Врачей-хирургов смогут тренировать роботы

ТОП-5 роботов-врачей, способных заменить человека

Роботы в медицине работают уже почти 30 лет. Началось все с разработки космических программ в США, когда возникла проблема: а что делать, если астронавтам во время полета понадобится неотложная медицинская помощь?

Сначала планировали создавать отдельные космические модульные станции, где бы размещались бригады хирургов. Но станции не понадобились, так как специалистам NASA удалось разработать хирургического робота, которым могут управлять врачи и инженеры с Земли.

Сейчас роботы являются незаменимыми помощниками медиков в ведущих клиниках мира. А иногда они не просто конкурируют со специалистами, но и могут полноценно их заменить. В этой подборке мы подготовили пятерку роботов-медиков различного профиля, которые наиболее эффективно помогают пациентам.

1. Универсальный хирург «Da Vinci»

Универсальный робот-хирург от компании Intuitive Surgical Inc. может проводить операции на различных органах. Он состоит из двух блоков, один из которых предназначен для оператора, а второй (четырехугольный автомат) выполняет роль хирурга.

Операция выглядит так: врач садится за удобный пульт, который позволяет увидеть эксплуатируемый участок в 3D с многократным увеличением. Используя специальные джойстики для управления инструментами, врач четко видит операбельное место.

Сначала планировали создавать отдельные космические модульные станции, где бы размещались бригады хирургов. Но этого не понадобилось, ведь специалисты NASA смогли разработать хирургического робота.

Обратите внимание

Специальные механические устройства повторяют функции рук. При этом их диаметр не превышает 1 см, что позволяет меньше травмировать ткань и делать меньше надрез.

Сегодня в Америке почти 80% онкологических операций выполняются с помощью Da Vinci. И, что немаловажно, после операции пациент гораздо быстрее восстанавливается.

И хотя большинство операций этот робот проводит с помощью специалиста, он может работать и сам. Недавно Da Vinci провел первое в истории медицины оперативное вмешательство без участия человека, удалив пациенту больной желчный пузырь.

2. Травматолог SpineAssist

Этот робот выпускается израильской компанией Mazor Surgical Technologies. С применением этой технологии уже реализовано почти 500 успешных операций на позвоночнике, причем наименее травматичным и безопасным способом.

Робот перед операцией создает трехмерные изображения зоны повреждения, позволяет изучить анатомические особенности пациента и составить детальный план хирургической процедуры. То есть именно робот, а не человек, рекомендует последовательность оперативных действий.

Далее SpineAssist делает на участке костной ткани пациента микроскопические отверстия, толщина которых в пять раз меньше человеческого волоса. Через эти отверстия и проводят все необходимые хирургические манипуляции.

А еще этот е-травматолог умеет оперировать с точностью, превышающей точность реальных специалистов в три раза!

3. Стоматолог Yomi

Компания Neocis Inc. создала робота, который может проводить имплантацию зубов. В конце прошлого года этот робот самостоятельно поставил пациентке два импланта. Yomi использует те же технологии, что и GPS.

Сначала делает компьютерную томографию головы пациента, дальше программа планирует процедурные этапы операции и с идеальной точностью проводится имплантация.

Уже в следующем году в Китае планируют доверить Yomi большое поле работы — ведь живых стоматологов в стране с таким количеством населения катастрофически не хватает.

4. Диагност Xiaoyi

И снова здесь отличились китайцы — этого работа создал ведущий разработчик систем искусственного интеллекта, компания iFlytek Co., Ltd.

Робот-диагност Xiaoyi блестяще сдал стандартный тест на медицинскую лицензию, превысив мастерство кандидатов-людей. Он набрал 456 баллов, что на 96 баллов больше нормативного требования.

Важно

Лицензию доктору Xiaoyi можно выдать хоть сейчас, но лечить живых существ он пока не будет.

Он может не только сделать анализы и поставить диагноз, но и помочь выявить и локализовать возгорание или очаг эпидемии и спрогнозировать риски новых заболеваний.

5. Медсестра Robear

Исследовательская группа японского института физико-химических исследований и компания Sumitomo планирует запустить массовое производство этого андроида.

Robear может выполнять простые манипуляции, от массажа до укола.

А главное, что он сильный, поэтому без проблем может переносить пациентов, сажать их в тележку или инвалидное кресло.

Robear оснащен специальными шарнирными суставами и тремя видами тактильных сенсоров, способных распознавать ваше тело на ощупь. Таким образом вреда он нанести не может, и у него всё под контролем!

Источник: https://itcrumbs.ru/top-5-robotov-vrachej_31375

Откачать и подзарядить Умника. Как врачи учатся на роботах, умеющих дышать и плакать

Робот-хирург и роботы-манекены, у которых бьется сердце, скачет давление, а зрачки реагируют на свет, — это тренажеры в симуляционном центре в московской больнице им. Боткина.

На них учатся спасать раненных в авариях, делать многочасовые операции и принимать роды.

Корреспонденты ТАСС побывали в классах, похожих на площадки для съемок фильмов-катастроф или популярных ситкомов про врачей, чтобы узнать, как эти технологии меняют медицину.

Спасти рядового “Умника”

За дверью с вывеской “Медицина катастроф” находится комната, стилизованная под станцию метро “Арбатская”, на которой, по сценарию, поезд сошел с рельсов.

Вместо одной стены здесь покореженный вагон с разбитыми окнами и дверьми. Внутри застыли пассажиры с открытыми ртами, перекошенными от ужаса. Посреди платформы лежит манекен, на первый взгляд — обычная пластиковая кукла.

У другой стены — стулья, где нервничают люди в белых халатах.

“Чтобы сделать искусственное дыхание — нужно запрокинуть голову пострадавшего”, — объясняет им преподаватель Людмила Байчорова. Она садится на коленки перед манекеном, берет его за подбородок и укладывает голову в правильное положение. Под подбородком у него показывается дыра, в ней видны провода. 

Преподаватель курса Людмила Байчорова

Это робот “Умник”. Он дышит, у него бьется сердце. Но сейчас он не подает признаков жизни. У слушателей курса два дня, а точнее 18 часов, чтобы научиться реанимировать его максимально быстро. Они по очереди выходят в центр комнаты.

— Мужчина-мужчина, что с вами? — первая слушательница хлопает по щеке робота. Нащупывает пульс на шее. Считает до десяти. Просит, обращаясь в толпу: “Девушка, вызовите скорую помощь”. 

— Стоп. Сначала хорошо, но пока вы считали, люди прибежали и начали помогать. Что надо было сделать? — спрашивает Байчорова. 

— Объявить, чтобы не подходили! — подсказывают из зала. 

— Не забываем, — кивает преподаватель. 

При таких происшествиях не бывает тишины, как в классе. Инженер, наблюдающий за группой, включает спецэффекты.

Свет гаснет почти полностью, из динамиков кричат: “На помощь!” Слушательница делает массаж сердца, включает дефибриллятор, чтобы дать разряд, делает искусственное дыхание.

 На поясе “Умника” есть табло — световой индикатор: он отображает сердцебиение, дыхание. Спустя несколько секунд на индикаторе поднимается белый столбик — курсантке удалось восстановить дыхание “пациента”. 

“Еще у робота поднимается грудная клетка, когда все получилось. Все очень реалистично, — говорит Людмила Байчорова. — Мы здесь обучаем работающих медиков. Они, конечно, умеют оказывать неотложную помощь. Но они по работе не сталкиваются с медициной катастроф.

Есть, допустим, слушатели из психиатрических клиник. Мы учим, чтобы при необходимости они не растерялись, а делали все правильно. Искусственное дыхание, например, — это не так просто. Если воздух пойдет не в легкие, а в желудок — у пациента будут осложнения.

Нельзя паниковать”.

Слушатели имеют дело с реальными медприборами. “Это настоящий дефибриллятор — кстати, продвинутый: он анализирует состояние пациента, подсказывает действия, — говорит преподаватель. — Такие приборы создавались, чтобы ими могли пользоваться обычные люди без медицинского образования. А медикам они упрощают жизнь. Технологии помогают как в обучении, так и в работе”.

В кабинете стоят две большие машины с подвижными манипуляторами-джойстиками. За каждой сидит врач, который смотрит в экран-микроскоп и управляет этой машиной одновременно пальцами и локтями, а еще ногами нажимает на педали.

“Как пианино”, — шутит Александр Климаков, преподаватель этого направления.

Это робот-хирург “Да Винчи”. Он считается самым продвинутым медицинским роботом в мире. Чаще используется для операций в урологии, гинекологии, на брюшной полости. “Да Винчи” проводит реальные манипуляции с пациентом на операционном столе. Чтобы было понятно, что он умеет и на каком уровне, можно посмотреть ролик на YouTube “Робот “Да Винчи” зашивает виноградинку”.

Рядом с машиной стоит компьютерный экран, где отображаются действия пользователя. Доктор, сидящий за машиной справа, кажется, проходит монотонную игру — передвигает колечки на тонкой линии.

“Это кровеносный сосуд, — объясняет Климаков. — Врач учится работать с машиной. Ему нужно ничего не задеть, не повредить. Оборудование очень сложное. Наш курс длится 36 часов. К нам отправляют хирургов из больниц, где есть робот “Да Винчи”. В России несколько десятков таких клиник. И часто приезжают врачи из учреждений, в которых робот скоро появится”.

Уметь работать с “Да Винчи” — крутой навык для хирурга. А еще здесь можно увидеть робота в реальной операционной.

“В операционной у робота есть еще “рука”. Здесь сидит врач, — показывает Климаков. — А за установкой стоит операционный стол, на котором лежит пациент. Доктор управляет “рукой”, которая работает реальными хирургическими инструментами. В кабинете слушатели осваивают робота. А потом смотрят, как он работает в условиях реальной операции”.

Вкалывают роботу, а не человеку

Человекообразные роботы-симуляторы, умеющие “дышать”, на которых можно использовать дефибриллятор, — это уже впечатляет.

Но что представляет собой самый продвинутый робот-манекен? С роботом HPS (Human Patient Simulator) работают анестезиологи-реаниматологи. Он лежит на операционном столе в третьей учебной комнате.

Он подключен к аппаратам, которые показывают его состояние. У него есть система дыхания и кровообращения. Он потребляет кислород и выделяет углекислый газ. 

Совет

Аппараты, которые его “наблюдают”, не понимают, что перед ними машина, а не человек. 

“Этот робот относится к самому высокому классу реалистичности. Он, по крайней мере по специальности, на которую ориентирован, отличается от человека только температурой тела — робот не теплый.

Все остальные функции он отражает”, — рассказывает Юрий Логвинов, врач-онколог, акушер-гинеколог и заведующий медицинским симуляционным центром.

— Сейчас машина “видит” состояние здоровья молодого мужчины весом 70–80 килограммов”.

Юрий Логвинов, врач-онколог, акушер-гинеколог и заведующий медицинским симуляционным центром

Робот управляется сценариями, которые врач может создавать самостоятельно. Часто слушатели — это также опытные врачи, которые совершенствуют мастерство: разбирают на нем интересные и сложные случаи из практики.

“Он реагирует на действия обучаемого согласно сценарию, — продолжает Логвинов. — Если я не смог его интубировать — он придет в одно состояние. Если все прошло успешно — вступает другой вариант развития событий”. 

В программе, или “мозге”, манекена заложена большая фармакологическая библиотека. Благодаря чему он распознает препараты, которые ему вкалывают.

“Ему можно ввести настоящее лекарство, — кивает доктор. — Но смысла в этом нет — препараты дорогие. Система реализована более изящно. Есть набор шприцов с разными маркировками.

Врач берет шприц с водой и делает инъекцию в определенное место, а там есть датчик, считывающий штрихкод. Система понимает, что за препарат мы ввели, в каком количестве, и состояние “пациента” меняется в реальном времени.

Если очень просто: компьютер тут же показывает — плохо ему или хорошо”.

Венера Акопян — врач и доцент кафедры хирургической и клинической ангиологии московской больницы им. Вересаева. 

Она стоит перед белой коробкой с маленькими круглыми отверстиями. В ее руках хирургические инструменты — иглодержатели. Внутри коробки находится розовый пласт — это биоткань, на которую нужно наложить хирургические швы.

Обратите внимание

Врач видит свою работу, проделываемую внутри коробки, только на компьютерном экране.

Лапароскопические операции, которые она учится делать в центре, проходят примерно по такому принципу — врач работает через небольшие надрезы на теле пациента, а не как при операциях открытым способом, когда он рассекает кожу и ткани так, чтобы видеть больной орган.

Биоткань, которую “зашивает” Венера Акопян, на ощупь напоминает детского лизуна, но плотнее и не такая липкая. “Она похожа на живую ткань, — говорит врач. — При проколе иглой происходит такое же сопротивление.

Здесь важно четко поставить шов и затянуть узел. Основы лапароскопии нужно знать каждому хирургу — и вообще любому врачу. Мне нужен курс как тренировка мастерства.

Я смогу после прохождения выполнять более сложные операции”.

Работать на симуляторе тяжело. Это не воспринимается как игра или тренировка. Скорее как реальная операция. “И умственный, и физический труд, — объясняет доктор. — Нужно каждый шаг делать правильно, чтобы потом не сделать ошибку во время операции. Я работаю уже пять часов без обеда и отдыха, как в настоящей операционной. Лучше потом отдохну, а сейчас потрачу время курса с пользой”.

“Ноэль” — робот четвертого поколения. У нее нет реакции зрачков. Она говорит только на английском, поэтому наш преподаватель ее дублирует для курсантов. “Люси” более продвинутая, она робот пятого поколения. В ее глазах — жидкокристаллические экраны.

Читайте также:  Darpa вплотную занялось разработкой киборгов

Она говорит на английском и на русском. Что говорит? Все, что мы ей “пропишем” в сценарии: “Мне больно”, “Дайте мне обезболивающее”.

Они плачут, кричат, как обычные женщины при схватках”, — рассказывает Мария Пониманская, заведующая родовым отделением второго филиала Боткинской больницы, руководитель симуляционного роддома.

“Ноэль” и “Люси” — беременные роботы с огромными животами. Они нужны, чтобы научить работников бригад скорой помощи принимать роды, если везти беременную в роддом нельзя в этот момент.

“В нашей скорой, как и везде в мире, нет специализированных бригад. Любой фельдшер, любая медсестра могут попасть на домашние роды. Они должны знать, с чем могут столкнуться. И просто — не бояться пациенток-рожениц, не называть их больными. За два дня мы проходим все основы, а заканчиваем курсом по осложнениям”.

“Люси” сегодня отдыхает. А у кричащей “Ноэль” принимает роды молодой медбрат. Он принял ребенка за 2,5 минуты — вдвое быстрее, чем по заданию. А потом растерялся. “А давление у роженицы вас не интересует? А почему вы не дали ей обезболивающее?” — улыбается преподаватель. У парня еще два дня впереди, чтобы выучить порядок действий. 

“Если молодой врач еще не владеет какими-то навыками — это не страшно.

Опытные коллеги, которые находятся рядом, не дадут сделать плохо”, — говорит Юрий Логвинов, который пришел посмотреть на то, как слушатели осваивают “самый веселый курс”.

Важно

Преподаватели говорят, что нигде больше медики так не стесняются, как в симуляционном роддоме. И нигде больше нет такого числа любопытных пациентов, приходящих посмотреть на “беременных роботов”.

“Совершенно точно: если люди проходят симуляционное обучение, они в восемь раз быстрее осваивают навык, — продолжает он. — Здесь доктор может изучить то, что будет делать в работе без риска для пациента. Это снижает количество неточностей.

Сейчас мы работаем только с практикующими врачами и медработниками, потому что обучаем узким навыкам.

Но уверен, что недалек день, когда будущие врачи будут сдавать экзамены на специальной технике, как это, скажем, делают пилоты, сдавая экзамены на симуляторе”.

Анастасия Степанова

Источник: https://tass.ru/obschestvo/5404629

Роботы-хирурги тренируются на индейках

Все статьи раздела Обо всем

(Средняя оценка: 4)

Управляемые врачом роботы, выполняющие сложнейшие хирургические манипуляции, уже не новость для современных больниц. Но грядет эра машин, которые смогу сами, без помощи человека, проводить операции.

Исследования последних технических достижений, проведенные биоинженерами Университета Дьюка (Duke University), продемонстрировали, что робот, без какой-либо человеческой помощи, в течение одного сеанса способен определить очаг повреждения в модели тела, определить метод устранения поражения и взять несколько проб. Исследователи верят, что, поскольку технологии развиваются весьма стремительно, автономные роботы вскоре смогут самостоятельно проводить большинство простых хирургических операций.

«Ранее в этом году мы показали, как робот, управляемый искусственным интеллектом, с крайней точностью неоднократно определял местонахождение кальцификаций и кист в модели молочной железы», – сказали ученые. «Теперь мы демонстрируем работу робота по взятию на анализ тканей простаты, конечно, пока еще не на живом человеке».

Опыты на живой ткани уже проводились. hr />

Исследования последних технических достижений, проведенные биоинженерами Университета Дьюка (Duke University), продемонстрировали, что робот, без какой-либо человеческой помощи, в течение одного сеанса способен определить очаг повреждения в модели тела, определить метод устранения поражения и взять несколько проб. Исследователи верят, что, поскольку технологии развиваются весьма стремительно, автономные роботы вскоре смогут самостоятельно проводить большинство простых хирургических операций.

«Ранее в этом году мы показали, как робот, управляемый искусственным интеллектом, с крайней точностью неоднократно определял местонахождение кальцификаций и кист в модели молочной железы», – сказали ученые. «Теперь мы демонстрируем работу робота по взятию на анализ тканей простаты, конечно, пока еще не на живом человеке».

Опыты на живой ткани уже проводились. Для этого использовали грудки индейки, поскольку ткани индейки очень похожи на ткани человека.

В экспериментах глазами роботу служил ультразвук, а команды машина получала не от человека, а от искусственного разума, программы, имеющей в своем распоряжении 3-D картинку «тела» в режиме реального времени. У робота также имелась механическая «рука», которая может делать биопсию теми же инструментами, что и хирург.

Следующий шаг в опытах, говорят ученые, – работа с человеческой грудной клеткой.

Источник

Мне нравится

Нравится

Источник: http://www.medkrug.ru/article/show/roboty_hirurgi_trenirujutsja_na_indejkah

Роботы скоро переплюнут хирургов?

Все чаще в СМИ появляется информация о роботах-хирургах.

Неужели сюжеты фантастических фильмов обрели реальность и теперь для проведения операций не требуется участие человека? В реальности пока что роботизированные комплексы выполняют роль помощников врачей, хотя с каждым днем степень сложности этой помощи возрастает настолько, что ее уровень уже недоступен для обычного хирурга. А там, глядишь, оперировать будут и вообще без врачей?

Отечественные разработчики презентовали в Москве роботохирургический комплекс, созданный при поддержке Московского государственного медико-стоматологического университета имени А. И.

Евдокимова, Института конструкторско-технологической информатики Российской академии наук и других государственных учреждений.

Устройство позволяет использовать его при проведении операций в области общей хирургии, гинекологии, урологии и во многих других отраслях оперативной медицины.

Создатели с удовлетворением сообщают, что точность их изобретения — до пяти микрон, в сотню раз меньше, чем у знаменитого робота-хирурга Da Vinci, признаваемого ныне в мире “золотым стандартом” подобных технологий.

Кстати, и вес российского ноу-хау — всего четыре килограмма, в отличие от полутора тонн у вышеописанного зарубежного “родственника”.

То есть, в принципе, робохирурга можно брать с собой на выезды к больным даже не машиной, а, скажем, общественным транспортом.

Совет

Хотя, разумеется, это больше чисто теоретическая возможность, ведь любой уважающий себя хирург должен делать операции в хорошо оборудованной операционной, с хорошим режимом стерильности, массой дополнительного оборудования и т. д.

С другой стороны, в практике военно-полевой хирургии, “медицины катастроф” и других ситуациях, далеких от идеальных, такой сверхлегкий и сверхточный прибор может оказаться очень даже кстати.

Надо сказать сразу: термин “робот-хирург” больше из области околомедицинской журналистики, любящей звучные и интригующие выражения. На самом деле, подобные устройства в профессиональной терминологии принято именовать “манипуляторами”.

Потому что для работы на них живой врач все же необходим. Собственно говоря, ту или иную операцию на робохирурге делает именно человек.

Его руки посредством кнопок джойстиков, клавиш и других подобных устройств передают желание доктора произвести с телом пациента ту или иную манипуляцию, а умная машина уже доводит этот замысел до конца.

Что-то похожее, например, происходит во время прицеливания пилотами современных боевых самолетов и вертолетов, а в последнее время все чаще и командирами современных танков.

Офицеру, грубо говоря, достаточно просто взглянуть на потенциальную мишень, и система целеуказания, поймав направление его взгляда, сама сделает все остальное. Определит расстояние до цели, необходимый подъем угла орудия и прочее.

После чего выстрел будет сделан максимально быстро и максимально точно.

Нечто похожее происходит и в ходе “робоопераций”, которых, кстати говоря, в мире на сегодняшний день сделано уже около 200 тысяч штук.

Обратите внимание

Доктор, следя за операционным полем, двигает пальцами по специальному “тачпэду”, а машина своими манипуляторами разрезает кожу и подлежащие ткани, затем, в конце, накладывает швы.

Причем точность и скорость машинных движений настолько высоки, что общая кровопотеря, которая при обычной операции может составлять около двух литров, при машинной составляет всего несколько десятков миллилитров.

Ну а некоторые вещи в хирургии без помощи “компьютерного хирурга” невозможны в принципе. Как, скажем, операции на работающем сердце.

Ведь его мышца сокращается с частотой около одного раза в секунду — ясно, что при таком раскладе даже наложить туда какой-нибудь шов не успеет самый гениальный доктор, он просто не сможет учитывать столь быстрые движения нашего “мотора”.

А вот для робота такая задача, как говорится, раз плюнуть: его процессор может учесть и гораздо большую частоту “смены картинки”, заставив работать синхронно с ней свои манипуляторы. Соответственно, для ряда кардиохирургических операций сердце теперь останавливать специальными препаратами (сродни известного яда кураре) не надо.

А, например, операции в офтальмологии? Они обычно проводятся под микроскопом, ведь толщина глазных оболочек, что называется, и есть микроскопическая. Повредить их неловким, излишне размашистым движением скальпеля очень просто. Поэтому оперирующие окулисты по праву считаются одними из самых “элитных” хирургов.

А вот робот может оперировать глаза с куда более высокой, чем человек, точностью.

Собственно, пять микрон российского изобретения по большому счету уже не рекорд — отдельные специализированные западные офтальмологические роботы работают с точностью уже всего одного микрона! Другое дело, что в подавляющем большинстве для не глазных оперативных вмешательств такая запредельная точность просто не нужна.

https://www.youtube.com/watch?v=Ysf4M5w5de0

В общем, роботы-хирурги однозначно становятся очень важными, а порой и просто незаменимыми помощниками докторов.

Но все же, возможно ли воплощение в жизнь сюжетов фантастических фильмов, где космонавтов, а то и обычных людей будущего “чинят” “под ключ” машины практически без участия человека? Разве что от него требуется нажать кнопку старта, предварительно положив больного на операционный стол.

Однозначный прогноз на этот счет дать сложно. В принципе, такая техника уже сейчас снабжается все сильнее умнеющим “искусственным интеллектом”, который способен самостоятельно производить все более сложные манипуляции.

Важно

Грубо говоря, для многих из них опытный доктор особо и не нужен — достаточно посадить за пульт “зеленого” выпускника, а то и вообще студента-медика, имеющего лишь самые общие представления о том, что необходимо сделать во время операции.

С другой стороны, в гражданской сфере роботы-хирурги будут “мальчиками на побегушках” у живых врачей еще долго. Чему будут способствовать и значительная “инерция мышления” обычных пациентов, высокие гонорары медиков, а также обилие юристов, специализирующихся на исках к больницам за “нанесенный пациенту ущерб”.

При этом робохирурги, подобно автомобилям, считаются источниками повышенной опасности.

То есть то, что в случае проведения вмешательства человеком может сойти за добросовестную врачебную ошибку, при исполнении с помощью машины может трактоваться ушлыми адвокатами если не “халатностью”, то “необоснованным риском” из-за использования новой и якобы недостаточно проверенной техники.

Однако никто не может дать гарантии, что робохирургические технологии не развиваются там, где вышеописанные факторы не очень значимы, — в военной, космической медицине и других сходных отраслях.

В самом деле, в случае отправки экспедиции хоть в джунгли, хоть на Марс ее участникам, грубо говоря, будет плевать на юридические тонкости и корпоративные интересы хоть эскулапов, хоть адвокатов. Им надо будет иметь под рукой технику, способную спасти их жизнь в случае ранения, травмы, опасного заболевания.

При этом без необходимости включать в свой состав целую бригаду разнопрофильных квалифицированных хирургов. Так что, как знать, возможно, когда-нибудь слово “робот-хирург” будет означать действительно полностью автоматизированную для проведения операций машину.

Пластический хирург о секретах молодости и старости

Источник: https://www.pravda.ru/eureka/1331305-surgeon_robots/

Доверите ли вы своё тело роботу-хирургу?

В поблескивающей красной пещере брюшной полости пациента хирург Майкл Стайфелман [Michael Stifelman] аккуратно направляет две роботизированные руки завязать узел на нити. Он управляет третьей рукой с иголкой, зашивая отверстие в почке пациента, где раньше была опухоль.

Ещё один манипулятор держит эндоскоп, отправляющий видео на дисплей Стайфелмана. Каждая роборука входит в тело через крохотный разрез в 5 миллиметров шириной.

Наблюдать за этой сложной процедурой – значит, дивиться тому, чего можно достичь, работая с роботом в тандеме.

Стайелман, директор Центра роботизированной хирургии Лэнгона в Нью-йоркском университете, проведший уже несколько тысяч хирургических операций при помощи робота, орудует манипуляторами при помощи панели управления.

Совет

Повернув запястье и сведя пальцы вместе, он заставляет инструмент внутри тела повторять те же самые движения, только в гораздо меньшем масштабе. «Робот составляет со мною одно целое»,- утверждает Стайфелман, пока его механические придатки завязывают ещё один узел.

Но некоторые робототехники, наблюдая за этими ловкими движениями, увидели бы не чудо, а потерянный потенциал. Стайфелман – это тренированный эксперт с ценными умениями и опытом принятия решений. Но он тратит своё драгоценное время на зашивание, доводку после основной хирургической операции.

Если бы робот смог сам проводить эту монотонную процедуру, хирург бы освободился для более важных вещей.

Читайте также:  Инновации: у робота телеприсутствия появятся руки

Сегодняшние роботы расширяют возможности хирурга; они отфильтровывают дрожь в руках и позволяют делать такие движения, которые бы не выполнил и лучший врач при лапароскопии с её длинными и тонкими инструментами (получившими прозвище «палочки для еды»).

Но при этом, робот – всего лишь более хитроумный инструмент под прямым управлением человека.

Дэннис Фаулер [Dennis Fowler], исполнительный вице-президент компании Titan Medical, изготавливающей робохирургов, считает, что медицине было бы лучше, если бы роботы стали автономными, начали сами принимать решения и выполнять назначенные им задания независимо. «Это технологическое улучшение должно добавить надёжности и уменьшить количество ошибок, происходящих из-за людей»,- говорит Фаулер, проработавший хирургом 32 года до того, как перейти в эту отрасль.

Дать роботам такое повышение в должности – не слишком отдаленная перспектива. Большая часть технологий активно разрабатывается в научных и промышленных лабораториях. Работая пока с резиновыми моделями людей, экспериментальные роботы зашивают и чистят раны, вырезают опухоли.

Некоторые соревнования между ними и людьми уже показали, что роботы работают точнее и эффективнее. В прошлом месяце роботизированная система в госпитале Вашингтона продемонстрировала такой результат, зашивая настоящую ткань, взятую из кишечника свиньи.

Исследователи сравнили работу автономного бота и хирурга, и нашли, что стежки бота были равномернее и плотнее закрывали разрез.

Хотя эти системы совершенно не готовы для использования на людях, они могут представлять будущее хирургии. Тема скользкая, поскольку она подразумевает потерю хирургами работы. Но в операционной — как на сборочном конвейере: если автоматизация улучшает результаты, её не остановишь.

Гутан Ашрафиан [Hutan Ashrafian], хирург по удалению частей пищеварительной системы для сброса лишнего веса и преподаватель в Имперском колледже Лондона, изучает результаты робохирургии и часто пишет о потенциале ИИ в здравоохранении: «Я всё время об этом думаю»,- признаётся он.

Он считает, что пришествие робохирургов неизбежно, оставаясь, все же, осторожным в выборе формулировок. В обозримом будущем Ашрафиан ожидает от робохирургов выполнения простых задач по команде хирурга. «Наша цель – улучшить результаты операций.

Если использование робота приводит к спасению жизней и уменьшению рисков, то мы будем обязаны применять эти устройства».

Обратите внимание

Ашрафиан смотрит и в будущее: по его словам, вполне возможно, что в медицине появятся роботы следующего поколения, которые смогут сами принимать решения посредством настоящего ИИ. Такие машины смогут не только выполнять рутинные задачи, но и делать операции целиком. Это выглядит маловероятным, по словам Ашрафиана, но путь технических инноваций может привести нас и туда.

«Это пошаговый процесс, и каждый из шажочков не такой уж и большой,- говорит он. – Но хирург из 1960 года не узнал бы ничего в моей сегодняшней операционной. А через 50 лет, по моему мнению, мир хирургии будет другим».

Робохирурги уже принимают решения и действуют независимо чаще, чем вы себе представляли.

При коррекции зрения автоматическая система отрезает лоскут роговицы и выдаёт серию лазерных импульсов для изменения формы внутреннего слоя. При замене коленей роботы режут кости с большей точностью, чем люди-хирурги.

В дорогих клиниках по пересадке волос робот выявляет здоровые волосяные фолликулы на голове, собирает их и готовит облысевший участок для имплантатов, проделывая небольшие отверстия в голове по определённому шаблону, избавляя доктора от многих часов рутины.

Операции с мягкими тканями в груди, брюшной полости и тазовой области пока ещё представляют проблему. Анатомия людей немного разнится, и автономному роботу придётся очень хорошо разбираться в мягких внутренних тканях и змеящихся сосудах.

Более того, внутренние органы пациента могут передвигаться во время операций, поэтому роботу будет нужно постоянно корректировать план операции. Он также должен надёжно вести себя в критических ситуациях.

Эта задача была продемонстрирована в центре хирургии нью-йоркского университета, где Стайфелман отпустил артериальный зажим, перекрывавший кровоток к почке во время удаления опухоли. «Теперь нужно убедиться, что мы не истекаем кровью»,- говорит он, управляя эндоскопом вокруг органа.

Большинство швов выглядит неплохо, но внезапно на экране появляется красный фонтанчик. «Ого, видали? Давайте ещё нить»,- говорит он ассистенту. Перекрыв быстрым стежком поток, Стайфелман может завершать операцию.

Для него это часть ежедневной работы, но как справится с неожиданной ситуацией робохирург? Его системе компьютерного зрения нужно будет распознавать в фонтанчике крови серьёзную проблему. Затем ПО, принимающее решения, должно будет решить, как заштопать разрыв. Затем вступят в работу инструменты, среди которых будет игла и нить.

Важно

И наконец, оценивающая программа оценит результаты, и определит, нужны ли дополнительные действия. Настроить робота на отличное выполнение каждого из этих шагов – измерение данных, принятие решений, действия и оценка – большая и трудная инженерная задача.

Стайфелман, сейчас работающий в Медицинском центре Хакенсаковского университета в Нью-Джерси, делал операции в Нью-Йоркском университете при помощи робота “да Винчи”. Эта машина от компании Intuitive Surgical стоит до 2,5 миллионов долларов, и является единственной роботизированной системой для операций на мягких тканях, одобренной в США.

Пока «да Винчи» доминирует на рынке – уже 3600 таких аппаратов работает по всему миру. Но его путь к успеху не всегда был гладким. Пациенты подавали в суд из-за проблем на операционных столах, одно исследование утверждало, что об этих инцидентах сообщали не всегда. Некоторые хирурги спорят, приносят ли робохирурги реальные преимущества в лапароскопических операциях, цитируя конфликтующие друг с другом исследования результатов операций в различных случаях. Несмотря на эти споры, многие госпитали приняли у себя технологию от Intuitive, и многие пациенты стремятся к ней.

«да Винчи» полностью контролируется хирургом, его манипуляторы из пластика и металла остаются недвижимыми, пока доктор не возьмётся за рычаги на пульте. Intuitive хочет всё так пока и оставить, как объясняет Саймон Димайо, управляющий отделом исследований и разработок передовых систем компании. Но, добавляет он, эксперты по робототехнике уже приближают будущее, в котором хирурги будут оперировать с «увеличивающимся уровнем помощи и направления от компьютера». Димао сравнивает исследование в этой области с ранними разработками робомобилей. «Первые шаги это – распознавание разметки, препятствий, машин и пешеходов»,- отмечает он. Затем инженеры создали машины, помогающие водителям распознавать окружающую обстановку – например, машина, знающая о расположении окружающих машин, может предупредить водителя при попытке сменить полосу движения, когда это делать нежелательно. Роботам-хирургам, чтобы выдавать такие же замечания – предупреждая человека, инструменты которого отклонились от типичного пути – нужно стать гораздо умнее. К счастью, многие машины уже обучаются. Робохирург в углу лаборатории Калифорнийского университета в Беркли пока не умеет завязывать узлы, но зашивает он уже хорошо. Работая с эмулятором плоти, один манипулятор проводит изогнутую желтую иглу через края «раны». Второй вытягивает иглу, появляющуюся из «плоти», чтобы затянуть нить. Их не направляют человеческие руки, а их путь не просчитывает мозг. Автономный робот затем передаёт иглу обратно и всё начинается заново. В то время как робот продолжает работать, по лаборатории носится Кен Голдберг, похожий на профессора из Маппет-шоу. Голдберг, глава лаборатории Беркли по автоматизации и инженерным исследованиям, профессор в четырёх областях, включая электротехнику и искусство, имеет репутацию человека, способного добиваться от роботов удивительных результатов. На стене лаборатории висит написанный одним из его ранних роботов портрет, где его лицо и торс выведены неуклюжими синими и красными мазками. Пока что «плоть», зашиваемая роботом — это всего лишь розовая резина. Но технология уже вполне реальна. В 2012 году Intuitive начали дарить бывшие в употреблении системы «да Винчи» исследователям в университетах всего мира. И когда Голдбер обучает своего «да Винчи» независимому выполнению операций, те же алгоритмы теоретически могут управлять и реальными системами при операциях на живых пациентах. «Мы пока ездим по тестовому полигону,- говорит Голдберг,- но однажды мы выедем и на дорогу». Он верит, что простейшие операции будут автоматизированы в ближайшие 10 лет. Чтобы выполнить задачу автономного зашивания, голдберговский «да Винчи» подсчитывает оптимальные точки входа и выхода каждого стежка и траекторию иглы, отслеживая её движение при помощи сенсоров и камер. Игла выкрашена в ярко-жёлтый, чтобы компьютер её лучше распознавал. И всё равно задача остаётся непростой. Опубликованные результаты работы говорят, что робот завершил лишь 50% процедур по созданию четырёх стежков, обычно второй манипулятор не мог захватить иглу или запутывал её в нити. Профессор уточняет, что даже если роботы хорошо научатся выполнять простые операции, он всё равно считает нужным присутствие живых хирургов в качестве наблюдателей. Ему видится «автономия под надзором». «Хирург всё равно отвечает за операцию,- говорит он,- но низкоуровневые аспекты процедуры выполняет робот». Если роботы будут делать тяжёлую монотонную работу с точностью и неизменным качеством – «сравните работу швейной машинки с ручным швом» – объединение машины с человеком сможет создать суперхирурга.

Уже скоро, по словам Голдберга, роботы достигнут качества, необходимого для больниц, поскольку они начинают учиться самостоятельно.

В последнем эксперименте по обучению через наблюдение, «да Винчи» записывал данные операций, проводимых восемью хирургами различного класса, когда те накладывали по четыре стежка при помощи манипуляторов.

Алгоритм обучения извлёк визуальные и кинематические данные, разделил операцию на шаги (размещение иглы, давление на иглу, и прочие), чтобы выполнять их последовательно. Таким образом «да Винчи» может, в принципе, научиться любой хирургической процедуре.

Голдберг уверен, что обучение через наблюдение – единственный эффективный подход. «Мы думаем, что сейчас машинное обучение – самая интересная тема,- говорит он,- поскольку создание алгоритмов снизу вверх не масштабируется». Конечно, задач очень много, и сложные задачи потребуют у роботов обработки данных тысяч операций. Но данных достаточно.

Каждый год хирурги проводят по 500 000 операций с использованием «да Винчи». Что, если они поделились бы данными со всех операций (с сохранением приватности пациентов), позволив ИИ обучаться? Каждый раз при использовании хирургом вспомогательного робота для успешного наложения швов на почку, например, ИИ мог бы улучшить своё понимание этой процедуры.

«Система могла бы извлекать данные, улучшать алгоритмы, подправлять задачу,- говорит Голдберг. Мы бы все вместе умнели».Автоматизация в операционной не обязательно должна включать иголку, скальпель или ещё что-то острое и опасное.

Две компании, выводящие на рынок робохирургов, разработали камеры, которые автоматически двигаются, выдавая хирургу удобную картинку операции, будто читая его мысли. Сегодня хирурги, используя машину «да Винчи», пока ещё останавливаются, чтобы передвинуть камеру или попросить об этом ассистента.

TransEnterix из Моррисвиля, стремится потягаться с «да Винчи» со своей системой Alf-X, уже доступной в Европе. Система включает отслеживание глаз, встроенное в пульт управления, и контролирует эндоскоп – тонкую оптоволоконную камеру, проникающую в тело пациента.

Совет

Когда хирург просматривает изображение на экране, Alf-X двигает камеру так, чтобы то, что интересует хирурга, оставалось по центру экрана. «Глаза хирурга становятся компьютерной мышью»,- говорит Энтони Фернандо [Anthony Fernando], директор по технологиям TransEnterix.

Система Sport Surgical System от Titan Medical из Торонто практикует другой подход к автоматизации изображения. Эта система внедряет небольшие камеры в полость тела, и они вращаются и наводятся в зависимости от положения инструментов хирурга. Такой тип автоматизации – удобный первый шаг к робохирургам, считает Фаулер, представитель компании.

И против него, скорее всего, не будут возражать регуляторы. Фаулер уверен, что когда компания подаст заявку на одобрение своей техники в Европе в этом году, и в США – в следующем, система камер не вызовет никаких вопросов.

«Но если автоматизация будет означать, что компьютер контролирует инструмент, делающий разрез – тогда такая система потребует дополнительного тестирования»,- говорит он.

Источник: https://habr.com/post/394805/

Собкоры “РГ” побывали в клинике, где оперируют человекоподобных роботов

Смотреть фоторепортаж Виктора Васенина

Место, где врачу позволено учиться на своих собственных ошибках, называется симуляционным центром.

В нем хирурги, реаниматологи и анестезиологи практикуются на виртуальных медицинских тренажерах, симуляторах, фантомах, манекенах и – новинка и чудо! – человекоподобных роботах.

В мире такие центры растут как грибы после дождя: их уже больше сотни. И вот теперь – и у нас.

Читайте также:  Американский учёный создал систему с искусственным интеллектом, которая следит за чистотой газона

По живому

Совершить нечто хорошее, но так, чтобы руки после этого были по локоть в крови, мне приказал главный редактор. А значит, одна дорога – в хирурги.

– Ничего невозможного, – неожиданно легко соглашается Арарат Мкртумян, директор “Учебно-научного медицинского центра” Управления делами президента РФ, при котором создана одна из самых современных клиник. – В операционную!

Выдают халат, шапочку. Обязательная процедура мытья рук. В этой клинике она имеет свои особенности, здесь все бесконтактное, подносишь руки к диспенсеру – получаешь порцию жидкого мыла. Аналогичная процедура с краном для воды. Одноразовые полотенца. Когда-нибудь так будет везде.

Наконец, уже стерильно чистой ладонью нужно провести (но не дотрагиваясь!) перед датчиком на стене. Дверь открывается: добро пожаловать в операционную.

На столе пациент под простыней, над ним склонилась бригада врачей. Я пришел поздно, операция завершается, поэтому скальпелем уже не поработать. Журналисту доверяют лишь наложить швы на кишку.

Получается, мягко говоря, не очень. Определенно, у пациента сегодня черный день: хирургические узлы не вяжутся, шов жуткий.

Впрочем, есть и одна позитивная новость: жертва моих хирургических экспериментов – бессмертна.

Полное название этой больницы: Аттестационно-симуляционная медицинская клиника при Учебно-научном медицинском центре Управления делами президента РФ. Располагается в Москве, в Крылатском.

Обратите внимание

На западе такие клиники называют проще: MSR (Medical Simulation Center -медицинский симуляционный центр).

Доктор медицинских наук профессор Арарат Мартунович Мкртумян не возражает: можно и его клинику называть симуляционным центром.

Немногим более года назад, когда здание передавали профессору Мкртумяну, картина была иная. Обшарпанные коридоры, выдранные коммуникации, кучи мусора. Сегодня это клиника на уровне мировых стандартов.

Дело не только в тоннах современного оборудования, киборгах, бесконтактных датчиках и сенсорах. Учтена каждая мелочь, каждый из четырех этажей окрашен в свой цвет, все удобно и продумано.

В видеопрезентации новой клиники сцены из прошлого перемежаются с картинками из сегодняшнего дня. Эффект контрастного душа.

Первый российский MSR работает но, по словам профессора, пока как бы еще в тестовом режиме. По-настоящему клиника заработает в сентябре, а на полную мощность – к концу года. 45 подчиненных профессора Мкртумяна смогут тренировать до 10 тысяч врачей в год. На тренажерах, муляжах и роботах здесь будут “ставить руку” хирургам, практиковать реаниматологов, анестезиологов и средний медперсонал.

В клинике обеспечить возможность отработки навыков по 23 дисциплинам: от хирургии до гинекологии.

Врачей здесь называют “курсантами”: по сути, это традиционные курсы повышения квалификации, но только в нетрадиционном исполнении. В чем-то даже футуристическом. Так, ткани, с которыми работают врачи, полностью соответствуют человеческим.

Важно

Не каждый хирург с закрытыми глазами на ощупь отличит, настоящая перед ним кожа или ее синтетическая имитация. Медицинский робот вообще первый и единственный в стране. Внешность, вес и рост – человеческие: 75 кг и под 180 см. Он совсем по-человечески борется за свою жизнь: хрипит, сипит, жалуется на боль.

У него бьется пульс, синеют ногти, надрезы кровоточат. Киборга может и стошнить.

– И даже вырвать, – предупреждает Евгений Скобелев, профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии центра. – Если, конечно, мы заполним специальной жидкостью его желудок.

По словам Евгения Ивановича, робот может имитировать все что угодно, вплоть до инфаркта с остановкой сердца.

Возвращают его к жизни самым что ни на есть настоящим дефибриллятором. – Прибор ничего не имитирует, он воспринимает робота в качестве человека, – резюмирует Скобелев. А еще у киборга полноценные легкие и дыхательные пути, “человеческие” мочевой пузырь и вены. Можно вводить растворы, ставить капельницу.

Для пущей реалистичности обмен информацией с компьютером идет не по проводам, а по Wi-Fi.

Наконец, киборг может забиться в конвульсиях, зарыдать. Правда, жидкость для слез в робота не заправляют, но это упущение компенсируют некоторые курсанты. Недавно у девушки-ординатора робот умер во время операции, и она совершенно искренне разревелась.

С неба на землю

В Америке каждый день падает переполненный “Боинг-747”. Не буквально: это образ, который характеризует количество смертей из-за ошибок врачей. За год американцы хоронят до 98 тысяч жертв врачебных ошибок. В Испании провели анонимное исследование, почти 60 процентов докторов признались, что ошибались и с диагнозом, и с лечением.

В России нет подобной официальной статистики. Но, по оценкам общественных организаций, в год погибают порядка 50 тысяч человек из-за ошибок врачей.

MSR придумали в ВВС Израиля. Десять лет назад израильский летчик-истребитель Амитай Зив, по совместительству врач, задал сам себе вопрос: почему пилот тренируется на авиационном тренажере, а у докторов ничего подобного нет?

Совет

Так появились роботизированные манекены, способные имитировать различные травмы и патологии. Сам Амитай Зив возглавляет симуляционный центр при больнице “Шиба” в пригороде Тель-Авива.

Считается, что до 85% ошибок врач совершает в ситуациях стресса и экстрима.

Помещения в клинике профессора Мкртумяна оборудованы аппаратурой для звуковых эффектов, соответствующих природной или технологической катастрофе.

Кроме того, операционная в любой момент может заполниться дымом: как при пожаре. Корреспонденты “РГ” на себе это испытали. Дым, к счастью, оказался имитационным – безвредным.

Остаться в живых

Следующее испытание – операция по удалению желчного пузыря. Роботу даем передышку, вместо него – американский виртуальный тренажер “ЛапВиАр”.

Управлять им, на первый взгляд, относительно просто: два манипулятора, экран, на который выведено изображение с камеры в брюшной полости. Обходимся без халатов и мытья рук.

Сразу – в бой: прокалываем брюшную стенку троакаром – это такой специальный стилет с трубкой для наполнения брюшной полости инертным газом – другие газы использовать нельзя.

Иначе при коагуляции (коагулятор – аппарат, предназначенный для остановки крови посредством электромагнитных волн) одна искра – и пациент взорвется.

– Так, левой рукой открываем граспер, захватываем за пузырь, – наставляет Илья Репин, хирург высшей категории. – Не забываем наложить клипсу на желчный проток и пузырную артерию.

Что такое граспер, я еще не запомнил, слишком много обрушилось информации. Но случайно задеваю этим самым граспером печень, экран заливает кровью.

– Очень нежный орган, – хладнокровно комментирует Илья Геннадиевич. – Все поправимо, кровь соберем позже.

Легкое волнение “хирурга” объяснимо: сейчас я делаю операцию, которую некоторое время назад настоящий хирург проводил в отношении меня.

Жаль, что такие тренажеры не доступны для обывателя. Очень полезно и познавательно, отчасти снимают фобии и страхи перед скальпелем хирурга. А главное: дают представление о том, что это за профессия. Цена ошибки – как у пилота сверхзвукового истребителя, но условия работы потяжелее.

Обратите внимание

Кстати, о летчиках. Если вы попадете – просто на секунду представим – в кабину современного истребителя, то, доверившись инстинктам, некоторое время сможете им управлять. Недолго, но все-таки. Самолет начнет пикировать – инстинктивно схватитесь за ручку управления и потяните ее на себя. Наклонится вправо – бессознательно отведете ручку в противоположное направление.

Просто потому, что конструкторы привели ручки управления в соответствии с природной человеческой психомоторикой. Почему-то на врачей великодушие инженеров не распространяется.

Для того, чтобы стать эндоскопическим хирургом, в голове все должно перестроиться. Работаешь инструментом в зеркальной проекции: рука идет вправо, а инструмент влево. Хорошо, хоть тренажер у хирургов теперь есть.

Доцент кафедры хирургии Илья Репин, проведший больше сотни реальных операций по удалению желчного пузыря, виртуальный тренажер характеризует как “достаточно реалистичный”.

По сути, единственное отличие: компьютер нереально быстро меняет инструменты – троакары, ножницы, коагуляторы, зажимы и прочие десекторы.

Зато в отличие от компьютерных тренажеров этот обладает тактильной чувствительностью. Инструмент в руке ты чувствуешь физически. Сдавливая зажимом орган, ощущаешь сопротивление плоти.

На прощание хирург проводит мастер-класс – эталонную операцию на “ЛапВиАр”. Американская техника зеленеет от восторга: зеленые галочки означают абсолютно правильное выполнение каждой манипуляции. Мои оценки изобилуют красным.

Впрочем, у операции, где мне доверили зашивать кишку, исход был еще печальнее. В западных симуляционных центрах учат, как правильно оповещать родственников умершего на операционном столе пациента.

Важно

Для тренировки врачей там привлекают психоаналитиков и даже нанимают профессиональных театральных актеров. В Крылатском пока психологов и актеров нет, поэтому эту науку я не освоил.

Бесхитростно похлопал киборга по плечу: прости, старик.

Или без кишок роботы живут?

Любовь и киборги

До конца года клиника закупит киборга, которому можно дать реальный наркоз. А в общей сложности “на работу” примут еще четырех роботов-мужчин и одну женщину. Ее имя Ева.

И – не смейтесь! – у киборгов будут дети. Ева будет работать роженицей.

Это будет еще та семейка – Ева и робот-ребенок станут создавать докторам стрессовые ситуации: терять сознание, нуждаться в экстренных кесаревых сечениях…

Как хирурги старой школы обходились без киборгов и виртуальных тренажеров? Практиковались на крысах, на собаках. Сегодня факт использования для опытов живых животных обязательно приводит к скандалу, “зеленые” не дремлют.

Из институтов приходят студенты, которые к хирургическому столу и близко не подходили. За операциями в лучшем случае они наблюдали из-за угла операционной. Это не вина медицинских вузов, новое законодательство фактически не позволяет студенту приближаться к пациенту. Поэтому за медицинскими тренажерами – будущее.

Возникает вопрос: так почему бы роботу не доверить и операцию?

– А вот этого не будет никогда! – хирурги клиники профессора Мкртумяна единодушно-категоричны. – Операция в связке человек и робот – это пожалуйста. Робот для проведения эндоскопических операций уже давно создан. Называется Да Винчи, и многие вещи делает даже лучше, чем человек.

Это не преувеличение. Ведь у “руки” робота шесть степеней свободы. Он способен нивелировать дрожь рук управляющего им хирурга. Но…

– Роботу нельзя доверить оперировать, слишком велика ответственность, – убежден Репин. – В ходе любой операции возникает такое количество нюансов, что заложить их в программу невозможно. И всегда может возникнуть ситуация, когда придется немедленно вынуть из пациента все траокары, откатить в сторонку чудо-робота и оперирующей бригаде хирургов заняться спасением человека.

От первого лица

Арарат Мкртумян: Идея создания полноценной клиники – симуляционного центра, принадлежит Сергею Ковалеву, первому заместителю управляющего делами президента России. Сергей Петрович посетил аналогичный центр в Канаде и задумался о проекте российского MSR.

Учитывая социальную значимость данного проекта и его инновационный характер, идея получила личную поддержку управляющего делами президента Владимира Игоревича Кожина. Четырехэтажную клинику, оснащенную по последнему слову техники, мы создали за год.

Наша мультидисциплинарная клиника не просто первая в России, она даже по западным стандартам должна стать одной из лучших.

Российская газета: Израильтяне видели вашу клинику?

Мкртумян: Автор идеи MSR бывший летчик-истребитель доктор Амитай Зив обещал навестить. Он скоро приедет к нам в Крылатское.

РГ: Такая клиника – дорогое удовольствие?

Мкртумян: Не дороже тысяч жизней россиян, спасти которых можно будет благодаря нашей клинике.

РГ: Вы планируете обучать до 10 тысяч врачей в год. Цифра покрывает потребности?

Мкртумян: Да, конечно же, – нет! Мы лишь первопроходцы. Но если мыслить масштабно, по-государственному, то такой центр должен быть в каждом федеральном округе. И то это недостаточно. В идеале необходимо, чтобы каждый российский врач имел возможность отрабатывать и совершенствовать свои профессиональные навыки на тренажере. Весь вред он нанесет тренажеру. Пациенту – пользу.

РГ: Результаты прохождения курсов имеют для врача какое-то документальное подтверждение?

Мкртумян: В клинике все находится под видеонаблюдением, ход занятий записывается. Врачи-курсанты после тренировки идут в комнату дебрифинга, где проходит подробнейший “разбор полетов”.

Совет

На каждого курсанта заводится и хранится в электронном архиве отдельный видеофайл.

После прохождения обучения в клинике нами готовится заключение для аттестационной комиссии Управления делами президента РФ, которая будет присваивать врачам и медсестрам категорию, можно сказать, что разрешение на работу.

РГ: А как робота своего вы назвали?

Мкртумян: Имени у него пока еще нет. Как говорят мои врачи – не крещен. Имя еще предстоит придумать, кстати, возможно, с помощью читателей “РГ”.

Источник: https://rg.ru/2011/08/25/kiborgi.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector