системы защиты от таких атак в перспективе будут обязательными для всех. Мы тоже думаем об этом.

Кто, как не производитель беспилотника, сможет придумать от него защиту? Это отдельная перспективная тема, которой занимаются наши технические специалисты.

Совет

— Недавно группа “Кронштадт” сообщила о создании виртуального полигона, на котором в том числе можно будет испытывать и робототехнику. О чем речь?

— Виртуальный полигон — это развитие нашего продукта “Комбат”, который включает в себя единое виртуальное поле боя и средства интеграции тренажеров и виртуальных моделей любых объектов.

Совмещение математической модели и системы визуализации в единое виртуальное 3D-пространство с очень реалистичным изображением местности позволяет смоделировать и отработать применение межвидовой группировки сил с применением живой силы и любой техники — вертолетов, танков, бронетранспортеров, беспилотников и роботов.

Роботы могут быть опробованы на таком виртуальном “полигоне”, прежде всего чтобы отработать их функциональное применение, выявить все возможные недочеты уже на этапе проектирования или создания головных образцов. Это, разумеется, не полное замещение реальных испытаний, но с точки зрения создания технологий и продуктов это очень важно.

Основное применение этой платформы сейчас — обучение. В это виртуальное поле боя интегрируется любая техника: авиационная, сухопутная или морская.

Операторы этой техники могут в режиме реального времени с помощью точной привязки к местности отрабатывать свое взаимодействие в тактическом звене, межвидовое взаимодействие и навыки применения и управления боевой техникой.

В этой системе моделируются ответные действия противника, любой сценарий развития ситуации, и это можно отрабатывать в бесконечном количестве вариаций.

— Сколько участников вмещает в себя виртуальное поле боя?

— Его эффективно использовать для тактического звена межвидовой группировки сил, размерностью бригады, например.

— Создана ли новая модификация тренажера “Комбат”?

— Да, у нас есть новая модификация “Комбата”, мы интегрировали туда элементы беспилотника и робототехники, сделали систему более гибкой и открытой для интеграции технических средств обучения других производителей. Также мы улучшаем характеристики 3D-визуализации и геопространственной основы.

— Делает ли “Кронштадт” тренажеры для новых машин десанта?

— Мы в кооперации разрабатываем тренажер для новой БМД и БМП. Активно развиваем стрелковый тренажер “Вега”, сделали тренажер для БТР, вертолетную тематику развиваем.
Тренажерная тематика консервативна. Она призвана максимально повторить то, с чем пилоту, оператору или водителю предстоит работать в реальной жизни, поэтому не так активно будет вбирать в себя все новые технологические веяния.

— Как показал себя в ходе эксплуатации на кораблях универсальный картографический сервер “Прилив”?

— “Прилив” действительно хорошо себя зарекомендовал. Он будет, например, установлен и на тяжелом атомном крейсере “Адмирал Нахимов” в ходе его модернизации. Это серийный продукт, который пользуется спросом у военных, и мы его поставляем. Отзывы о нем позитивные. Работаем над тем, чтобы развить эту тему: инвестируем в развитие систем и подсистем управления кораблем и создание новых технологий в картографии.

— Участвует ли группа “Кронштадт” в работах по созданию вертолета Ми-28НМ или тренажера к нему?

— Мы вышли из программ по созданию авионики и кабин для вертолетов. К сожалению, у этих работ очень высока степень неопределенности — неизвестно, когда в итоге машина выйдет в серию и в каких количествах. Мы решили, что эти риски не для нас.

При этом мы готовы создать тренажер для обучения пилотов на Ми-28НМ. Но это также зависит от серийности. Я слышал о том, что в войсках потребуется как минимум один такой тренажер.

— Вы создавали мультимедийную экспозицию для обновленного крейсера “Аврора” в Петербурге. Планируете ли делать подобные проекты в дальнейшем?

— Сейчас мы участвуем в ряде тендеров, поэтому впереди интересные проекты, которые пока рано анонсировать. Совершенно точно будем продолжать это направление. Думаем о том, чтобы развить его чуть глубже, не только в сторону патриотического воспитания. Это хорошие имиджевые проекты.

— В марте вы успешно сдали австрийской компании AMST программный комплекс для авиационного тренажера пространственной дезориентации. Что это такое?

— Эта система основывается на математическом моделировании и визуализации различных внештатных ситуаций и сложных погодных условий, в которых могут оказаться пилоты гражданского самолета.

Сегодня мы с партнерами прорабатываем возможность запуска фундаментальных исследований на базе центра “Сколково”, касающихся влияния на пилотов различных внешних и внутренних факторов, их психофизического состояния во время полетов. Посмотрим, может быть, нам удастся сделать в России такой проект.

— Но пока в нашей стране интереса к таким вещам нет?

— По крайней мере, в большом объеме мы его пока не видим.

— Какова доля гражданской и военной продукции в общем объеме выручки компании?

— Соотношение сегодня составляет порядка 60% военной тематики против 405 гражданских заказов. Этот баланс будет постепенно меняться в сторону экспорта на международные рынки и гражданских и индустриальных сегментов.

Для нас наращивание доли гражданской продукции является актуальной темой уже с 2018 года, и мы активно инвестируем в те решения, которые позволят нам продавать соответствующие продукты в краткосрочном периоде.

Обратите внимание

Планируем достичь соотношения в выручке 50 на 50 военной и гражданской тематики уже с 2019 года. Этот тренд должен продолжаться.

Основные точки роста, которые мы видим в этой отрасли, — это зарубежная авиатренажерная тематика, включающая в себя гражданские самолеты и вертолеты.

Также это тактические тренажеры типа “Комбат”, единое виртуальное поле боя, беспилотная и робототехническая темы. По каждому направлению есть выверенная стратегия.

— Какова выручка предприятия?

— Прошлый год в целом был удачный, выручка увеличилась на 25% по сравнению с 2015-м. Выручка текущего года планируется на уровне 7 млрд рублей, а это также рост примерно на четверть. Планируем сохранять стабильную рентабельность и выделили из нашей собственной доходной составляющей инвестиционный бюджет. Плюс по ряду тем мы имеем инвестиционную поддержку со стороны акционеров.

— Каков портфель экспортных заказов группы “Кронштадт”?

— Это пока что 10–15% от общего объема выручки. Надеемся, что будет 20–25% к 2019 году. В основном на экспорт идет гражданская тематика.

— В каких выставках планируете участвовать в этом году?

— У нас будет насыщенное лето — мы участвуем в Международном военно-морском салоне, в МАКСе, с собственным павильоном и экспозицией, и в “Армии-2017”. Надеемся приятно удивить рядом новых разработок. Сейчас не готов их анонсировать, но намекну, что будут сюрпризы в области беспилотной и робототехнической тематики.

Будем представлять новое поколение продуктов, в частности на “Армии”. Планируем показать ряд новых проектов в части бортовой, авиационной составляющей, полезных нагрузок, электроники и систем, покажем новый проект, связанный с гражданским сегментом беспилотной тематики. Конечно, ряд новаций в морской части.

Можно сказать, что наше представительство на предстоящих выставках будет кратно увеличено. В этом году мы сконцентрированы на внутреннем рынке, но уже в следующем планируем более активное участие в международных салонах.

Анна Юдина

Источник

Источник: http://navoine.info/uav-rusai.html

L’Express: «неконтролируемые роботы-убийцы» — эксперты задумались об опасности искусственного интеллекта в военных проектах — ИноТВ

Несмотря на то, что автоматизированные летальные вооружения, управляемые искусственным интеллектом, пока относятся скорее к области научной фантастики, тысячи граждан и экспертов уже требуют их запрета, пишет L’Express.

Многочисленные некоммерческие организации уже окрестили эти военные машины, способные открывать огонь по собственной инициативе и призванные, в конечном счёте, заменить солдат на поле боя, «роботами-убийцами», своего рода «терминаторами».

Хотя этот образ и выглядит «карикатурным», причины для беспокойства есть, отмечает журнал. Многие страны, в частности, Китай и США инвестируют серьёзные средства в разработку «военных роботов» и  искусственного интеллекта, что в будущем может привести к созданию вооружений, наделённых невиданным ранее уровнем самостоятельности в вопросе принятия решений.

По словам сотрудника Стокгольмского института исследований проблем мира Венсана Буланена, функции перемещения и обнаружения целей на машинах военного назначения уже сегодня становятся все более автоматизированными.

Так, автоматическая турель Super aEgis II способна опознавать форму человеческого тела на расстоянии 2-3 километров, как днём, так и ночью. Более того, в данный момент её создатель занят разработкой программного обеспечения, которое позволит ей научиться различать своих и чужих по силуэтам.

Читайте также:  В неваде проходят испытания бпла

Не менее впечатляюще выглядят и тестируемые по обе стороны океана роботизированные мини-танки, оборудованные ракетами, способные перевозить тяжёлые грузы и в автоматическом режиме преследовать наземные войска.

Кроме того, существенное развитие произошло из в области разработки дронов, способных сегодня в автономном режиме искать конкретные цели для взрыва.

Тем не менее, в настоящее время «во всех системах вооружений, используемых на поле боя, сохраняется участие человека», — уточняет Буланен.

Важно

Несмотря на то, что в основе официальной военной доктрины всё ещё лежит понятие подчинения машины человеку, «за кулисами» многие представители индустрии поддерживают идею о том, чтобы однажды отказаться от «оператора в кресле», поскольку это излишне замедляет процесс принятия решений.

В условиях современной войны даже задержка в принятии решения длительностью 5-10 секунд может оказаться фатальной, поэтому доверять управление исключительно человеку, каким бы ни был его уровень подготовки, было бы «заблуждением», полагают некоторые. Именно поэтому американская система противоракетной обороны «Иджис», к примеру, оснащена кнопкой перехода в режим чрезвычайной ситуации, после нажатия на которую урправление будет доверено технике.

«В будущем роботы будут способны анализировать большие объёмы данных, они не дрогнут в момент удара, а траектории движения их снарядов смогут быть оптимизированы», —  подчёркивает эксперт Центра изучения проблем безопасности Французского института международных отношений Жан-Кристоф Ноэль.

Вдохновлённые результатами тестов, свидетельствующих о превосходстве искусственного интеллекта перед человеческим в военных операциях, мировые державы инвестируют в развитие этой отрасли миллиарды долларов.

Однако «перейти от симуляторов к битвам на местности» будет непросто, поскольку использование военных роботов порождает множество этических вопросов.

Главные из них: «осмелимся ли мы дать машине право на убийство человека? Сможет ли она избежать ошибки?»

Реальные возможности искусственного интеллекта ограничены, предупреждают эксперты. Затруднения, с которыми он может столкнуться, хорошо видны на примере ситуации, произошедшей в Китае.

Там система распознавания лиц приняла фотографию на автобусе за живого человека, переходящего дорогу на красный свет. «К счастью, она (система. — ИноТВ) не была вооружена», — иронизирует автор статьи.

По мнению эксперта по робототехнике из Национального центра научных исследований Жана-Поля Ломона, «такие системы ненадёжны», и «применять их было бы преступлением».  

Совет

Подобные платформы могут быть крайне сложны и часто основываются на множестве запутанных алгоритмов, что затрудняет «глобальное понимание» принципа их работы, предупреждают эксперты.

Уже сегодня машины начинают учиться самостоятельно, завтра они смогут принимать решения об изменении способа обработки данных, не ставя в известность человека. В этом случае оператор окажется неспособен понять механизм управления устройством.

«Искусственный интеллект-убийца, который невозможно понять», может стать реальностью.

Несмотря на «сигналы тревоги» со стороны Илона Маска и Стивена Хокинга, многочисленные петиции и обсуждения проблемы в ООН, нет никаких гарантий, что все они смогут помешать применению автономных летальных вооружений, замечает издание.

При этом, как отмечают специалисты, существует множество «мирных» задач, к решению которых неплохо было бы привлечь искусственный интеллект. Среди них наблюдение за состоянием транспортных средств и заблаговременное обнаружение возможных поломок, документооборот на основе поиска по ключевым словам, а также исследование черт лица солдат с целью выявления посттравматического синдрома.

Источник: https://russian.rt.com/inotv/2018-12-17/LExpress-nekontroliruemie-roboti-ubijci–eksperti

Танки-роботы будущего: каким будет беспилотник на базе «Арматы»

Сухопутные боевые роботы не так на виду, но они есть и постоянно совершенствуются. Человечество уверенно движется к будущему, где «воины» сидят за мониторами и потягивают кофе, а далеко от них тысячи тонн высокотехнологичного металла весело и громко превращают друг друга во вторсырье. Звучит красиво и … опасно. Опасно для жизни, опасно для человечества.

Железо — в бой! 

Желание уберечь личный состав от гибели с одновременным желанием принести эту гибель противнику заставляют разрабатывать все более совершенные машины.

На эти проекты тратятся огромные силы и средства, и этот  поток только возрастает. Не стоит на месте и кибернетика — рождение полноценного искусственного интеллекта уже на горизонте.

Некоторые искусственные «птички» уже имеют его зачатки и способны при выполнении отдельных задач действовать самостоятельно.

Наземные боевые роботы, в отличие от воздушных, ведут бой при непосредственном соприкосновении с противником. Движение по пересеченной местности требует обработки гораздо большего массива внешней информации и более сложных алгоритмов, нежели при выполнении полета. Для этого необходимо все более мощное «железо» и умные программы.

При современном уровне развития информационных технологий полноценно выполнить такие задачи пока не представляется возможным, но повторюсь — работа ведется и деньги выделяются. Не забываем и про разработку различных беспилотных автомобилей — эти алгоритмы обязательно найдут свое военное предназначение.

 Провод — радио — искусственный интеллект

В настоящее время большинство сухопутных роботов предназначены для патрулирования, ведения разведки, операций по разминированию, доставке грузов и т.д. В подавляющем большинстве это дистанционно управляемые машины. Использование телеуправления подразумевает наличие мощного канала обмена информацией «Машина — человек — машина».

Обратите внимание

Ничего лучше провода и радиосвязи человечество пока не придумало, поэтому такой канал связи можно перекрыть, а управление боевым роботом перехватить, и таких случаев масса, в том числе и с самыми защищенными и современными дронами. Чтобы подобного не произошло, машина должна иметь интеллект и с его помощью продолжать выполнение задачи при отсутствии командного канала со стороны человека, но…

Уже существуют образцы роботов, которые способны самостоятельно принимать отдельные решения,  в том числе и об открытии огня по противнику, но это экспериментальные прототипы и качество принятия ими решение такое, что я бы им и рогатку не доверил.

Наработки. У кого что есть

США. Пока лидируют в этой области, во всяком случае, в области систем автономного управления движением. Например, вполне давняя разработка американского агентства DARPA — боевой автономный комплекс «Crusher». Робот оснащен набором датчиков, позволяющих ему в автономном режиме самостоятельно выбирать оптимальный маршрут до точки назначения и огибать препятствия.

Эти самые датчики как автономный модуль стали победителем конкурса Grand/Urban Challenge, ранее объявленного агентством DARPA.

Данная модификация робота «Crusher» способна пройти по маршруту, описанному контрольными точками системы GPS, самостоятельно выбирая маршрут преодоления препятствий. Вот только он не способен отличить дерево от стоящего человека и может спокойно «переехать» через своего бойца.

Эта разработка ушла в тень, и никаких новых данных в открытые источники не поступает. Но это не единственный американский проект, и они совсем не стоят на месте.

Израиль. Тоже занимает лидирующие позиции на рынке беспилотных систем и дышит в спину американцам. Армия самообороны Израиля, ЦАХАЛ, уже достаточно давно и успешно использует различные сухопутные дроны, которые выполняют самые разные задачи: от разведки и антитеррора до подвоза различных грузов и разминирования.

Относительно недавно израильская компания Meteor Aerospace представила свеженький 4-х тонный сухопутный роботизированный комплекс RAMBOW.

По сути это легкий телеуправляемый БТР на гибридном электроприводе с кучей современных сенсорных и электронных систем, в том числе и автономной системой вождения.

Аппарат оснащается различным вооружением, вес боевой нагрузки до тонны, приспособлен для широкого спектра операций, включая наземные боевые действия и огневую поддержку, а также сбор разведданных и защиту границ без риска для живой силы. Еще он возит боеприпасы и обед.

Германия. BAE Systems. В рамках программы UGV (Unmanned Ground Vehicle) был создан прототип 10 тонного боевого робота с замечательным названием Black Knight. «Черный рыцарь» звучит как ностальгия по Ледовому побоищу.

Этот прототип оснащен 23-мм пушкой и имеет дистанционное управление с возможность подключения блоков для автономного вождения и принятия решений.

Несколько лет назад разработка замерла, и никаких новых данных в открытые источники не поступает.

Россия. Хоть мы в некоторых областях и выступаем роли догоняющего, но наши разработки уже на мировом уровне. Например, роботизированный боевой комплекс «Уран-9». Его масса составляет 10 тонн.

Важно

Он оснащен мощной 30-миллиметровой автоматической пушкой 2А72, пулеметом калибра 7,62 мм и управляемыми ракетами.

«Уран-9» может выпустить по противнику четыре противотанковые ракеты 9С120 «Атака» или четыре противовоздушные ракеты 9К33 «Игла».

Его сенсорное и электронное оборудование соответствует всем требованиям современных аппаратов: есть термодатчики, лазерный дальномер, а также дневные и ночные камеры.

Системы комплекса  могут автоматически обнаруживать, распознавать и следить за целью.

На данный момент «Уран-9» является телеуправляемым роботом и про его автономность пока неизвестно, но эта машина вместе со старшим братом,  комплексом разминирования «Уран-6», прошла успешные испытания в Сирии и показала свою жизнеспособность.

Причем, по заявлению генерального директора разработчика комплекса АО 766 УПТК Дмитрия Остапчука, комплекс имеет такое количество «предохранителей», что просто не может выйти из-под контроля оператора.

Автономность российских боевых систем

Проблемами автономности вождения у нас сейчас успешно занимается КамАЗ в сотрудничестве с  Яндексом и Cognitive Technologies. Прогресс в этой области налицо, мы сокращаем наше отставание семимильными шагами, и что-то мне подсказывает, что алгоритмы этих разработок вполне приживутся на боевых машинах наших вооруженных сил, а автономные комплексы вооружения у нас уже есть.

Знакомьтесь — автономный боевой модуль АБМ-БСМ 30 «Вихрь». Этот боевой модуль имеет на вооружении 30-мм автоматическую пушку 2А42  и пулемет 7,62 ПКТМ. Есть возможность быстрого дооснащения модуля противотанковыми и зенитными ракетами.

«Вихрь» может размещаться на БМП-3, бронеавтомобиле «Тигр» и других платформах. Главной ценностью боевого модуля является его автономность. Конечно, команду на уничтожение отдает оператор, но система способна самостоятельно найти и идентифицировать противника, выполнить наведение и удерживать цель до ее уничтожения. Один оператор может контролировать 4 боевых модуля на расстоянии до 50 км.

По анализу многих зарубежных экспертов, Россия быстро ворвалась в число лидеров по разработке сухопутных беспилотных боевых систем.

Робот по имени «АРМАТА»

Можно ли сделать из новейшего российского танка «Армата» беспилотник? Насколько нашим военным стратегам необходим многотонный робот с мощным вооружением?

Совет

Об этом я спросил ведущего военного эксперта, танкиста, полковника запаса Виктора Мураховского.

— Виктор Иванович! Расскажите, можно ли из новейшего российского танка «Армата» сделать беспилотник?

— Имеет ли вообще смысл делать беспилотный танк или стоит ограничиться небольшими и более легко вооруженными, но более мобильными машинами, например «Уран-9»?

— Делались ли за рубежом попытки (в XXI веке) сделать полноценный беспилотный танк?

— Каким должен быть канал связи между оператором и машиной, чтобы на поле боя не произошла потеря управления или его перехват? Каким образом реализовывать дальность такого канала, нужен ли для этого ретранслятор?

Правовые и моральные аспекты

В локальных войнах XXI века боевые роботы применялись против слабых в техническом отношении стран, да и сами применяемые военные роботы были не автономны, а управлялись дистанционно оператором. Но, несмотря на это, военные столкнулись с рядом крайне опасных инцидентов.

Во время начала операции в Ираке одна группа американских военных роботов Talon Sword вышла из-под контроля оператора и начала хаотично перемещаться по полю боя. Было также зафиксировано несколько ситуаций, в которых Talon Sword вел себя непредсказуемо.

Без всякой команды оператора поворачивал боевой модуль в сторону своих солдат, передвигался в ненужном направлении и так далее.

Как вы понимаете, дело было в Ираке, и современные средства РЭБ не применялись, а Talon Sword на тот момент был самым современным американским серийным роботом, стоящим на вооружении.

Все это заставило военных отправить платформу производителю для поиска и устранения возможной ошибки. Причем замечу, робот Talon Sword лишен какого-либо интеллекта – это полностью контролируемая человеком радиоуправляемая машина, при этом на ней нет никаких особых боевых изысков, как например на нашем «Уран-9».

В ЮАР в 2007 году 35-мм автономное швейцарское орудие ПВО Oerlicon GDF-005В («Эрликон»), оснащенное пассивным и активным радарами, лазерной системой целеуказания, в ходе учения самостоятельно открыло бесконтрольный огонь и расстреляло 9 солдат и серьезно ранило еще 14. Огонь велся до последнего снаряда.

Законы и нормы поведения

В связи с выходом из-под контроля боевых роботизированных систем возникают сомнения, будут ли боевые роботы, предназначенные для уничтожения противника, соблюдать международные нормы ведения боевых действий? Не станут ли они из-за простого вируса в своих электронных мозгах расстреливать всех подряд? Поэтому рассматривать военных роботов как основные средства ведения боевых действий нежелательно. Нежелательно рассматривать их и при наличии продвинутого интеллекта в будущем — у фантастов случаются пророчества, и сценарий «Терминатора» вполне возможен в самом ближайшем будущем.

Обратите внимание

В 1942 году знаменитый писатель-фантаст Айзек Азимов сформулировал «Три закона роботехники»:

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

Читайте также:  Робот починил себя в условиях открытого космоса

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам. 

Будут ли разработаны обязательные законы для военных роботов, и как они будут выполняться?

«На посошок»

Если с боевыми роботами с искусственным интеллектом все может кончиться так плохо, то почему Россия, которая во многих конфликтах старается выступать примиряющей силой, разрабатывает все это и более того — начинает обгонять конкурентов?

Ответ прост и банален. Ядерное оружие смертельно для всех. Для всей планеты. Атомную бомбу первыми изобрели американцы, они ее и первыми применили. Применили по гражданским. Без военной необходимости. Просто чтобы получить политические рычаги для влияния на СССР. Если бы Курчатов не создал нашу бомбу, то нас бы уже разнесли на кусочки. Да и не только нас — разнесли бы полмира.

И здесь также. Если не будет ответного противовеса, если американский истеблишмент не будет видеть опасности для своей экспансии — он нанесет удар.

Атомные бомбы в Японии, химическое оружие во Вьетнаме, Томагавки, потому что так захотелось Президенту США, боевые роботы в городе «….»  — вот тут и надо остановиться. Хватит.

Источник: https://tvzvezda.ru/news/opk/content/201712211201-g2li.htm

К чему приведут искусственный интеллект и беспилотники

За два последних года мало какая глобальная компания, имеющая хоть какое-то отношение к информационным технологиям, не объявила о намерении инвестировать в искусственный интеллект, робототехнику, беспилотные машины или в другое «умное» подключенное оборудование.

Особенно отличился Китай. То, что там происходит, уже назвали великой китайской робототехнической революцией. Другие страны несколько отстают по активности, но обещают догнать Поднебесную. В этом материале — то, что сегодня занимает умы робототехников мира.

Роботы и VR

Аналитические агентства назвали 2016-й годом технологий виртуальной реальности. Тренд затронул и робототехнику.

Важно

Всё активнее обсуждается возможность управления сложными машинами через VR-шлемы и экраны, демонстрирующие дополненную реальность.

На MWC в Барселоне в этом году всем посетителям стенда Ericsson предлагалось попробовать себя в роли экскаваторщика, управляющего реальной техникой через шлем Oculus Rift.

Это один из основных сценариев применения VR в промышленности и бизнесе, который будет всё чаще проигрываться в самых разных ситуациях: при управлении грузовой беспилотной техникой (трейлеры, дроны, складские погрузчики), проведении хирургических операций, изучении и освоении недоступных для людей мест (океаническое дно, шахты, вечная мерзлота). Впрочем, тренд последних десяти лет — повышение автоматизации, то есть стремление вовсе отказаться от участия людей в подобных процессах.

Неизбежная беспилотность

На недавней встрече с инвестиционным консультантом, специализирующимся на M&A-сделках в области высоких технологий, я выяснила, что «китайцы сметают всё, что связано с connected car», в том числе и в России. Пока мы обсуждали эту историю, сидя в ресторане, в новостях на ТВ прошла информация о том, что Apple подтвердила намерение разработать свой «беспилотный» автомобиль.

Тема обжигающе горячая, и через полгода уже будет поздно начинать ею заниматься, поляна будет поделена. Но пока в этой сфере ещё много чего можно дорабатывать и изобретать. Научно-исследовательские лаборатории по всему миру всё ещё работают над тем, чтобы построить машины, которые смогут передвигаться по сложным неровным и наклонным поверхностям, не роняя себя, грузы и оборудование.

Беспилотность — это не только про пассажирский и грузовой транспорт, передвигающийся по земле. Это еще и про летающие машины. Бум массовой популярности дронов нарастает. В 2014 году их продажи в мире утроились, в прошлом — удвоились, и пика на этом рынке пока не видно. Дроны уже начали использоваться для доставки пиццы — так работает компания Domino в Новой Зеландии.

Полицейские беспилотники, наблюдающие за потоками транспорта и прогнозирующие возможные преступления, уже никого не удивляют своим гудением. Они стали обыденностью в нескольких штатах Северной Америки. Они действительно помогают понизить уровень преступности. Если скрестить дроны с методами анализа больших данных, то они смогут предсказывать преступления в реальном времени.

Кстати, система такого рода используется полицией Лос-Анджелеса, хотя пока без дронов. Предиктивность — способность предсказывать вероятность возникновения событий — это одна из способностей, которую роботы могут приобрести благодаря методам машинного обучения.

Механическая зубрёжка

Совет

Прорыв в технологиях искусственного интеллекта и старт их активного применения на практике — тренд последних двух-трех лет. Если раньше на создание системы качественного машинного перевода требовалось десятилетие, то сейчас стартапы, которые только-только запустились, уже спустя год могу предложить потребителям вполне сносный конкурентоспособный продукт в этой сфере.

Машинное обучение — новый подход к работе с информацией, он очень быстро превращает машины в интеллектуальные устройства.

Во многом бум разработки программ на базе машинного обучения связан с тем, что почти всё необходимое для этого можно найти среди свободно распространяемого ПО.

Достаточно скачать среду разработки, несколько библиотек, прочитать мануал и вперед. За неделю-другую можно написать, к примеру, программу распознавания винных этикеток или даже лиц.

Возможности ИИ открыли такую вселенную, которую человечество будет осваивать даже не десятилетиями, а веками. Это означает, что роботы становятся умнее и учатся самостоятельно.

Они даже способны передавать свои знания друг другу. Для этого, конечно, необходима инфраструктура связи.

С ее помощью та программа, которая изобрела недавно новый универсальный язык, могла бы обучить ему другие машины.

Кстати, люди не ставили искусственному интеллекту задачу по созданию нового языка, это был побочный продукт его обучения переводам с разных языков. Программа сама научилась делать сносные переводы между парами языков, о которых ее не просили. Отсюда исследователи пришли к выводу, что компьютер пользуется системой общения мета-уровня, этаким новым эсперанто, универсальным языком.

Обратите внимание

Заоблачные мечты

Сложность алгоритмов машинного обучения и систем автоматического управления роботами такова, что для их функционирования требуется либо оснащать машины мощным вычислительным «железом», либо подключать их к облачной инфраструктуре. Похоже, человечество определилось с тем, что развитие робототехники пойдет по второму пути — на электронном механизме будет устанавливаться модуль связи и компьютер небольшой вычислительной мощности.

Управление устройствами, накопление знаний, обновление «мозга», взаимодействие с другими машинами будет происходить через «облако». Таким образом, купив простенькую машинку, со временем человек сможет обновить ее до супермозга, доплатив за более интеллектуальную прошивку.

К примеру, домашний робот с универсальным набором сенсоров и манипуляторов сможет на время превратиться в шеф-повара французского мишленовского ресторана. На время, потому что тут работает тренд передачи программы в пользование на ограниченный период по модели SaaS.

Сейчас мы пользуемся облачными фоторедакторами и файлообменниками, а вскоре будем подписываться на специальные программные сервисы для своих роботов, чтобы, например, заставить их станцевать вальс или изобразить драку, когда нам станет скучно.

Обучение роботов коллективному поведению — это ещё один тренд в индустрии.

Вместе мы — сила

Уже долгое время инженеры работают над тем, чтобы научить машины слаженно действовать вместе. Например, летать одной группой, демонстрировать фигуры высшего пилотажа, синхронно танцевать и вообще передвигаться. Зачем это нужно? Во-первых, это красиво. На самом деле, конечно, такое умение роботов будет жизненно необходимо нам, то есть людям, в будущем.

К примеру, слаженное движение самодвижущегося транспорта по интеллектуальным дорогам невозможно наладить без организации взаимодействия «умной» инфраструктуры с движущимися подключенными автомобилями и их общения друг с другом. В будущем дроны-почтальоны, обладая способностью коммуницировать с себе подобными, будут договариваться с полицейскими квадрокоптерами о том, чтобы не мешать их работе.

Роботы-погрузчики в портах смогут подготовить контейнеры для размещения на барже, получив сигнал задолго до ее приближения. Умный дом включит прогрев автомобиля и начнет варить кофе в тот момент, когда вы возьмете зубную щетку в руки.

Кстати, такое взаимодействие машин очень нужно на промышленных объектах.

Автоматизация на производствах с каждым годом повышается, и все идет к тому, чтобы заменить людей роботами на всех операциях, оставив несколько человек для контроля порядка и на случай экстренных ситуаций.

Робототехнические производства

Китай перестал быть источником дешевой рабочей силы для развитых стран. Крупные промышленные компании стремятся переносить производственные мощности поближе к штаб-квартирам — в Европу и США.

Важно

Электрокары Tesla выпускаются на заводах, расположенных в Калифорнии. Роботы — это идеальная рабочая сила.

С падением стоимости компонентов, сенсоров, систем компьютерного зрения они стали обходиться на порядок дешевле живых сотрудников.

К тому же они не ходят в отпуск и не берут больничный, не подставят подножку, используя профсоюз, их не нужно дополнительно мотивировать и водить на корпоративы. Они быстрее, чем люди, точнее и производительнее. Промышленные роботы, конечно, совсем не новая история.

Они используются на производствах разного типа уже несколько десятилетий, выполняя самую грязную, опасную, тяжелую и рутинную работу за людей.

Но в последнее время, благодаря развитию технологий машинного зрения, распространению мобильных сетей связи, автоматизации роботы стали использоваться гораздо шире.

Они работают в логистике, на службе у государства, в сельском хозяйстве, строительстве, исследованиях, медицине. Oxford Martin School предсказывает, что в ближайшие 15-20 лет 40% рабочих мест в США займут боты. Причем они станут выполнять в том числе сезонные работы.

Распространяется практика привлечения «железных помощников» на время сбора урожая или для посева семян, опрыскивания растений для борьбы с вредителями, для проведения токсичных покрасочных работ на строящихся объектах.

Маркетологи уже придумали название такой услуге — RaaS (Robotics-as-a-Service: роботы как сервис).

Я сверху вижу всё, ты так и знай

Если говорить о развитии технологий беспилотных автомобилей, то нельзя оставить без внимания технологии машинного зрения, которые усовершенствовались в последние годы. На YouTube в конце октября появился ролик с автомобилем Tesla, движущимся самостоятельно по дорогам Калифорнии.

Эта картина заставила понервничать опытных водителей, которые отождествились с безвольно сидящим за рулём пассажиром.

Но беспокоиться им было не о чем, по крайней мере этот ролик заканчивается хорошо — все остались целы и добрались до пункта назначения.

В видео производитель демонстрирует, как машина считывает и интерпретирует информацию с трёх камер, расположенных на корпусе. На идеальных дорогах Кремниевой Долины этого вполне достаточно.

Совет

Но ученые пока еще не добились того, чтобы искусственные глаза роботов могли распознавать предметы, лежащие на дороге, и помогать автомобилю двигаться в сложных погодных условиях.

Впрочем, даже в вечно солнечной Калифорнии беспилотные машины проявили себя не на сто процентов безопасными. Не так давно произошла первая трагедия с участием автомобиля Tesla, который двигался под управлением электронного интеллекта.

Машина протаранила тягач с прицепом, водитель не успел взять управление на себя. Этот случай заставил людей задуматься о многом.

Зловещая долина

Автомобиль, убивший своего владельца, — сюжет, достойный фильма ужасов и ночной кошмар создателя Tesla Элона Маска — стал реальностью.

Всё чаще и громче звучат тревожные прогнозы умнейших людей мира о том, что искусственный интеллект может стать последним изобретением человечества и уничтожить своих создателей.

Маск тоже беспокоится об этом, считая, что ИИ может оказаться страшнее ядерного оружия.

Предприниматель стал одним из инициаторов Open AI — проекта по свободному распространению технологий искусственного интеллекта. Его идея в том, чтобы самые передовые разработки в этой области не оказались в руках нескольких крупнейших компаний с неясными намерениями.

Понятный ход, но есть и побочные последствия. Если код для «мозга» роботов создаёт множество людей с разным уровнем профессионализма, это может ещё больше всё запутать. Кто виноват в гибели сорокалетнего Джошуа Брауна, первой жертвы искусственного интеллекта автомобиля Tesla?

Обратите внимание

В законодательстве пока такие случаи вообще не рассматриваются. Хотя регулирование в области робототехники уже активизировалось. Каждый американский штат выбрал свою позицию относительно дронов и функций автопилота в автомобилях. Но вопросов в этой сфере так много, что это похоже на ящик Пандоры: стоит его открыть, и на человечество посыпятся проблемы.

Этические, моральные и философские вопросы, связанные с использованием роботов, нам ещё предстоит поднять и обсудить. Мы только-только начинаем задумываться о них.

Стоит ли доверять роботам больше, чем своей интуиции? Этично ли помещать воспоминания и «виртуальный слепок» личности умершего в машину? Можно ли «убить» робота и необходимо ли наказывать за это его владельца? Кто должен ответить, если робот навредил человеку? Как насчёт секса с роботами?

Последний вопрос, похоже, один из самых животрепещущих. В Лондоне в декабре 2016 года пройдёт первый международный конгресс под названием «Любовь и секс с роботами». Там же покажут машины, похожие на людей.

Остаётся непонятной причина, по которой роботы, чья внешность слишком близка к человеческой, вызывают иррациональный ужас.

Этот эффект падения уровня симпатии при приближении к человеческой внешности прозвали «зловещей долиной».

Есть версия, что машина, чрезмерно похожая на своих создателей, перестаёт восприниматься как нечто искусственное, и мозг считает, что это ненормальный, а значит, опасный человек, этакий «живой труп». Что ж, ещё неизвестно, кто из нас живее на этой планете: роботы или люди. Возможно, наши машины переживут нас.

Источник: http://putc.org/trendy-v-robototexnike-na-2017-god-k-chemu-privedet-iskusstvennyj-intellekt-i-bespilotniki/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector